Журнал ФЕРМЕР
» Материалы за Август 2015 года

Расторопшу можно возделывать во всех районах, где морозный период составляет не более 150 дней. По своим биологическим особенностям расторопша относится к довольно неприхотливым растениям умеренного климата. Светолюбивое, засухоустойчивое растение. В условиях Среднего Поволжья вегетационный период составляет 95-103 дня.

Период массового цветения – июль-август. Цветение и созревание плодов расторопши растянуто, особенно при широкорядном способе посева – первые цветки появляются в начале июля, а последние можно встретить в конце сентября. Первые плоды созревают в середине августа, а последние в - конце сентября.

 

Недавно министром сельского хозяйства Российской Федерации Александром Ткачевым было сделано знаковое заявление о том, что производители продуктов сельского хозяйства страны ожидают продления продуктовых санкций в отношении стран Запада со стороны России. Прозвучало оно на Международном экономическом форуме в Петербурге.

В целом российское эмбарго на импорт сельскохозяйственной продукции из некоторых стран действует уже около года, и результаты его внутри страны большинством экономистов оцениваются в основном положительно. Соглашаются с этим, пусть и с оговорками, даже те, кто не поддерживал их введение.

 

Год тому назад

Продовольственное эмбарго со стороны России в отношении Евросоюза и некоторых других стран, введенное 7 августа прошлого года, являлось скорее эмоциональным - как ответ на западные санкции, связанные с событиями на Украине. Его долгосрочных последствий никто просто не мог бы успеть досконально просчитать. И это при том, что ранее постоянно появлялись подобные проекты об ограничении разными методами продовольственного импорта в Россию. Но радикальных шагов со стороны власти не наблюдалось. Каждый раз мотивация противников ограничения импорта продуктов питания сводилась к тому, что отечественное производство некоторых видов продукции сельского хозяйства слишком дорого, поэтому экономически целесообразнее продавать за твердую валюту углеводороды, а за вырученные деньги покупать еду.

Однако уже весной 2014 года сложилась ситуация, которая просто должна была подтолкнуть к подобному решению. На санкции западных стран следовало ответить, хотя бы из соображений «сохранения лица» российской властью. К тому же произошел обвал цен на сырую нефть, и сократилось потребление газа. Как итог - падение российского рубля и удорожание продовольственного импорта, выраженное в отечественной валюте. Вот тогда и всплыло подзабытое словосочетание – продовольственная безопасность. Сельское хозяйство, как отрасль экономики, оказалась востребованной.

Ясное дело, что для бизнесменов, как и западных, так и российских, обслуживающих продовольственный поток, данная новость стала далеко не лучшей. Их реакцию нетрудно понять. Достаточно вспомнить полки российских продуктовых магазинов годовалой давности - практически всюду на этикетках значились иностранные производители. А быстрой замены этим продуктам на то время почти не существовало. Поставщикам приходилось работать с колес. Первыми среагировали страны Таможенного союза. Они-то, особенно Беларусь, имели возможность продолжать импортировать продовольствие из тех стран, которых коснулось российское эмбарго. К тому же цены на продовольствие, поставляемое оттуда, несколько упали, когда стало ясно, что российский рынок для определенных позиций закрылся. Продукция собственного производства из той же Беларуси перенаправилась с внутреннего рынка на российский, а внутри страны его заменила западная, запрещенная в РФ продукция. Это касалось только «белых» схем. Быстро стали развиваться и «серые». Запрещенные норвежский лосось или креветки просто упаковывались в границах Таможенного союза, а потом по этикеткам становились уже вполне себе «белорусскими».

Разумеется, все это являлось «пожарными мерами». В условиях резкого падения российского рубля население вспомнило времена кончины Советского Союза и более близкого по времени кризиса 1998 года, бросилось скупать то, что можно хранить достаточно долгое время. Полки магазинов пустели, и их приходилось заполнять, не сильно задумываясь о долгосрочной перспективе. Падение рубля привело к закономерному росту цен на продовольствие. Если раньше при закупке молочных продуктов, скажем, в Беларуси, РФ рассчитывалась с ней российскими рублями, то уже в прошлом году пришлось перейти к расчету в долларах или евро. Аргумент белорусской стороны был прост: за нефть и газ Россия в счет оплаты принимает только «твердую» валюту, сама же отказывается от рублевых расчетов.

В таких условиях перед отечественными сельхозпроизводителями открылись впечатляющие перспективы вернуться на рынок, с которого они давно оказались вытесненными иностранцами. Но они элементарно не могли среагировать на заполнение образовавшейся ниши на продовольственном рынке. До этого приходилось работать в других условиях. Собрать больше, чем посеял, пустить на мясо больше скота, чем выращено, никто не может.

 

И год спустя

В самом начале действия эмбарго правительство публично демонстрировало оптимизм насчет перспектив отечественного сельского хозяйства, обещая чуть ли не мгновенные его расцвет и развитие, но таковы «законы жанра». Реальность, независимо от заверений, остается реальностью. Эксперты предупреждали, что логика развития сельского хозяйства своеобразная, не такая, как в перерабатывающей промышленности или в сборочном производстве - быстрый успех невозможен в принципе. Исходя из мирового опыта, они делали прогноз, что инвестиции, налоговые послабления, господдержка в лучшем случае дадут результат через пять лет, а то и более. Мало посеять больше зерновых или овощных культур. Необходимо создать мощности по их хранению, переработке. Посаженный сад не сразу даст урожай яблок или груш.

Правительство, осознавая положение, в котором оказалась страна, впервые за всю историю современной России по-настоящему повернулось к ней лицом, или вынуждено было это сделать. За короткое время было принято несколько действенных федеральных и региональных программ по поддержке сельхозпроизводителей. Они касались и частичной компенсации банковских ставок по кредитам, и приобретения сельхозтехники в лизинг, и освоения заброшенных земель. Было решено оставить в силе нулевую налоговую ставку на прибыль.

Однако многие сельхозпроизводители не поспешили воспользоваться такими дарами. Главное сомнение состояло в том – долго ли продлится эмбарго? Ведь можно набрать кредитов, пусть даже и с частичной компенсацией процентов по банковской ставке, закупить оборудование, племенной скот, освоить заброшенные земли, посадить фруктовые деревья. А все в один прекрасный день отменят, и импортный товар широкой рекой вновь хлынет на продовольственный рынок. И чем после этого расплачиваться? В основном в числе таких пессимистов оказались мелкие сельхозпроизводители. Процедура получения господдержки чрезвычайно зарегулирована, требует много времени, специальных экономических и юридических знаний. Некоторые неточности в оформлении бумаг могут быть потом расценены как выманивание кредита, незаконное получение льгот. У мелких и зачастую у средних производителей нет средств, чтобы нанять юриста или экономиста для ведения диалога с местными чиновниками. А вот у крупных сельхозпроизводителей такие специалисты в штате есть. Им проще освоить выделенные правительством для развития АПК средства. И все бумаги будут гарантированно оформлены юридически верно. Да и чиновнику проще иметь дело с крупной компанией. Получение поддержки займет столько же рабочего времени, как и получение ее мелким сельхозпроизводителем, а то и меньше. А вот сумма освоенных средств будет большей в десятки раз.

На форуме в Петербурге глава профильного министерства подчеркнул, что развитие процесса идет в правильном направлении. День за днем импортные товары уступают свое место на полках российских магазинов товарам отечественного производства.

Продление российского эмбарго, начиная с самого его введения, ставилось в зависимость от снятия или продления западных санкций. То есть, оно могло быть отменено в любой момент, что и сдерживало сельхозпроизводителей от резких движений. В настоящее время действие эмбарго продлено, как минимум, на год, что дает работникам АПК некоторую уверенность в том, что ситуация на рынке продовольствия быстро не изменится. По некоторым позициям уже произошло почти полное импортозамещение продовольствия: продукция птицеводства, свиноводства, производство растительного масла, картофеля и сахара. Есть подвижки в производстве говядины, овощей, фруктов, ягод. По ним, по словам министра, существует «дорожная карта». Отслеживается, что сделано, и что предстоит сделать.

Есть определенные проблемы в производстве молочной продукции. Аграрии даже обращались к вице-премьеру, предлагая внести дополнения в постановление о продовольственном эмбарго в этой сфере. По их мнению, в существующей редакции все еще остаются возможности обходить запрет и через третьи страны ввозить запрещенную продукцию.

 

Кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает

Не бывает так, чтобы какой-то правительственный документ или нововведение одинаково было хорошим для всех. В выигрыше от российского продовольственного эмбарго оказались в основном те регионы Российской Федерации, где уровень ведения сельского хозяйства был традиционно высок. Это в первую очередь Поволжье. Несмотря на то, что большинство жителей региона проживают в столицах республик и областей, потенциал рабочей силы на селе остается высоким. Тут теплый климат, густая сеть вполне современных автомобильных дорог, позволяющая с минимальными затратами и в короткие сроки транспортировать выращенную продукцию внутри региона. Развитое железнодорожное сообщение, выход к Каспийскому морю. Большие ресурсы пресной воды для орошения. Пахотные земли составляют около 20% от общероссийских. Научная база для ведения сельского хозяйства развита.

Поволжье – это не только растениеводство. Здесь животноводство играет не последнюю роль, оно является одним из самых развитых в России – дает половину «вала» АПК в регионе, стимулируя тем самым производство кормов.

В какой-то мере российское эмбарго и в самом деле простимулировало развитие сельского хозяйства, переработки, связанной с ним. Но следует признать, что взаимные санкции, отечественные и западные, в конечном итоге тормозят экономическое развитие стран. А меры поддержки отечественного АПК могут успешно действовать и в случае их взаимной отмены.

 

Сергей Василенков

За 7 месяцев  текущего года Россельхозбанк предоставил сельхозтоваропроизводителям Волгоградской области более 2,3 млрд рублей на проведение сезонных полевых работ (СПР), что сопоставимо с объемом кредитования прошлого года.

Кредитные средства направлены на закупку семян, средств защиты растений, приобретение минеральных удобрений, горюче-смазочных материалов и другие цели. Доля Россельхозбанка в общем объеме кредитов, выделенных на проведение сезонно-полевых работ в регионе, составляет свыше 80%. Стоит отметить, что в 2015 году ставки по кредитам на СПР снижены Россельхозбанком до минимально допустимого уровня, что позволило повысить доступность финансовых ресурсов для аграриев.

 «Волгоградский филиал Россельхозбанка полностью готов удовлетворить потребность аграриев в заемных ресурсах, в том числе своевременно обеспечить сельхозтоваропроизводителей средствами для успешного проведения осенней посевной кампании. Всего в 2015 году планируется направить на кредитование сезонных полевых работ не менее 3,5 млрд рублей», – отметил директор Волгоградского филиала Банка Андрей Гавриленко.

 

По инициативе рязанских депутатов в Госдуму внесен законопроект, который предусматривает не только ужесточение штрафов за намеренное нанесение вреда верхнему плодородному слою почвы агрохимическими веществами, но и вплоть до конфискации спецтехники за данное нарушение. Например, депутаты считают необходимым увеличить сумму административных штрафов за уничтожение плодородного почвенного слоя любыми возможными способами, включая злоупотребление пестицидами и агрохимикатами, а также использование запрещенных, вредных и небезопасных для здоровья людей, растений и животных веществ, промышленных и производственных отходов. Так, они предлагают поднять вилку штрафов до 100 тысяч рублей

Парламентарии планируют внести соответствующие поправки в КоАП и дополнить кодекс административной ответственностью за самовольное снятие и перемещение верхнего плодородного почвенного слоя посредством различных механизмов, автомототранспортных средств, самоходных машин и прочих единиц спецтехники. Штраф для физических лиц может достигать 10-20 тысяч рублей, для должностных лиц — в пределах 20-30 тысяч рублей, а для юридических лиц — от 50 до 75 тысяч рублей. Кроме обозначенных размеров штрафов предлагает конфисковывать орудия злодеяния. В отношении людей, способствовавших уничтожению плодородного почвенного слоя посредством злоупотребления пестицидами, агрохимикатами и прочими запрещенными и опасными для здоровья людей и состояния природы веществами и промышленными и производственными отходами, предлагается поднять ставку штрафов до 100 тысяч рублей.

О данной инициативе рязанские депутаты подумывали еще более года назад, когда и выступили с предложением о введении уголовной ответственности за данные правонарушения. Однако данную инициативу не одобрили большинством голосов, и она не поступила на рассмотрение в Госдуму. Тогда в конце прошлого 2014 года рязанские законотворцы направили новое предложение, но уже заменили уголовную ответственность на административную. Такая необходимость назрела, когда количество испорченных плодородных земель превысило все допустимые нормы. Так, по предоставленным данным Управления Россельхознадзора по Рязанской и Тамбовской областям за 2012-2014 года, оказалось, что в этот период было оформлено около 50 протоколов за порчу земель сельхозназначения. Всего же площадь испорченных земель охватила свыше 440 гектаров. А сумма нанесенного ущерба в денежном эквиваленте только за прошлый год оценивается в 150 миллионов рублей. Но Рязанская, Тамбовская и Тульская области стали не единственными регионами, пострадавшими от рук сельхоззлоумышленников.

Еще одна проблема связана с тем, что в последнее время наметилась тенденция на вывоз чернозема и других плодородных земель в Московскую область из близлежащих регионов. Дело в том, что из-за активного строительства в Подмосковье активно уничтожается верхний плодородный почвенный слой. Поэтому его пытаются восполнить землями из окрестных областей. Из-за этого большой вред наносится землям сопредельных регионов. Сейчас за каждую машину с землей дают по 30-40 тысяч рублей.

Напомним также, что на сегодняшний день административный штраф за самовольное снятие и перемещение плодородного слоя почвы составляет 3 тысячи рублей для физических лиц, 10 000 рублей — для должностных и 50 тысяч рублей — для юридических лиц. За уничтожение плодородного почвенного слоя предусмотрен штраф в размере 5 тысяч рублей для физических лиц, 30 000 рублей — для должностных лиц, 40 тысяч рублей — для ИП и 80 000 рублей — для юридических лиц. Однако все эти меры административных наказаний, по словам областных депутатов, не возымели должного действия, поэтому решено было их ужесточить. Поэтому и предлагается наказывать злоумышленников не только рублем, но и конфискацией орудий совершения этого правонарушения, то есть, автомобилей, спец- и сельхозтехники, автомототранспортных средств и самоходных машин, если с их помощью и было совершено уничтожение или порча чернозема.

 

Необходимо ли ужесточать наказание за порчу почв?

 

Безусловно, по словам депутатов и парламентариев, необходимость в этом назрела уже давно. Однако по предыдущим прецедентам можно с уверенностью и сожалением говорить о том, что угроза административных взысканий не оказала должного эффекта и безобразия не прекратились. Поэтому нет особой уверенности в том, что после ужесточения наказания порча плодородных слоев порчи прекратится. Во многом это обусловлено тем, что надзорные органы не в состоянии проверять состояние всех земель сельскохозяйственного назначения в России по причине их необъятного охвата. Более того, в нашей стране существует огромное множество бесхозных сельхозземель, которые уже многие годы никто не проверял. Между тем, в последнее время иностранцы все активнее выкупают и арендуют российские сельскохозяйственные угодья по причине их высокой плодородности и дешевизны. Они также наносят большой вред нашим аграрным наделам, поскольку злоупотребляют вредными пестицидами и запрещенными в нашей стране удобрениями и химикатами. Но за ними нет практически никакого контроля со стороны надзорных органов, поэтому их деяния попросту остаются незамеченными.

Если ситуация в корне не изменится в ближайшие годы, то Россия рискует в недалеком будущем остаться без чернозема и плодородных сельскохозяйственных угодий, что крайне губительно для агропромышленного комплекса страны. Поэтому областные депутаты намерены упорно стоять на своем и добиваться ужесточения наказания за уничтожение и вред верхним плодородным почвенным слоям. Они уверены, что такие большие суммы штрафов, грозящие как физическим, так и юридическим лицам заставят задуматься о вреде окружающей среде.

Однако пока документ находится на рассмотрении в Госдуме и еще не ясно, успеют ли его одобрить или отправить на доработку в летний созыв. В противном случае придется ждать принятия решения до осенней сессии. А это может затянуться до конца текущего года. Остается только предполагать, сколько еще гектар пашен и сельхозугодий смогут испортить и лишить плодородия. Если же парламентарии сработают оперативно и успеют одобрить законопроект уже в ближайшее время, то злоумышленников ждет серьезное наказание. Но будут ли штрафы наложены? Тоже пока неясно. Ведь надзорные органы не спешат отследить всех нарушителей и передать их в руки правоохранительных органов. Поэтому нужно не только совершенствовать законодательство, но и организовать работу надзорных органов так, чтобы вся эта система начала действовать и функционировать отлажено, а также демонстрировать неотвратимость наказания.

 

Сергей Василенков.

 

В первом полугодии 2015 года Волгоградский региональный филиал АО «Россельхозбанк» предоставил предприятиям малого и среднего бизнеса области кредитов на сумму порядка 500 млн рублей.

Большая часть средств была направлена на поддержку предприятий АПК региона. Основные цели финансирования – проведение сезонных полевых работ, приобретение техники и оборудования, модернизация и реконструкция производства.

По итогам первого полугодия кредитный портфель малого бизнеса составил свыше 1,5 млрд рублей, увеличившись с начала года более чем на 14%. Портфель среднего бизнеса превысил 1,1 млрд рублей, прирост с начала года составил свыше 35%.

«Финансовая поддержка малого и среднего бизнеса – одно из приоритетных направлений деятельности регионального филиала Банка, – отмечает директор Волгоградского филиала АО «Россельхозбанк» Андрей Гавриленко. – Банк постоянно совершенствует условия продуктов и разрабатывает новые решения. Для своих клиентов мы стремимся стать надежным финансовым партнером, помимо кредитования мы готовы оказывать полный спектр услуг: РКО, зарплатные проекты, банковские гарантии и многое другое».

 


назад 1 2 3 4 5 6 далее