Журнал ФЕРМЕР
» » » Земля и техника должны работать эффективно
Предложить свою тему

Земля и техника должны работать эффективно

Падение цен на зерно рекордного урожая 2017 года поставило многие хозяйства в тяжелые экономические условия. Однако все ли так плохо на самом деле? Да, эпоха сверхприбылей в аграрном секторе, скорее всего, безвозвратно ушла. Но, может быть, пришло время считать каждую копейку и выстраивать работу так, чтобы даже при низких ценах на зерно, его производство оставалось рентабельным? Вместе с экспертами «Фермер» искал резервы экономической устойчивости сельхозпроизодства на примерах зерновых культур, в частности, озимой пшеницы.
 
Когда финансовые дела сельхозпредприятия становятся затруднительными, поправить положение можно двумя путями. Первый – рост доходов за счет повышения валового сбора и качества зерна. Второй – снижение производственных и прочих издержек. Так гласят постулаты экономической теории. Однако, как показал опрос наших экспертов, аграрии не всегда используют имеющиеся возможности и, порой, расходуют деньги впустую.
 
Дело техники
Эту историю «Фермеру» рассказал эксперт по научной организации труда в сельском хозяйстве, к.э.н. Иван Махонин. В советское время он работал главным нормировщиком Нижнего Поволжья. Сюжет обыденный – 6 высокопроизводительных импортных комбайна ведут уборку озимой пшеницы. Техника принадлежит крупному фермерскому хозяйству, в активе которого более 20 тыс. га обрабатываемой земли. В ожидании выгрузки водители автомобилей на краю поля увлеченно играют в карты. Наконец, на одном из комбайнов включилась сигнализация о том, что бункер наполнен. Но игра так захватила шоферскую братию, что на нее они не обратили никакого внимания. Тогда комбайн срывается с места, и наискосок поля устремляется к месту стоянки автомобилей. После выгрузки он возвращается в строй, но делает зигзаг, и нарушает геометрию движения всех комбайнов. В результате, образовались клинья.
– Из-за лишних переездов и разворотов уборка вот таких клиньев снижает производительность комбайнов на 30-50 процентов, – говорит Иван Махонин. – А это непозволительная роскошь, при низкой стоимости зерна и дорогой технике (амортизация и затраты на ремонт).
Это была из ряда вон выходящая ситуация, но другие типичные ошибки организаторы сельхозработ совершаю гораздо чаще.
– Казалось бы, фермер, являясь собственником, должен считать каждую свою копеечку. Но видно, что некоторым это совсем интересно, – продолжает Иван Махонин.
По его словам, перед началом работ необходимо произвести контрольный обмолот, который позволит определить время наполнения бункера, длину прогона и место выгрузки, провести регулировку комбайна на качественный обмолот и т.д.
– Зачастую этого не делают. В ходу вредная привычка выгружать бункер, когда из него посыплется зерно. Но такой подход оборачивается длительными простоями техники в ожидании выгрузки. Машины, чтобы подъехать к комбайну, вынуждены мотаться по полю. И все это из-за отсутствия строго определенных мест выгрузки.
Иван Махонин приводит свой потрясающий диалог с комбайнером, который лишний раз подтверждает, что старую психологию пора ломать.
– Пользуешься бортовым компьютером?
– Это зачем?
– Чтобы при заполнении бункера на 85-90% ссыпать зерно на месте выгрузки.
– Я итак вижу, когда бункер полный, а когда нет.
– Но он может наполниться посередине поля. А это вынужденная остановка, лишний пробег автомобиля, перерасход горючего, а главное, потеря драгоценного времени.
Чтобы не быть голословным все свои доводы наш эксперт показал на цифрах: «Наукой и практикой установлено: если созревшее зерно собрали в первые 3-4 дня, то получат 100% выращенного биологического урожая, наиболее высокими будут и показатели качества; на пятый день потери составят 3-4%, на пятнадцатый – 25-30%. Порой уборочная затягивается на месяц и более. И тогда потери доходят до 60%. Качество зерна при этом также катастрофически падает. Ни о какой рентабельности не может быть и речи. Тратя на приобретение техники десяти миллионов рублей, руководители экономят 40-50 тысяч на обучение механизаторов. А это порождает огромные экономические потери».
Еще один резерв повышения производительности труда – организация полевых работ в две и даже три смены.
– Опыт оказывает, что за 15 часов работы 7-часовая норма выполняется на 100-130%. Еще в советское время я проводил опыты в совхозе им. 62-Армии Городищенского района Волгоградской области. Двухсменка дала 214 % дневной выработки. А там, где в течение того же времени работал один механизатор – 127%. Сегодня такой подход стал еще более актуальным, потому что комбайнов в хозяйствах стало меньше, и они в дефиците. Выигрывается ценное время, сокращаем сроки уборки. Дополнительный бонус – экономия топлива на 15-30%, поскольку техника меньше простаивает на холостом ходу, работает более равномерно.
Вообще, приемов, чтобы ускорить полевые работы, множество. Если, к примеру, полевые дороги заблаговременно пройти грейдером, то скорость автомобилей значительно повысится. Необходимо также провести анализ рабочего времени, выявить причины простоев и принять меры к их устранению. Эти, не требующие особых затрат меры, способны существенно подтянуть экономику сельхозпредприятия.
Директор компании «АгроМир», Андрей Ткачев считает, что снижение себестоимости сельхозпродукции начинается с экономически обоснованной покупки техники.
– Она должна быть загружена по максимуму, – подчеркивает он. – Понятно, что энергонасыщенные модели не могут эффективно использоваться в хозяйствах с небольшой площадью обрабатываемых земель.
Продажа собственно сельхозтехники во многом регламентируется государством, поэтому здесь практически отсутствуют скидки. Другое дело зачасти. Здесь, по словам Андрея Ткачева, в случае предоплаты можно рассчитывать на дисконт – от 10 до 20%.
– Как правило, хозяйства выделяют определенный бюджет на покупку запасных частей. Если заключить договор и внести деньги заблаговременно, можно на эту сумму получать детали по мере необходимости.
Однако таким механизмом пользуются очень немногое сельхозпроизводители – 1-2% или 5% от потраченных средств.
 
Агрономия поможет сэкономить
Глава КФХ Павел Кириллов из Терновского района Воронежской области, как и многие его коллеги по цеху, сетует на падение доходности своего хозяйства. По его словам, оно недополучило 20 млн рублей выручки из-за падения цен. Снизить затраты помогает научный подход к организации земледелия. Не первый год Павел Кириллов использует проект адаптивно-ландшафтной системы земледелия, разработанный НИИ сельского хозяйства Центрально-Черноземной полосы им. В.В. Докучаева.
– Опыт показывает экономическую эффективность связи производства с наукой. Да, можно, например, «на глазок» увеличить объем внесения удобрений и получать более высокий урожай. Но вместе с урожайностью может вырасти и себестоимость продукции. Тогда вся работа пойдет насмарку. А рекомендации ученых как раз и помогают работать эффективно с точки зрения экономики, – говорит глава КФХ.
Впрочем, из-за ситуации, сложившейся на зерновом рынке, хозяйство может пойти на жесткие меры экономии: замену дискования боронованием, возврат к парам и снижению пестицидной нагрузки на почву. Дальнейшее развитие хозяйства Павел Кириллов связывает с мясным скотоводством.
Аналогичной стратеги склонны придерживаться и в КФХ Губина А.А, Новониколаевский район Волгоградской области. Здесь также делают инвестиции в мясное скотоводство (см. публикацию в этом номере «Среди полей и нив нашли прописку герефорды»), а производство зерна, по мнению руководителя растениеводческого направления Андрея Губина (младшего), с большой долей вероятности хозяйство вынуждено будет упрощать технологии.
– Интенсивные обработки экономически оправданы, если стоимость пшеницы начинается от 7-8 руб. за килограмм. Ситуацию осложняют трудности с прогнозированием цен. Вероятно, по озимой пшенице будем проводить лишь самые необходимые обработки. К примеру, из-за опасности поражения клопом, обязательно используем пестициды. Дело в том, что если повреждения вредителем превысят 2%, такое зерно не купят даже по самым бросовым ценам. А вот дозу внесения азотных удобрений придется снизить. Азот влечет за собой развитие заболеваний, так как посевы становятся гуще и хуже продуваются. Соответственно увеличатся расходы на фунгициды. Да, урожай у нас будет ниже, зато каждый килограмм будем продавать с большей выгодой.
Впрочем, отказываться от озимой пшеницы в КФХ не намерены.
– Озимая пшеница вписана в севооборот и является хорошим предшественником. Кроме нее сеем лен, ячмень озимый, бобовые, кукурузу и подсолнечник. Это основные наши культуры, которые традиционно пользуются спросом, – пояснил Андрей Губин.
С такой позицией согласен ученый-агроном, к.с.-х. н. Алексей Шурыгин. По его мнению, даже в условиях низких цен отказываться от озимой пшеницы не следует. Особенно, если речь идет о засушливой зоне рискованного земледелия.
– Одна из задач – минимизация рисков, связанных с неблагоприятными погодными условиями, – подчеркивает Алексей Шурыгин. – Пшеница очищает поля от сорной растительности, является одним из лучших предшественников для подсолнечника, нута и других рентабельных культур. Поэтому следует стремиться к максимальному снижению затрат без ощутимых потерь продуктивности посевов.
Прежде всего, следует обратить на основные обработки почвы.
– Приверженцы отвальной вспашки должны знать, что это самый энергоемкий вид обработки с максимальным расходом ГСМ. В засушливых условиях качественной вспашки, как правило, не получается, – подчеркивает Алексей Шурыгин. – Поэтому весной нужно проводить несколько операций для выравнивания почвы, мы теряем на этом накопленную влагу и уплотняем почву. А это приводит к неоднородному развитию растений и потерям урожая.
Общие затраты на вспашку и весеннюю подготовку почвы под посев составляют около 1200-1500 рублей на гектар. При минимальной обработке они снижаются в 2-2,5 раза и без значительных потерь весеннего запаса влаги.
– Отвальная обработка под паровые поля абсурдна, особенно после культур со стержневой корневой системой, – дает рекомендации агроном. – Проводить какую-либо обработку после уборки подсолнечника не только не желательно, но и вредно. Во-первых, на полях с необработанным стеблестоем подсолнечника накапливается больше влаги. Во- вторых, проблема удаления падалицы полностью решается в период ухода за парами после проведения 2-3-х культиваций. Незаделанные семена заразихи (если она была) на 90% утрачивают жизнеспособность. Поэтому, заменив отвальную обработку на минимальную, мы снизим затраты на гектар на 700-800 рублей без потери урожая.
При грамотном подходе к аграрным технологиям существенно снижаются также затраты на удобрения, семена и средства защиты растений (подробно рекомендации А.В. Шурыгина будут рассмотрены в ближайших выпусках «Фермера»).
Крупнейшее в Черноземье сельхозпредприятие ООО «ЭкоНива-АПК холдинг» делает ставку на качество пшеницы. Такая стратегия, по мнению руководства компании, себя оправдала.
– Рынок зерна в нашем регионе формируется вокруг двух полюсов. С одной стороны, это экспортные терминалы Новороссийска и Ростова. С другой, есть внутреннее потребление – животноводство и мукомольная промышленность, – прокомментировал коммерческий директор компании Сергей Ляшко. – Однако на пшеницу с низким протеином спрос ограничен.
По его словам, в этом году компания реализовала 60 тыс. тонн пшеницы. Из них только 6 тыс. тонн 5 класса. Зерно без труда нашло своего покупателя еще до окончания уборочной страды.
– Выгода очевидна, – говорит Сергей Ляшко. – Разница в цене одной тонны пшеницы составила 1000 рублей, а вложения в качество – на удобрения и инсектициды – 500 руб.
Нетрудно подсчитать, что дополнительный доход компании по этой позиции исчисляется десятками миллионов рублей.
 
Все, что вырастил, должно быть продано
Формирование отношений с покупателями зерновой продукции – еще один фактор эффективной работы сельхозпредприятии. Умение сформировать крупную партию продукции, заключить выгодный контракт и выиграть в цене стало особенно актуально, после того, как государство объявило войну закупочным фирмам-однодневкам.
– Главная идея этого процесса, – рынок зерна должен стать прозрачным, – отмечает региональный руководитель Александр Джуринский зерновая компания «Бунге СНГ». – Вновь должна заработать продажа зерна через элеваторы, а перевозки за пределы регионов должны осуществляться железнодорожным транспортом. Автоперевозки уходят в прошлое, поскольку их существование с точки зрения экономики было возможно только за счет перегрузов. Да, многие процедуры сложные, надо оформлять сертификат соответствия, карантинный сертификат, но со временем все придет в норму. Главное требование – сельхозпроизводитель должен обеспечивать качество, прописанное в договоре с покупателем.
Глава КФХ Ишкина А. В. Михайловский район Волгоградской области Дмитрий Ишкин считает, что хранение зерна на элеваторе имеет ряд преимуществ.
– Проблем, чтобы положить зерно на хранение в элеваторы, нет. А разговоры о том, что они переполнены, явно преувеличены. Многие фермеры сегодня сдают и сушат зерно именно на элеваторах.
По мнению Дмитрия Ишкина это удобно, цена на услуги невысокая, плюс элеватор позволяет формировать в одном месте крупную партию зерна, следить за рынком, и, в случае появления выгодного предложения, совершить сделку можно в течение 5 минут.
Еще один плюс – мелкие производители могли бы объединиться в кооператив, чтобы более крупную партию продавать одним контрактом, по более высокой цене.
Но пока препятствием является менталитет, из-за которого фермеры не могут прийти к общему согласию.
Впрочем, работать с элеватором рады далеко не все аграрии. Некоторые жалуются на дороговизну погрузочно-разгрузочных работ из-за чего им выгоднее продавать зерно со своего склада. К тому же есть сообщения, что перекупщики вновь дают знать о себе. Только теперь их услуги стали дороже.
 
Владимир Ельников
Другие новости по теме
  • Повышение урожайности нута, сафлора и озимой пшеницы
  • Сергей Сницкой: Хлеб всегда давался трудно
  • Блиц-опрос: Где хранится урожай?
  • Блиц-опрос: какие культуры приносят максимальный доход?
  • О качестве зерна нового урожая

  • Информация
    Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 30 дней со дня публикации.