Журнал ФЕРМЕР
» Материалы за Январь 2016 года
В Минсельхозпрод Российской Федерации с инициативой обратились представители Российского союза пчеловодов. Они предложили на государственном уровне ввести ограничения на импорт кондитерских изделий из стран Европейского Союза. Освободившуюся нишу обещают заполнить продукцией собственного производства. По их мнению в стране производится достаточное для этого количество меда и патоки. Сделать это предполагается в рамках компании по импортозамещению.
 
Российский мед против «сникерсов»
Со слов президента Союза пчеловодов Арнольда Бутова, возможности отечественных медопроизводителей задействованы в настоящее время лишь на одну десятую. Если государство поддержит предложение, то пасечники буквально зальют страну качественным медом. Глава союза привел пример из жизни, свидетельствующий о том, что в мире происходит поворот в кондитерской промышленности к натуральному меду. Так, во время чемпионата мира германская федерация футбола для питания спортсменов сделала заказ на мед и сопутствующие ему продукты. А российская футбольная федерация кормила спортсменов «сникерсами».
В профильном министерстве пчеловоды нашли понимание и поддержку. Там планируют наладить сотрудничество с отраслью. Но при этом напомнили, что министерство не имеет права вводить запреты напрямую, оно может лишь инициировать полные или частичные запреты. Летом этого года министерство уже выступало с инициативой ограничить импорт сладостей, мотивируя это тем, что кондитерская промышленность России обладает достаточной мощностью, чтобы обеспечить потребности внутреннего рынка.
Законодатели, входящие в комитет Госдумы по аграрным вопросам, также уверены, что подобное ограничение по импорту не приведет к исчезновению сладостей из отечественных продовольственных магазинов. Ведь запрет предполагается распространить лишь на готовую продукцию. Какао-бобы под запрет не попадают - их просто нечем заменить в российских условиях.
 
Импорт прекратить, начать экспортировать?
Россия вполне могла бы не только обеспечивать себя медом собственного производства, но и поставлять его на экспорт. В стране существуют давние традиции пчеловодства. Московское государство с давних времен поставляла в Западную Европу мед и воск в огромных для той эпохи количествах. Есть ли возможность в теперешних условиях вернуться к этой схеме?
Вряд ли получится сделать это с наскоку, политическим решением. Мировой рынок меда достаточно специфичен и плотно взят под контроль разными странами и их объединениями. Вклиниться в него достаточно сложно. Многие страны, такие, как Германия, Испания и ряд других, входящих в Евросоюз, одновременно занимаются и импортом меда, и его реэкспортом. Проще говоря - фасовкой и перепродажей. В ЕС наиболее жесткие требования к меду, в США они несколько слабее, этим способом идет защита своего производителя и переработчика. Если страна нарушает правила игры, то ее тут же исключают из числа игроков на рынке меда. В настоящее время самый крупный экспортер меда в мире - Китай. В КНР ежегодно производится более 450 000 тонн и экспортируется 125 000 тонн этого продукта. Эта страна и является основным ценообразователем.
В данный исторический период цены на мед достигли своего пика. И это был бы подходящий момент для выхода российских производителей на рынок. Однако практика показывает, что такому шагу должны предшествовать многолетние усилия объединений пчеловодов и государства по наведению порядка в отрасли. Необходимо провести инвентаризацию, наладить аудит, систему проверок качества и многое другое. Такой путь уже прошли Китай, Вьетнам. Из более близких географически стран – Украина. На подходе Казахстан. В России же практически ничего этого не делалось. Россия экспортирует лишь один процент произведенного в стране меда. Не существует системы борьбы с фальсификатом. Выявлением недобросовестных производителей занимаются не государственные службы, а энтузиасты.
В любом случае, будет мед заменять западные сладости, или он станет поставляться на экспорт, следует навести в отрасли порядок. Потребитель должен быть уверен, что имеет дело с натуральным продуктом, а не с подделкой.
 
Сергей Василенков
В Минсельхозпрод Российской Федерации с инициативой обратились представители Российского союза пчеловодов. Они предложили на государственном уровне ввести ограничения на импорт кондитерских изделий из стран Европейского Союза. Освободившуюся нишу обещают заполнить продукцией собственного производства. По их мнению в стране производится достаточное для этого количество меда и патоки. Сделать это предполагается в рамках компании по импортозамещению.
 
Российский мед против «сникерсов»
Со слов президента Союза пчеловодов Арнольда Бутова, возможности отечественных медопроизводителей задействованы в настоящее время лишь на одну десятую. Если государство поддержит предложение, то пасечники буквально зальют страну качественным медом. Глава союза привел пример из жизни, свидетельствующий о том, что в мире происходит поворот в кондитерской промышленности к натуральному меду. Так, во время чемпионата мира германская федерация футбола для питания спортсменов сделала заказ на мед и сопутствующие ему продукты. А российская футбольная федерация кормила спортсменов «сникерсами».
В профильном министерстве пчеловоды нашли понимание и поддержку. Там планируют наладить сотрудничество с отраслью. Но при этом напомнили, что министерство не имеет права вводить запреты напрямую, оно может лишь инициировать полные или частичные запреты. Летом этого года министерство уже выступало с инициативой ограничить импорт сладостей, мотивируя это тем, что кондитерская промышленность России обладает достаточной мощностью, чтобы обеспечить потребности внутреннего рынка.
Законодатели, входящие в комитет Госдумы по аграрным вопросам, также уверены, что подобное ограничение по импорту не приведет к исчезновению сладостей из отечественных продовольственных магазинов. Ведь запрет предполагается распространить лишь на готовую продукцию. Какао-бобы под запрет не попадают - их просто нечем заменить в российских условиях.
 
Импорт прекратить, начать экспортировать?
Россия вполне могла бы не только обеспечивать себя медом собственного производства, но и поставлять его на экспорт. В стране существуют давние традиции пчеловодства. Московское государство с давних времен поставляла в Западную Европу мед и воск в огромных для той эпохи количествах. Есть ли возможность в теперешних условиях вернуться к этой схеме?
Вряд ли получится сделать это с наскоку, политическим решением. Мировой рынок меда достаточно специфичен и плотно взят под контроль разными странами и их объединениями. Вклиниться в него достаточно сложно. Многие страны, такие, как Германия, Испания и ряд других, входящих в Евросоюз, одновременно занимаются и импортом меда, и его реэкспортом. Проще говоря - фасовкой и перепродажей. В ЕС наиболее жесткие требования к меду, в США они несколько слабее, этим способом идет защита своего производителя и переработчика. Если страна нарушает правила игры, то ее тут же исключают из числа игроков на рынке меда. В настоящее время самый крупный экспортер меда в мире - Китай. В КНР ежегодно производится более 450 000 тонн и экспортируется 125 000 тонн этого продукта. Эта страна и является основным ценообразователем.
В данный исторический период цены на мед достигли своего пика. И это был бы подходящий момент для выхода российских производителей на рынок. Однако практика показывает, что такому шагу должны предшествовать многолетние усилия объединений пчеловодов и государства по наведению порядка в отрасли. Необходимо провести инвентаризацию, наладить аудит, систему проверок качества и многое другое. Такой путь уже прошли Китай, Вьетнам. Из более близких географически стран – Украина. На подходе Казахстан. В России же практически ничего этого не делалось. Россия экспортирует лишь один процент произведенного в стране меда. Не существует системы борьбы с фальсификатом. Выявлением недобросовестных производителей занимаются не государственные службы, а энтузиасты.
В любом случае, будет мед заменять западные сладости, или он станет поставляться на экспорт, следует навести в отрасли порядок. Потребитель должен быть уверен, что имеет дело с натуральным продуктом, а не с подделкой.
 
Сергей Василенков
Сельскохозяйственный год еще не окончился, а в Минсельхозпроде уже приблизительно оценили убытки отечественного агропромышленного комплекса. Засуха затронула девятнадцать регионов Российской Федерации, в том числе и Поволжье. В некоторых регионах в связи с этим даже приходилось вводить режим ЧС.
Посевы погибли на 1999 тысяче гектаров. Убытки понесли 2680 субъектов хозяйствования. В Министерстве рассматривают возможность оказания помощи пострадавшим хозяйствам. Конкретные предложения по этим вопросам появятся уже в начале осени. Несмотря на засуху, планка сбора урожая зерновых культур остается на прежнем уровне, об этом сообщил премьер страны во время селекторного совещания. Планируется собрать сто миллионов тонн. Для России это достаточно много, если сравнивать с предыдущими годами. Если бы не засуха, то цифра могла быть еще больше с учетом государственной поддержки, которая в последние годы усиленно оказывается сельхозпроизводителям. Засуха наиболее сильно сказалась на сельском хозяйстве южных областей. Сейчас проводится мониторинг потерь, оцениваются убытки, рассматриваются варианты помощи хозяйствам. Это может выразиться в пролонгации платежей по кредитам и лизингу.
 
Дождь в помощь
В начале лета критическая ситуация с засухой складывалась в Татарстане. Предварительно возможные убытки оценивались не менее чем в десять миллиардов рублей. Но по результатам уборочной кампании ущерб от неблагоприятных погодных условий в республике исчисляется другими цифрами. Засуха преследует аграриев Татарстана вот уже шесть последних лет. В текущем году все начиналось по похожей программе – последние осадки на территории республики наблюдались 15 мая.
 
Виноват низкий паводок
Ситуация в сельском хозяйстве Волгоградской и Астраханской областей из-за засушливого лета неутешительная. На многих полях погибли посевы. Семена, топливо оказались потрачены зря. Обмелевшие реки, озера, отсутствие осадков угрожают развитию в первую очередь животноводства.
В этом году мало того, что не было летних дождей, так еще и паводок оказался чрезвычайно низким. Заливные луга так и не уходили под воду. Весенний паводок затронул лишь один гектар заливных лугов из десяти. Заготовка сена практически провалена. Из-за этого у фермеров большие убытки. Региональные власти готовы оказать финансовую помощь. Для того чтобы хоть как-то компенсировать потери, из местного бюджета будут выделять по три тысячи рублей на одну голову молочного стада. Но выплаты начнутся лишь осенью.
Из-за засухи и низкого паводка сена заготовлено всего на треть от реальных потребностей. В результате сено подорожало. Его однозначно не хватит для того, чтобы скот перезимовал в стойлах. Вследствие этого дорожает и производство молока, мяса, производных от них продуктов. Пока это еще не так заметно, но в перспективе подорожание может составить около 30 процентов.
Фермеры находятся в непростой ситуации. Нехватка кормов может спровоцировать ранний убой скота. В таком случае цены на продукты животноводства достигнут максимума уже под Новый год. Косить траву в этом году начали раньше обычного, но полноценных укосов так и не было. Трава выгорела. Второй укос тоже оказался минимальным. В озерах практически нет воды, она отступила от привычной линии берегов. Фермеры косили даже осоку, чтобы потом было чем кормить скот. Если обычно укос с гектара давал около 50 рулонов сена, то в этом году с трудом набиралось пять. А затраты на такой урожай прежние, технику гоняли по лугам практически зря, жгли топливо. Покупать сено на стороне нереально. Во-первых, оно в этом году очень дорогое, во-вторых, в соседних областях ситуация аналогичная. Единственная надежда фермеров на то, что зима окажется мягкой, и снега выпадет немного. Если же снежный покров будет высоким, то фермерам не останется другого выхода – только забивать скот раньше времени. Уже активизировались скупщики мяса.
В Астраханской области традиционным поставщиком сена для региона являлся Приволжский район. Но в этом году рассчитывать на поставки сена оттуда нереально. Урожайность снизилась втрое. А цены взлетели в два раза. Если в прошлом году купить тонну сена можно было за две тысячи рублей, то теперь оно стоит не меньше четырех тысяч. В Приволжском районе не планируют поставок сена соседям, его еле хватит для того, чтобы закрыть внутренние потребности. Приволжская администрация делает все возможное, чтобы помочь своим фермерам. В этом году даже втрое была снижена арендная плата за сенокосы.
 
Все познается в сравнении
До этого самым сложным годом для Астраханской области считался 2006 год. Тогда казалось, что более сильной засухи уже не может быть. Но 2015 выдался еще хуже. Теперь те фермеры, кто брал для полива воду из озер, оказались лишены этого источника. Вода в озерах закончилась уже к середине лета. Выиграли те фермеры, кто рискнул перейти на централизованный забор воды и капельный полив. Это достаточно дорогое удовольствие, но оно в экстремальных условиях себя оправдало.
Особенно тяжело приходится тем фермерам, кто брал кредиты на посевную. Отдавать их нечем – только убытки и никаких доходов. Сложная ситуация складывалась в тех районах, которые расположены далеко от воды. Тут единственная надежда была на «Астраханмелиоводхоз» - организацию, способную осуществить закачку воды в ерики. Полагаться на полную оплату такого мероприятия самими фермерами не приходилось. Многие из них являлись должниками еще с прошлого года. Частично работы были оплачены средствами из областного бюджета.
Плюс к засухе, сельское хозяйство Поволжья сильно пострадало от нашествия саранчи – самого масштабного за последние тридцать лет. Поэтому достаточно скромные достижения теперешнего сельскохозяйственного года можно считать успехом, ведь работать аграриям приходилось в экстремальных условиях.
 
Сергей Василенков
В скором времени Курская область обзаведется ультрасовременным автоматизированным кролиководческим комплексом, занимающим целых 200 Га. Это будет производство так называемого полного цикла, основой которого станет ферма по выращиванию кроликов. Также в состав передового комплекса войдут цехи по забою, выделке шкурок и переработке полезного кроличьего мяса. Чтобы проект полностью окупился в течение нескольких ближайших лет, его разработчики позаботились о размещении на территории комплекса и высокопроизводительной биогазовой установки, и современного лабораторного кабинета по осеменению, и специального цеха по изготовлению органических удобрений.
 
Смелые планы
Идея создания этого уникального для России производства принадлежит компании «Курский кролик». Согласно прогнозам ее руководства, комплекс будет ежегодно производить более 1,5 тыс. тонн кроличьего мяса. Примечательно, что для достижения этих показателей в Курскую область доставят 15 тыс. французских кроликов породы Hi-Plus.
Однако не все 200 Га отойдут в собственность компании - лишь 50. Оставшуюся же часть земли она арендует на длительное время. Причем под посевы люцерны, которую используют при производстве комбикормов, будет отдано 175 Га. Для реализации намеченного необходимо инвестировать в смелый проект около 900 миллионов рублей. Но в случае, если удастся закупить оборудование отечественного производителя, стоимость окажется заметно ниже.
 
Пензенская реальность
В Пензенской области производство крольчатины уже давно стало реальностью. Фермеры готовы к тому, чтобы заполнить продуктовый рынок своего региона продукцией собственного производства. В последние годы многие сельхозпроизводители сделали ставку на этот пока еще достаточно экзотический продукт. Вот уже как лет тридцать его почти невозможно увидеть на прилавках продуктовых магазинов. Крольчатина появляется лишь на рынках и стоит немалых денег. С таким поворотом в сельском хозяйстве области параллельно исправляется и ситуация с занятостью сельского населения. Вдобавок к существующим кролиководческим хозяйствам в ближайшее время готовы открыться и новые. Несколько фермеров уже претендуют на гранты для создания собственных ферм по разведению кроликов.
Кролики очень быстро размножаются и имеют хорошие привесы. В возрасте трех-четырех месяцев они уже дают потомство. Один помет дает в среднем десять крольчат. Так что увеличение поголовья происходит в буквальном смысле в геометрической прогрессии. Люди охотно покупают крольчатину. На сегодняшний день предложение мяса кролика таково, что оно закрывает лишь 2 процента от общей емкости регионального рынка. До насыщения еще далеко, поэтому и не существует проблем реализации произведенного мяса.
 
Он был первым в области
Ферма бывшего инженера Михаила Филимонова существует уже пятый год. Он сразу, без колебаний, избрал направление производства. Основным доводом в пользу кролиководства фермер посчитал почти полное отсутствие конкурентов.
Он начинал еще в то время, когда профильное министерство не задумывалось о кролиководстве, но его бизнес попал в тренд. В региональном минсельхозе заметили начинание, у властей возникла идея обеспечить область диетическим недорогим мясом. Подход верный, при увеличении объемов производства падает цена конечного продукта.
Министерство стало целенаправленно финансово поддерживать кролиководческие хозяйства. Уже составлен список перспективных фермеров, которые могут претендовать на получение грантов. Спрос на продукцию кролиководства постоянный, поэтому производители крольчатины не собираются останавливаться на достигнутом. Все они - активные участники министерской программы по развитию кролиководческих ферм. За большими прибылями не гонятся, цены выставляют приемлемые – социальные, чтобы на равных конкурировать с производителями говядины, свинины и птицы.
Сейчас в России существует лишь одно хозяйство, которое производит крольчатину в промышленных объемах. В Пензенской области не планируют открывать нечто подобное. Здесь упор сделан на развитие небольших ферм. Кролиководства – направление, у которого есть хорошие перспективы в России.
 
Сергей Василенков

назад 1 2 3 4 5 далее