Журнал ФЕРМЕР
» » » Долгий путь до нуля
Предложить свою тему

Долгий путь до нуля

Несмотря на то, что опыты по выращиванию растений без глубокой вспашки в России проводились с 1871 года, а аналог системы No-Till начал применяться в отдельных регионах страны после пыльных бурь в 1954 году, нулевая технология в ее полноценном виде начала внедряться в российское сельское хозяйство сравнительно недавно. К примеру, в США и Канаде данная система земледелия начала использоваться в 1930-х годах, в Великобритании — чуть позже. Однако страны Латинской Америки, такие как Бразилия и Аргентина, перешли на технологию No-Till лишь 20 лет назад и за столь короткий срок заняли лидирующие позиции в мире в области сельхозпроизводства. Долгий процесс укоренения нулевой технологии в российском земледелии обусловлен несколькими факторами, о чем нам поведал фермер из Саратовской области Кузнецов Андрей Владимирович.
Сельским хозяйством Андрей Владимирович начал заниматься в 1993 году, однако на систему No-Till начал переходить около двух лет назад. До этого, 4 года назад, он был на Украине, где многие крестьяне работают по данной системе. На конференции, в которой принимали участие фермеры и профессора из Аргентины, Канады и Украины, он почерпнул для себя много новой и полезной информации, связанной, прежде всего, с нулевой технологией, услышал научно аргументированные доводы в ее пользу; разговаривал с фермерами из Канады — страны, которая уже 90 лет работает по данной методике. Из поездки он привез много научной литературы, а также приобрел сеялку производства корпорации «Horsch — Агро-Союз». Около 1,5 лет после этого он размышлял о переходе на No-Till, читал литературу, был в Ростове и наблюдал за применением технологии фермерами, и в итоге начал постепенно переводить поля на новую систему земледелия.
— Сейчас у нас 3400 га площадей, и еще земли на оформлении, — рассказывает фермер. — Но определить площадь, на которой применяем нулевую технологию, пока не представляется возможным в виду фрагментарности таких полей. Мы выращиваем кукурузу на площади 800 га, подсолнечник на 700 га, сорго, озимую пшеницу и рожь. Также планируем сеять бобовые. Часть площадей у меня расположена вдоль оросительного канала. К сожалению, система орошения, функционировавшая раньше по всему Марксовскому району, сейчас полностью разрушена.
Мы движемся к цели методом проб и ошибок, так как научного обоснования нулевой технологии в нашей стране не существует. Каждый, кто пытается перейти на данную систему земледелия, является в этом вопросе самоучкой, и я не исключение; именно поэтому существует широкий спектр мнений по различным вопросам, связанным с применением технологии, одним из которых является вопрос о самой методике перехода. Изначально сформированная мной методика была такова: выравниваем поля, сеем озимую рожь, чтобы было больше пожнивных остатков, и переходим на новую систему. Выровненные поля — это основное требование. Мы выравниваем поля дисками, чтобы не было вспашки, и доводим их до такого состояния, чтобы езда на автомобиле по диагонали поля со скоростью 60-80 км/ч была комфортной. Также на первом этапе имеет огромное значение гербицидная обработка.
К сожалению, по причине засухи в прошлом году всходов ржи мы не получили, поэтому методику перехода к нулевой технологии, похоже, теперь придется менять. Планируем больше заниматься кукурузой, при помощи которой можно перейти к системе No-Till в течение 3 лет. А рожь придется обрабатывать глифосатом, как сорняк.
Однако, несмотря на трудное положение, прогресс заметен. Сейчас нами уже используется технология прямого посева, для чего и была приобретена сеялка «Horsch — Агро-Союз»; также я намерен приобрести 2 французских сеялки «Monosem».
— Некоторые считают, что данная система земледелия сводится только лишь к отказу от пахоты.
— Так считаю только дилетанты, не имеющие об этой системе никакого представления. No-Till — максимально сложная и наукоемкая технология, для эффективного применения которой требуется обширная материально-техническая база, строгое соблюдение определенных условий и требований, а также колоссальные энергетические, психологические и умственные затраты. И между тем не стоит забывать, что почвенно-климатические условия регионов различаются в зависимости от их географического положения, следовательно, для успешной реализации нулевой технологии необходимо дифференцировать ее в аналогичной корреляции. Например, технология No-Till в Волгограде имеет некоторые отличия от технологии No-Till в Саратове, Ростове или на Урале; соответственно, разнятся и технологическое оснащение, и сам подход к данной системе земледелия.
— Каковы преимущества нулевой технологии?
— Во-первых, нулевая обработка почвы требует значительно меньших, чем при использовании традиционного земледелия, затрат горючего. Во-вторых, она целесообразна в наших засушливых местностях, так как лучше сохраняет влагу: структура почвы выстраивается таким образом, что в жару или засуху из нижних слоев по капиллярам влага переходит в верхние слои, предотвращая пагубное воздействие солнца. В прошлом году у нас была настолько сильная засуха, что даже в кукурузе содержание влаги при уборке составило 11-13 процентов, а в подсолнечнике — 4 процента. И это без десикации, то есть сушилку даже не приходилось задействовать.
Стоит сказать, что при нулевой технологии вегетация растений, как и процессы, происходящие в почве, отличны от процессов, происходящих при традиционном земледелии. К тому же данная технология предотвращает водную и ветровую эрозию почвы, верхний слой которой не рыхлится. Плюс ко всему, показатели урожайности по некоторым культурам выше, особенно по нуту.
Следует также упомянуть о дождевых червях. У соседнего фермера под пожнивными остатками на полях их можно наблюдать в большом количестве — это значит, что он полностью перешел на систему No-Till. О пользе дождевых червей для почвы, думаю, знает каждый.
Отмечу также, что я был у знакомого фермера в Ростове, который на протяжении 6 лет работает по нулевой технологии. Он завидует нашим климатическим условиям. В Ростовской области, по его словам, нет морозов, поэтому после выравнивания полей возникает переуплотнение почвы, которое приходится убирать только при помощи севооборота и чередования растений длинного и короткого дня. У нас же природа сама справляется с переуплотнением: осадки, выпавшие в октябре-ноябре, при наступлении морозов 25-30 градусов ниже нуля замерзают и разрывают каналы в почве — таким образом происходит природное рыхление. И действительно, когда весной заходишь на поле, чувствуешь, как почва «пружинит». Это значит, что структура почвы выстраивается.
— Уже сейчас Вы наверняка сформировали полноценное представление о недостатках системы No-Till. Расскажите о них.
— Переход на нулевую технологию всегда сложный, затратный, рискованный и психологически труднопереносимый. Появляется необходимость полностью обновлять парк машин и почвообрабатывающей техники, что предполагает значительные расходы. Приведу пример. Ранней весной, когда осуществлялась обработка полей глифосатом, и на полях оставалось большое количество пожнивных остатков, наш классический прицепной опрыскиватель «Amazone» проваливался на полях, которые, несмотря на то, что выглядели сухими, содержали большое количество влаги. Мы пришли к выводу, что данный прицепной опрыскиватель для работы по системе No-Till не подходит, и решили с тех пор приобретать для этих целей самоходные опрыскиватели с большими сменными колесами, такие как «Туман» или «Туман-2». И это только малая часть затрат. Поэтому те, кто решил перейти на No-Till, должны иметь финансовую подушку безопасности и быть готовыми к трудному финансовому положению. Многие не выдерживают. Я знаю людей, которые начинали работать по этой системе, но, проработав 2 года, бросили. А нулевая технология начинает функционировать эффективно — при самом благоприятном стечении обстоятельств — только через 4 года, когда выстраивается структура почвы. Это обусловлено, в первую очередь, тем, что после выравнивания полей наступает переуплотнение почвы, что отрицательным образом сказывается на ее плодородии, поэтому первые годы происходит снижение урожая.
Нулевая технология требует, к тому же, расходования изрядного количества гербицидов. В прошлом году с полей мы вывозили несколько КАМАЗов, загруженных многолетними сорняками, а опрыскиватель работал все лето. На полях, где положение по многолетним сорняковым растениям критическое, затраты на гербициды больше, чем затраты на пахоту при традиционном земледелии.
Кроме того, при переходе на систему No-Till ломается вся предыдущая схема работы. Возникают кадровые проблемы: чем больше полей начинают работать по данной методике, тем больше людей остаются без работы, ведь в таком случае технологический процесс предполагает минимальное задействование человеческого ресурса. Приходится чем-то занимать людей.
К тому же, повторюсь, поддержка от государства, равно как и научное обоснование технологии No-Till, и наличие квалифицированных ученых, компетентных в вопросах, связанных с применением технологии, в России, к сожалению, отсутствует. Это говорит о том, что российская наука и Минсельхоз недорабатывают. Те средства, которые выделяет областная дума на аграрное образование и науку, — около 12 млн рублей — не доходят до фермеров, которые решили перейти на новую систему земледелия. Для сравнения, в Аргентине или Бразилии — странах, чьи экономики, что примечательно, приблизились к дефолту — существует господдержка данной технологии и в каждой из климатических зон расположено значительное количество финансируемых государством станций нулевой обработки почвы, — заключает фермер.
О некоторых недостатках нулевой технологии в российской системе земледелия нам также рассказал председатель АККОР Саратовской области Александр Петрович Кожин:
— Фермеры, работающие по системе No-Till, оказываются в затруднительном положении при наступлении страхового случая, потому что наши ученые-эксперты в таком случае начинают утверждать, что технология, используемая крестьянином, на самом деле технологией не является, следовательно, и случай не позиционируется как страховой, — рассказывает Александр Петрович. — Недавно у меня возникли разногласия с учеными из ассоциации «Аграрное образование и наука», которые, вместо того чтобы вплотную заниматься технологиями и их внедрением в сельское хозяйство с последующим информационным сопровождением фермеров, расходуют выделяемые областной думой средства на бесполезные методические пособия и на зарплату тем, кто от этого финансирования зависит. Я утверждаю, что рубль должен вкладываться в землю. Сегодня из рубля «вырастет» 50 копеек, завтра — рубль, а послезавтра — 4 рубля. Это факт.
Ольга Уманская
Тимур Уразметов
Теги:
Статья опубликована 12-03-2016, 14:41, её прочитали 565 раз(а) и оставили 0 комментариев.
Комментарии к статье

Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 30 дней со дня публикации.