Журнал ФЕРМЕР
» » » Владимир Черничкин: Нам предлагают залезть в петлю, предварительно заплатив за мыло, веревку и услуги
Предложить свою тему

Владимир Черничкин: Нам предлагают залезть в петлю, предварительно заплатив за мыло, веревку и услуги

 

С легкой руки нашего действующего Президента РФ В. В. Путина, выражение «кошмарить бизнес» стало нарицательным. Действительно, покой нашим фермерам только снится. В данной статье я сознательно опускаю такие кошмары фермера, как природные явления, в виде слишком морозных зим и засушливого лета, форс-мажорные обстоятельства, типа цунами. Проблема обозначена достаточно четко на примере успешного хозяйства, хозяин которого, не кладет все яйца в одну корзину, а занимается всеми видами сельскохозяйственной деятельности, которые приносят или могут принести прибыль.

ООО «Становское» расположено в самом сердце российской глубинки, в Нехаевском районе Волгоградской области, вдали от федеральных транспортных путей. Красивый уголок природы находится в междуречье. Здесь чистый воздух и здоровая экологическая обстановка. Впрочем, насколько долго она останется здоровой, пока непонятно. По пути в «Становское» нам встречались казачьи дозоры, а также плакаты с требованием не допустить строительства никелевого производства в соседней Воронежской области, буквально в 50-80 км от Нехаево и Урюпинска. Но об этом речь совсем в другой статье.

В хозяйстве 7150 га пахотных земель, развито как растениеводство, так и животноводство, обслуживают его около ста человек. И мой первый вопрос к руководителю Владимиру Александровичу Черничкину:

- Кто работает в хозяйстве: местные жители или нанимаете выходцев из Средней Азии?

- Работают местные жители. Сразу скажу, что такой штат вынужден держать, и недостатка в работниках нет. Мы убрали парк тракторов «Кировец», купили тракторы «Джон Дир» и два комбайна «Клаас». Вся техника энергонасыщенная. Большинство работников тянем на себе, не выгонять же. Куда они пойдут? Когда я был в Канаде, то удивился, что площадь земли в 6000 га обрабатывают всего шесть человек, т.е. в моем хозяйстве должны работать семь человек. Если серьезно, то 30 работников достаточно для выполнения всех видов работ, но… я не могу так поступить, хотя отсюда вытекает вопрос о заработной плате, соответственно она ниже, фонд же зарплаты не резиновый.

- Давайте поговорим о социальном направлении. Большую помощь оказываете?

- Наверное, как и все. Ремонт водопровода, дорог. Для школы вот только линолеум закупили. Пусть она небольшая, сейчас всего 50 детишек учатся, но ведь когда-то и я эту школу оканчивал. Вообще, это положение не верное. Я являюсь Председателем районной Думы и знаю обо всех проблемах села со всех сторон. Поэтому настаиваю на том, чтобы вкладывать в социальные проекты 50% средств. То есть половину дает бюджет, а вторую половину вкладываем мы. То, что крупные фермерские хозяйства все тянут на себе - не правильно.

- Что выращивают в хозяйстве?

- Все, что можно продать. Из зерновых пшеницу, ячмень, кукурузу. С нутом постоянно экспериментируем, в этом году он занимает 870 га земель. Гречиху в этом году не сеяли, влаги в земле не было. Соей занимались, но потом отказались, так как эта культура требует определенных условий. Рапс посадили осенью, взяли семена на сортоиспытания. Несмотря на морозы, он выстоял, так что его посевы будем в разы увеличивать. Сеем озимую пшеницу с переменным успехом. Ценовая политика этой культуры нас совершенно не устраивает. Вкладываешь деньги в семена, в удобрения, в средства защиты, а в результате у нас ее готовы купить по 5 рублей! Да это ее себестоимость!

- У Вас есть и принципиально новые культуры. Расскажите о них.

- В этом году на 50 га посеяли амарант. Его хорошо берет одно предприятие Воронежской области. Амарантовое масло очень дорогое, его применяют и в парфюмерии и в фармацевтическом производстве. Цена на него очень хорошая, но в этом году опыт не удался. Урожай будет слабенький из-за резкого перехода из зимы в лето. Но в следующем году обязательно его посеем. Вторая культура – топинамбур. Это защищенный проект, предусматривающий строительство фабрики биотехнологий. Наше хозяйство вошло в Программу развития Волгоградской области на 2013 год. Проектно-сметная документация уже готова, основные документы находятся в Агролизинге в Москве на подписании. Сам топинамбур посеяли в этом году, решили попробовать, но нас круто обманули поставщики. Вместо элитных семян продали обычные. На следующий год возьмем «элиту» краснодарских селекционеров. Не сеять нам нельзя, так как надо подтверждать патенты. Мы не сильно и расстроились, скосим то, что выросло свиньям, все равно фабрики еще нет.

- В хозяйстве работают по нулевой технологии?

- Пытаемся заниматься нулевой обработкой почвы. Закупили необходимую технику. В этом году весь ячмень посеяли по подсолнечнику. Есть озимая пшеница, посеянная по нуту. Могу сказать, что неплохой результат получился. Подсолнечником особо не увлекаемся, он у нас занимает не более 20% площадей. С обновлением техники пока не торопимся, еще можем потерпеть в этом году. От вспашки ушли, работаем глубокорыхлителем и дискаторами. Вносим гербициды и удобрения, даже документы сдали на получение субсидии. Только отдавать нам ее не торопятся, обещают вернуть только 50% от федеральных средств, а об областных средствах вообще речь не идет. Хорошо, что по дизельному топливу субсидия есть, но у многих фермеров нет денег даже на льготное топливо.

- За счет чего выживает бизнес и что ему мешает?

- Я всегда говорю — скажите, что вы возьмете по хорошей цене, и мы то и будем сеять. У нас не такие условия как в Европе. Рынок совершенно дикий. Два года назад подсолнечник был по 20 рублей за кг. В прошлом году все его начали сеять. В результате цена упала до 10 рублей за кг. Вроде и собрали урожай в два раза больше, а деньги те же. Регулирование должно быть на высшем уровне. Я об этом говорил и буду говорить. Государство оказывает помощь, но должна быть стабильность и регулирование. Что я имею ввиду? Допустим, фонд заработной платы хозяйства 12 млн. рублей. Если бы я точно знал, что у меня купят озимой пшеницы по цене 7 рублей за килограмм на эту сумму и закроют фонд заработной платы, то было бы значительно легче. Все остальное – на свой страх и риск.

- К таким рискам можно отнести животноводство, которое Вы начали развивать?

- А почему бы и нет? Это нормально. Должно быть и то и другое, лишь бы средства позволяли. Несколько лет назад у нас были беспородные свиньи. Купили разрушенные корпуса, начали строительство. Запустили репродуктор, купили для него 80 свинок Ф1 в Орловском селекционном центре. Для того, чтобы репродуктор заработал на полную мощность, мне нужны еще 200 свинок. Тогда мы выйдем на нормальную цикличность в 4850 голов. Сейчас у нас 1349 голов. В конце лета уберем старых беспородных свиней полностью, будут только племенные. Уже сейчас у нас 740 поросят. Часть пойдет на мясо, а часть на ремонтную свинку.

- Не боитесь заниматься свиноводством? Сейчас столько говорят об африканской чуме свиней.

- Проблема не в чуме, а в кадрах и в нежелании ветврачей что-то делать! А еще в конкуренции. Мы не можем заставить нашу ветстанцию работать. В результате в районе не осталось ни одной свинотоварной фермы. В Ленино только два хозяйства занимаются животноводством и все. Вот сейчас мы сертифицировали производство, делаем полуфабрикаты: фарш, котлеты, пельмени, холодец. Начинаем строить два новых цеха. Один по убою, второй по переработке, наращиваем поголовье. Весь район едет к нам за мясом. Но наших ветврачей интересует только чума. Постоянные придирки. Вот закрыть они могут. А помочь. Подсказать, научить – нет. Почему? Мы сейчас пытаемся заключить соглашение с ветстанцией, чтобы приезжали, помогали, но не знаю чем дело кончится. У нас есть свой врач, но он еще неопытный.

- В чем Вы еще видите помощь?

- Есть пример Белгородской области, где мы были на Дне поля. Там поступили так. Администрация области выкупила всю землю. Если фермер решил заняться сельским хозяйством, то взял землю в аренду, но! Дорогу к твоему предприятию построят за счет областного бюджета, газ проведут за счет государства, асфальт на мехтоках закатают опять за счет государства. И на ближайшие три года у фермера гарантировано купят его продукцию. Объясните мне, мы в разных странах живем? Или у нас в области законы другие? Расскажу вам что у нас происходит. Протянули газ. Заплатили 3 млн. рублей своих денег. Приезжаю в Комитет по сельскому хозяйству, показываю документы. Мне говорят, что нужно еще экспертизу проекта сделать, а это еще 300 тысяч рублей. Решил подождать до осени, когда с финансами полегче будет. И что думаете? Приезжаю осенью, хочу вернуть свои средства, а мне говорят, что денег в бюджете на эту статью уже нет! А если бы я еще и за экспертизу заплатил? Хорошо. Приходит весна, нам собираются субсидировать свиноводство. Собираю документы, еду в Комитет по сельскому хозяйству. А мне говорят, что субсидии положены только тем, у кого 4-й компортамент, а ты тут не доделал, там не достроил. Я пытаюсь объяснить, что если бы мне вернули мои 3 млн рублей, то уже бы все было сделано, только никому это не интересно! У нас делают все для того чтобы нам ничего не давать. Зашла техника не территорию. Все. Ничего тебе не положено. Но второй корпус строить надо, как это сделать без техники? По большому счету, мы не нужны как конкуренты, поэтому нам и вставляют палки в колеса.

- В зерноводстве тоже есть такие примеры?

- Сколько угодно. Возьмем кукурузу. В прошлом году у нас было 1179 га. Получили урожай, надо сушить зерно, но видим, что не успеваем. Сушилка есть, но не справляется с этим объемом. Казалось бы, чего может быть проще, отвезли на элеватор, просушили, обработали. Но у нас разве может быть просто? Отвезли в Урюпинск 430 тонн, в Калач 160 тонн. В Калаче оплатили сразу и хранение, и подработку, и сушку. Приезжаем забирать, а нам говорят, что за отгрузку еще по 250 рублей за тонну надо заплатить. Да нам дешевле было людей с собой взять и ведрами перекидать. Смотрим зерно, а там запах, там мусор. То есть мы деньги заплатили, а получили зерно еще худшего качества! И ничего не докажешь! А сертификат есть. В Урюпинске забираем зерно, а там все тоже самое, запах и мусор. Нам его на хранение сдавать, а с таким качеством, его не принимают. И все элеваторы сейчас так стали работать. Постоянный обман. А фермерам деваться некуда, у большинства своих складов нет, хранить негде. Дожди пойдут, они и по три рубля зерно отдавать будут.

- Неужели так сложно построить склады?

- Обычные склады с напольным хранением – не выход, так как зерно должно «дышать», иначе заведутся амбарные вредители. Лучше всего хранилища баночного типа, где есть вентиляция. Почему в Канаде шесть человек там работало? Потому что зерно в банку забросил, и все. А у нас погрузчики с лопатами до сих пор. И вся система настроена на напольное хранение, так как для банок нужна совсем другая техника. И ВТО еще на носу. Говорят о зеленой и желтой корзинах, а нам ни туда, ни сюда класть нечего. Я не вижу перспектив развития сельского хозяйства. Можно выкупить землю и сидеть на ней, но есть ли смысл? Еще неизвестно что будет завтра, сможем ли мы конкурировать.

- Если мы говорим о конкуренции и уже определились, что направления должны быть разные. Может скажете, допустим, в процентном соотношении, что лучше производить?

- Тут нет тайны. В прошлом году посеяли 3500 га зерновых и зернобобовых культур. Озимой пшеницы всего 300 га, потому что в 2010 году была засуха. Хоть мы и собрали по 21 ц/га, но цена была низкой. А ярового ячменя посеяли 830 га и получили по 18 ц/га. Но цена на него значительно выше. Тут уж как поймаешь. От гречихи отказались, и урожай слабый и цена низкая, хотя в магазинах она до 100 рублей за килограмм доходила. Хорошо, что кукурузу сразу не стали продавать, нам предлагали по 4 рубля ее купить, а сейчас цены поднялись и уже по 6,7 рубля продаем. 25% паров мы держим. 20% подсолнечника — это основное средство дохода и уходить от него нельзя. Рапс сеем, потому что хорошая цена на масличные культуры. Посеяли лен масличный. Уходим от пшеницы, так как цепочка переработчиков и перекупщиков разваливает сельское хозяйство страны. В Канаде один покупатель Зерновой союз. И нам надо идти к этому.

- Вы часто бываете за границей, посещаете выставки, семинары, перенимаете опыт. Вы будете участвовать в Дне поля, который пройдет 2-3 августа в Калаче?

- Обязательно. Знания, полученные на наших мероприятиях ни чем не уступают знаниям, полученным за границей. Даже дают больше, так как проблемы у большинства фермеров одинаковые. Ну и новые районированные сорта различных культур можно изучить, адаптированность техники к местным условиям.

- За счет чего получается прибыль?

- Не стоим на месте. Работаем с новыми культурами. Как только выйдем на полную мощность по свиноводству, будет нормальная прибавка.

- Владимир Александрович, Вы занимаетесь сельским хозяйством всю сознательную жизнь. Всегда было тяжело?

- Изначально тут был колхоз им. Калинина. Первую землю взял в аренду в 1991 году. Всего 450 га. Тогда заработали сумасшедшие деньги. По 25 тысяч рублей! Оформили КФХ. Нас гоняли, прокуратура работала, заступилась за нас, но в результате выстояли, суд выиграли. Даже вспоминать не хочу. Решили заняться переработкой масла. Колхоз к тому времени работал сам по себе, его медленно, но верно растаскивали. Прошло еще несколько лет, от колхоза совсем ничего не осталось, только огромные долги, даже инвесторы от него отказались. А мы как-то пошли в гору, не все выдержали, многие сломались. А сейчас… Тут трудности другого порядка. Тогда трудности были от незнания, а сейчас совсем по другим причинам.

- Это отношения с властями?

- С властями надо работать и добиваться своего, иначе ничего они делать не будут! Их задача – наполнить бюджет, когда районный, когда семейный, при этом все средства идут в ход. Вот последний пример. Придрались к тому, что на бланках ООО «Становское» стоит герб России. За использование герба выписали штраф в 100 тысяч рублей. Мы не успели получить протокол, как нам второй штраф выписывают за повторное нарушение, следом еще на 100 тысяч рублей. Объясните, людям больше заняться нечем или дойную корову нашли? Я председатель Думы, а так же фермер. В этом году налог за аренду подняли с 300 рублей до 1060 рублей, и все молчат. Я не против, только если платить будут все. У нас есть карта сельхозугодий. Рядом с нами якобы ничейный участок земли в 700 га, который тем не менее обрабатывают уже не первый год, соответственно налогов в казну не платят, хотя наверняка кому-то платят. Следующий пример. На меня написали анонимку. Три раза приезжали представители Следственного комитета и три раза отказывали в возбуждении уголовного дела. У нас проверка за проверкой, куча бумаг, хозяйством заниматься некогда, только бумаги и разбираем. Вот еще один пример. Пришел прокурорский запрос. Необходим график индексации минимальной заработной платы. Объясняю. Минимальная заработная плата 5250 рублей, у нас она 11800 рублей, в два раза выше. Зачем мне нужен этот график? Не сделал, на меня подали в суд. И обязали В. А. Черничкина в судебном порядке сделать график индексации. И так ни у одного меня, всех фермеров района судили. Я понимаю, что надо заниматься теми, кто не платит! Зачем ко мне цепляться?

- А как складываются отношения со страховыми компаниями. Сейчас эта тема очень актуальна. Вы свои посевы страхуете?

- Страхование в его нынешнем виде – это дурилка. Два года назад я застраховал посевы на 3750 тыс. рублей. Страховщики постоянно смотрели, проверяли, высчитывали. По гречихе был явный недобор, который оценили в 1300 тыс. рублей. Я собрал все документы, приехал в страховую компанию. А там мне заявляют, что нужна справка о том, что была засуха. Еду в Гидрометцентр, там за справку требуют 20 тысяч рублей. Хорошо. Плачу. Еду опять к страховщикам, смотрят, говорят, что нужна еще одна справка – о почвенной засухе. Единственное учреждение, которое дает такие справки, находится за 300 км от нас, в Елани. Ну и как мне могут такую справку дать? Если у нас даже на разных полях ситуация разная? В результате так мне и не заплатили. Я от этого по миру не пойду, но и страховщики богаче не станут. Обидно. И ведь я готов сделать у себя в хозяйстве метеопост, уже и систему присмотрел импортную. Ставишь датчики на каждое поле и все. Эта станция все фиксирует, там и влажность, и температура. И я готов платить человеку. Который будет этим заниматься. Приехал с предложением, а мне заявляют, что так не пойдет. Я должен платить им, они этому человеку, а справки я буду покупать. И система, которую хочу установить, и которая признана во всем мире, нашим – не указ! Вот поэтому люди и не хотят страховаться. Знаю, что у знакомого фермера убытков на 15 миллионов рублей и страховщики ему ни копейки не вернули. Скоро государство и субсидии нам перестанет давать, так как мы не застрахованы. Замкнутый круг получается. Нам предлагают залезть в петлю и при этом купить себе у них мыло и веревку.

В прошлом году я застраховал озимые посевы пшеницы и ячменя уже в другой компании. Все тоже самое. Приезжают, наблюдают. Я им сразу показал на посевах где будет недобор урожая по причине засухи. А мне знаете что говорят? А у нас режим чрезвычайной ситуации не введен! Знаете как пишутся договора? При этом я страховал от всего. Допустим, у меня 3000 га под озимкой. Вот если у меня 2000 га побьет, это страховой случай? Оказывается нет. Если на оставшихся 1000 га я получу по 60 ц/га, то средний намолот будет 20 ц/га. То есть общая температура по больнице нормальная. Это натуральная пирамида, и пока не примут нормальный закон о страховании, люди к страховщикам не пойдут.

 

Ольга Уманская

Теги:
Статья опубликована 10-07-2012, 21:21, её прочитали 1758 раз(а) и оставили 0 комментариев.
Комментарии к статье

Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 30 дней со дня публикации.