Журнал ФЕРМЕР
» » » Виталий Билоус: Горчицу сеяли по озимке не ради эксперимента, а от безысходности
Предложить свою тему

Виталий Билоус: Горчицу сеяли по озимке не ради эксперимента, а от безысходности

 

В прошлом номере мы особый упор сделали на южных районах Волгоградской области. Именно там наиболее сложные климатические условия, тяжелые почвы и степные ветры заставляют сельхозпроизводителей балансировать, рисковать, изобретать, приспосабливаться.

На этот раз мы побывали в одном из самых южных хозяйств в ОАО «Равнинное» у Виталия Владимировича Билоуса и еще раз убедились – наши фермеры могут все, или практически все, разве что в вечной мерзлоте пальмы не вырастят, да и то по причине дороговизны электричества.

- Виталий Владимирович, цены в этом году на зерновые культуры резко упали по сравнению с прошлым годом. С чем это связано и на Ваш взгляд, наш рынок регулируется?

- У нас все регулируется и находится под контролем. На самотеке ни одно направление не развивается, все контролируется определенными группами. Отслеживая перекупщиков зерна, те ручейки, которые сливаются в реки, видим, что на зерновом рынке присутствуют всего несколько компаний. Много зерна идет на экспорт, а экспортеры известны.

- Какая форма собственности у предприятия?

- Акционерное общество с 2005 года. Совхоз существовал с 1965 года, я работаю директором с 1997 года. Совхоз являлся государственным предприятием, на тот момент необходимо было перевести его в другую форму собственности. Тогда было создано СПК, так мы проработали пять лет. Для меня это было неприемлемо, т.к. до демократии нам еще далеко, она принимает не те формы, какие нужны для управления: грамотные специалисты молчат, а те, кто работать не любит, больше всех кричат. Да и банки не особенно охотно идут на сотрудничество, так как слишком велики риски.

- Земель стало меньше?

- Нет. У нас 13 тысяч га, в совхозе было 8 тыс. га. В Котельниковском районе это самое крупное предприятие с годовым оборотом более 40 млн. рублей.

- Экономическая составляющая – самая важная. При какой цене на зерно предприятие работает рентабельно?

- Если валовой сбор в этом году составит 5 тыс. тонн, а продать зерно сможем по 6 руб./кг, получится 30 млн. руб. Из них идут сразу затраты на посев озимых, только семян нужно купить тысячу тонн. Мы работаем с Зерноградским селекционным центром по линии семеноводства. У нас 6 тыс. 100 га паров, которые необходимо обработать. И как жить? Порой непонятно чем брать рынок: валовой продукцией или эффективностью. Кроме пшеницы мы сеем яровой ячмень. В этом году озимую пшеницу пересеяли яровой пшеницей. У нас посеян первый год сафлор на площади 360 га, из них 30 га – это семенной участок – питомник размножения. Мы сотрудничаем с нашим Нижневолжским институтом. Получим элиту и можем продавать семена. Нут посеяли на площади 180 га, горчица посеяна по озимке. Озимой пшеницы мало, надо восполнять чем-то ее недостаток, вот и экспериментируем.

- Как Вы вышли из положения в этом сезоне, когда осень была неблагоприятной для озимых культур?

- Осенью у нас было посеяно 5091 га озимых. Если бы не засушливая осень, то собрали бы как обычно, 15 тыс. т/га. Но было ясно, что хорошего урожая не будет и мы начали заготавливать семена для посева яровой пшеницы, ячменя и горчицы. 787 га горчицы посеяли по озимой пшенице, запустили в поле стерневые сеялки. Сейчас на одном и том же поле убираем и горчицу, и озимую пшеницу. Очищаем через мехток. Это не передовой опыт, а безысходность. Но если посчитать валовой доход с этих полей, то он перекроет тот, который мы бы собрали с одной только пшеницы. По приблизительным подсчетам получим 11 тыс. т/га.

То же и сафлор – дополнительный доход. Хотя его не просто реализовывать, он идет на экспорт.

Виталий Билоус: Горчицу сеяли по озимке не ради эксперимента, а от безысходности- За последние 8 лет, как стало работать ОАО, как изменилось количество и качество техники?

- Когда мы начали работать, в 1997 году, парка практически не было: один К-700, 15 комбайнов НИВА, четыре ДОНа. Все старое, большегрузных машин не было, т.е. все на грани вымирания. Сейчас восемь комбайнов ДОН 1500б, один ПОЛЕССЕ, восемь К-700, два Т-150, 18 гусеничных тракторов, которые мы используем только на бороновании. Автопарк: два КАМАЗа, МАЗ, несколько машин ЗИЛ, мы их переоборудовали на дизельное топливо. Приобрели прицепное и навесное оборудование, сеялки, культиваторы, опрыскиватели. Все отечественного производства, так как цены более доступны. Как бы это не звучало, но наши ДОНы по качеству не уступают и сервис на отечественную технику развит был на тот момент значительно лучше. Сейчас все и с импортной техникой нормализовалось, но мы начинали приобретать все в то время, когда сервис и гарантийное обслуживание еще не были налажены. В конце концов, все зависит от полноты кармана.

У нас хороший мехток, очистка семян. Реконструировали мельницу, запустили пекарню. Все функционирует. Построили столовую, она работает с начала сезона и до глубокой осени. Работники питаются бесплатно. Выпекаем свой хлеб и продаем из расчета 7 рублей за буханку.

- Чем Вы обрабатываете пашню?

- Дискаторами. При дискованиие идет мульчирование верхнего слоя, стерню мы оставляем, чтобы задерживать снег, иначе плодородный слой выдувается.

- Сколько человек работало в совхозе и сколько сейчас, учитывая, что земель стало значительно больше?

- Работающих было 240 человек, переизбыток. Сегодня работает 55 человек вместе со сторожами, бухгалтерией, общепитом, а на уборку мы привлекаем восемь человек, они приезжают постоянно одни и те же.

- С кадрами проблемы испытываете?

- Здесь все как у всех. Это очень глубокий вопрос. Мы не думаем о будущем. Мне порой бывает страшно. Без изменения политики государства по отношению к любому производителю, хоть в металлургии, хоть в сельском хозяйстве, то есть без нормальной экономики, мы потеряем все. Молодежь идет поступать в вузы, огромные конкурсы, но притока кадров в экономику нет. Студентов много, но идти работать на производство они не хотят.

- Что нужно делать в рамках государственного подхода, чтобы сельхозтоваропроизводителям было выгодно заниматься сельским хозяйством?

- Государству нужно дифференцированно подходить к регионам. Нельзя сравнивать наш район и северо-западный районы даже внутри нашей области. И сейчас пошли сдвижки, например, возмещение по страховым выплатам из регионального бюджета по южным районам собираются делать не 30 %, а 50 %.

Погектарная поддержка на уровне государства тоже должна быть не такой как сейчас. Нельзя сравнивать Краснодарский край и Волгоградскую область. Там урожайность озимой пшеницы до 100 ц/га в этом году, ячмень дал 60-70 ц/га. При цене 6 руб./кг валовой доход по озимой пшенице под 60 тыс. руб./га и в севообороте нет паров. Я состою в Агросоюзе и мы ведем работу со своей стороны, в том числе хотим добиться, чтобы погектарная субсидия шла и на пары.

Диспаритет цен давит, цены на топливо несопоставимы с ценами на зерно. Обидно, что любое повышение цен на хлеб в магазинах вызывает негативную реакцию граждан. Начинают винить нас, но в буханке хлеба наших затрат всего 15 % от ее стоимости. Остальное надо искать в электроэнергии, переработке, у перекупщиков. Пока хлеб дойдет до прилавков, его цена возрастает. Мы в пекарне выпекаем свой хлеб и с учетом всех затрат он стоит 7 рублей, с нулевой рентабельностью.

- Вы не думали заняться производством хлебобулочных изделий в более широких объемах?

- Нет. Слишком много документов, проверок, ресурсов. Рентабельность низкая, а проблем много.

- Какая помощь оказывается селу Вашим хозяйством?

- На социальную поддержку уходит миллион рублей в год. Помогаю с горюче-смазочными материалами, освещение полностью провели, дороги выравниваем, водопровод обслуживаем. Это, не считая хутора Терновой, там мы качаем воду для полива огородов, за сезон на эту статью расходов тратим более 400 тыс. руб. Водораздача, то есть наполнение бассейнов для жителей поселка еще около 300 тыс. руб. Администрация любого муниципального района не может обеспечить нормальную жизнь в селе, все обращаются к градообразующим предприятиям и мы – не исключение. Понятно, что им надо отчитываться – праздник провели, ветеранам помогли, а финансирует все эти мероприятия кто? Мы, сельхозтоваропроизводители. Но в наших газетах об этом не пишут.

- Есть ли будущее у села?

- Пока лично я не вижу каких-то реальных действий со стороны государства по сохранению села. Вижу только цифры в СМИ: выделили 6 млрд. руб. на село. Не так надо говорить - это 200 рублей на один гектар. Тогда любой здравомыслящий человек поймет, что это эквивалент 7 литров дизтоплива на гектар, а реально мы тратим 40 литров на гектар. Те, кто не имеет отношения к селу, не понимают, что это крохи. Для нормального экономического развития необходима субсидия - 2 тыс. руб. на га. Применительно к нашему хозяйству – это 26 млн. рублей. Тогда мы и платить сможем достойно и молодежь привлекать и технику обновлять. А сейчас у нас такая закредитованность, что не знаем, за что вперед хвататься, и понимаем, что везде не успеем. Пусть нам диктуют условия, выдвигают жесткие требования – мы готовы. Давно уже надо перейти на госзаказы, чтобы мы не сеяли кто и что хочет и потом не знали куда это реализовывать, а точно знали что и сколько и когда. Хаотичный рынок никому не нужен. И сумму в 2 тысячи рублей на гектар я не просто так привел, она обоснована. Если будет дифференцированный подход к каждой области в масштабах страны, то сумма должна быть не ниже. С вступлением в ВТО мы только теряем. Конкуренция в ВТО не стабилизирует экономику, она приведет к тому, что кто-то уйдет с рынка.

 

Кравченко О.

Теги:
Статья опубликована 5-09-2013, 17:13, её прочитали 1508 раз(а) и оставили 0 комментариев.
Комментарии к статье

Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 30 дней со дня публикации.