Журнал ФЕРМЕР
» » » Геннадий Побоков: Подготовка к мундиалю обострит кадровые проблемы на селе
Предложить свою тему

Геннадий Побоков: Подготовка к мундиалю обострит кадровые проблемы на селе

 

Прочитав основную мысль статьи, вынесенную в заголовок, большинство из вас удивились, причем тут чемпионат мира по футболу? Следуя рассуждениям Геннадия Владимировича Побокова, связь здесь самая прямая: финансовые средства, кадры — этого всегда не хватает, делая приоритетным одно из направлений, мы оголим другое, сработает принцип сообщающихся сосудов.

А теперь обо всем по порядку. Как вы уже поняли, в этот раз мы побывали в Старополтавском районе, СПК им. Кирова, в самом центре Заволжья. Забегая вперед, скажу, что мы сознательно уделили большую часть беседы животноводству, так как это единственное хозяйство этой зоны, занимающееся молочным животноводством в промышленных объемах, и одно из трех в области, получающее молоко самого высокого качества и используемого для производства детского питания.

- Геннадий Владимирович, как обычно, первым абзацем интервью у нас идет историческая справка хозяйства. Не будем отступать от сложившейся традиции.

- Все колхозы и совхозы, а после КФХ, ООО и т. д. ведут свою деятельность как коллективные хозяйства с 1928-1929 г.г.. СПК им. Кирова на десять лет старше. На территории поселения была создана одна из первых коммун им. В. И. Ленина, ее спустя год уничтожила банда Пятакова. У нас есть данные, хранящиеся в краеведческом музее. С 1919 по 1929 год люди объединились в Товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ). А в 1929 году были созданы два колхоза, которые существовали параллельно. Здесь же работала МТС. В 1955 году оба колхоза слились в колхоз им. Кирова. И если за период с 1929 по 1959 год сменилось тридцать директоров, то с 1959 по настоящее время я четвертый председатель. В этом огромная заслуга учителя, директора школы Юрия Александровича Некрасова, ставшего председателем колхоза и давшего толчок к развитию хозяйства. У нас очень богатая история. В 1992 году колхоз стал коллективным хозяйством, так как та форма правления исчерпала себя. В 1999 году форма собственности опять изменилась, шагая в ногу со временем. Было коллективное собрание и мы избрали форму правления СПК, на том момент она казалась самой удачной, но это сложнейшая форма собственности, требующая огромной работы юристов.

Когда-то в селе Валуевка жили 3700 человек. Здесь было и птицеводство, и овцеводство, и растениеводство, и садоводство, но основную часть занимало молочное скотоводство. В 1964 году на Пленуме Некрасову был задан вопрос — как развить именно молочное животноводство? И он предложил убрать из плана овцеводство и обещал через два года вдвое увеличить молочное направление. И уже в 1967 году у нас было 800 дойных коров, а после стадо увеличивалось до 1200 голов. С кормами было плохо, все помнят или знают о засухе 1972 года, из закромов выгребали все, чтобы кормить животных. При этом больше 2-2,5 тонн молока на одну корову удоя не было. Тогда мы не слышали про премиксы, про селекцию, племенные быки были заражены лейкозом. То есть о высоком качестве молока речь не шла.

Геннадий Побоков: Подготовка к мундиалю обострит кадровые проблемы на селе- Если немного отойти от темы, все-таки в хозяйстве более 10 тыс. га пашни, Заволжье считается самым засушливым местом области, с осадками на уровне 220 мм в год, а такое стадо ведь кормить надо. Как удавалось выращивать достаточный урожай?

- В растениеводстве было та же, такие сорта как Мироновская, Краснодарская 39, которая давала урожай высокого качества в любую засуху, выводили по тридцать лет. Современные сорта рассчитаны на интенсивные технологии земледелия, они не могут существовать без агрохимии и удобрений. Мы берем только районированные сорта пшеницы Ершовской опытной станции. Это Левобережье, у нас одинаковые суглинистые почвы. Нас много критиковали, обвиняли в не патриотизме. Но причем здесь это, когда надо выживать, семена, выращенные в Михайловском или Новоаннинском районе у нас урожая не дадут. Мы выращиваем такие сорта как: Левобережная 1, Левобережная 3 (краснозерные) и Джангаль (белозерная).

Параллельно всегда велось производство молока. Любой крестьянин знает, что на чем-то одном можно прогореть. Выгоднее иметь оба направления, если будет неурожай, можно выжить на молоке и наоборот.

- Не все фермеры считают молочную отрасль выгодной. Но Вы сохранили поголовье и производите его очень высокого качества. Какие моменты повлияли на решение сделать ставку именно на молоко?

- Было время, когда на экстренные нужды мы вырезали скот, например, если срочно потребовались запасные части. И так поступали не только мы. Пришли к тому, что молочная отрасль в области очень сильно пострадала, а о качественных продуктах вообще речь не шла. Волжский молочный комбинат, Еланский маслосыркомбинат, а также Михайловский, Калачевский заводы — все эти предприятия рассчитаны на большие объемы производства, а продукции переработки не стало. За молоко начали бороться. Третьему гормолкомбинату необходимо только качественное сырье, тут ориентация на детское питание. И мы пришли к тому, что нам стали платить за качество. Был еще один момент. Практически все фермеры или хозяйства сталкивались с проблемой кредитования из-за отсутствия залоговой базы. Ни один банк не возьмет в залог старенький трактор, а вот молочный высокопродуктивный скот берут. Это путь к выживанию. И третий момент — это всегда живые деньги. Может плохо или мало, но за молоко платили ежемесячно, еженедельно, то есть постоянно. А в растениеводстве есть сезон и хорошо, если он урожайный, а если нет? Вспоминайте 1998 год — неурожай, мы озимую не убрали, яровые многие запахивали. А мы на яровую выпускали скот, кормили. Этот год был показательным. В такой ситуации фермеры порой вынуждены отдавать зерно за бесценок из под комбайна, а мы, живя на молоке, можем придержать свое зерно до весны и уже продать по нормальной цене. В тот год в холодильных установках у нас скопилось 90 тонн сливочного масла, а тут дефолт и масло с 40 рублей резко поднимается до 95 рублей. Везде все плохо, неурожай по зерну, молока нет, а я в огромной прибыли. И последние четыре года засухи показали правильность выбранного пути.

Геннадий Побоков: Подготовка к мундиалю обострит кадровые проблемы на селе- Фермеры часто говорят, что молоко принимают по очень низкой цене, а себестоимость высокая.

- Наше молоко принимают по 16 рублей за килограмм при базовой жирности 3,6% и базовом белке 3,1%, а за физический вес 18-18,5 руб./кг. И в этом году дотация на молоко 3,5 руб./кг из областного бюджета и 3,2 руб./кг — из федерального бюджета. Мы сейчас молоко реализуем по 26 рублей за килограмм. По сравнению с прошлым годом цена выросла процентов на 65-70. Понятно, что не обидели и людей. Но, рентабельность мясного направления при этом упала. Мы ставим бычков на откормочную площадку. Сдаточная цена в живом весе 60 рублей за килограмм. По норме он выпивает 360-400 литров молока, это уже 5-6 тысяч рублей, корма, заработная плата и т.д. Продаем за 10 тысяч рублей. Это очень мало.

- Когда началась модернизация производства?

- С начала этого века, когда более-менее стабилизировались цены на зерно и молоко, мы начали обновлять технический парк. Ушли от гусеничных тракторов. Сейчас у нас 11 единиц Т-150 и семь К-701. Какие-то на ремонте в Краснодарском крае, но все модернизировано, с кондиционерами. Там же, в Усть-Лабинске, приобрели комбайн «Добрыня». По лизингу брали девять комбайнов «Дон-1500Б». Это что касается растениеводства. Но и про животноводство не забывали. Сюда приходит молодежь, а она грамотная, смотрит и на условия труда и на престижность предприятия. Как раз объявили программу о поддержке животноводства и мы в нее попали, но не как строительство нового, а как реконструкция существующего. Местный молокозавод развалился, нам некуда было сдавать продукцию, а это 13 тонн в день. Я договорился с Третьим гормолзаводом о поставке молока, но там сразу выставили условие — молоко должно быть охлажденным. Фирма DeLaval в рассрочку помогла мне приобрести охлаждающий танк. Потом от этой фирмы нам организовали поездку в Германию, показали современные фермы. Оттуда я приехал под впечатлением, уже давно было понятно, что нужно уходить от ручного труда и повышать качество продукции. Все это очень сложная процедура, еще сложнее было приучить людей к культуре производства. За качественное молоко первого сорта они получают 10% к существующей расценке, за высший сорт — еще больше. Если бы не начали строительство новых коровников, животноводство бы рухнуло. Строили хозспособом. Отдали деньги за проект, за изыскательские работы. Но у нас и коровник теплый и родильное отделение современное. Мы постелили термолюксовые маты в коровнике. У нас привязанная технология, смотрим пока насколько это надежно. Конечно удобно в плане уборки, но основное — эти полы теплые, коровы меньше болеют простудными заболеваниями и маститами. Если полы покажут, что еще и прочные, будем застилать и другие коровники. Доильную установку смонтировала фирма DeLaval. Функции доярок свелись к уходу за коровами. Естественно и рацион совершенно не такой, как был раньше. И результаты получили вдвое выше, чем было 20 лет назад, надой на одну фуражную корову сейчас составляет 5 тонн молока в год.

Геннадий Побоков: Подготовка к мундиалю обострит кадровые проблемы на селе- В рацион входят кормовые травы. Их достаточно тяжело выращивать без орошения.

- Когда-то оно было, но потом что-то разобрали, что-то сгнило, так как клали трубы прямо на землю. Конечно пришлось увеличить площади под кормовые культуры.

- Сколько в хозяйстве пашни и по какой технологии работаете?

- У нас 10450 га пахотной земли. 30% работают на кормовой севооборот, 30 % - озимая пшеница и пары, а остальное — яровые культуры. Классическое трехпольное земледелие. После паров сеем озимую пшеницу, потом яровые зерновые. В кормовом севообороте после паров сеем сорго, кукурузу, суданку. Подсолнечник и кукурузу на зерно не сеем. Чтобы их выращивать нужны сушилки. Хотя мы провели газ, водопровод поменяли, но в связи с высокими ценами на энергоносители, это не рентабельно. Проще купить шрот, который выравнивает рацион. Сейчас жирность молока 3,9-4,4 %.

- Вы продаете зерно весной, а где Вы его храните?

- Мы можем спокойно разместить 12 тысяч тонн зерна. Когда-то в хозяйстве были свинарник, мы его разобрали, отремонтировали и переоборудовали под склад. Там можно размещать 6 тысяч тонн зерна. Есть зерносклад под 1200 т зерна. 2,4 тыс. тонн еще в одном переоборудованном помещении, там ямы, в которых можно хранить разные культуры. Есть семенные склады. На элеваторах не храним, чтобы не платить за хранение, и потом элеваторы зачастую работают недобросовестно и занижают качество. Порой приходится ездить в «Центр оценки качества зерна», чтобы там при продаже точно установили качественные характеристики и покупатель уже не сомневался. Весовую каждый год проверяют. Мы модернизировали мехтока, поставили сепараторы «Алмаз» - очень хорошие машины. Можем продавать зерно на семена.

- Как Вы относитесь к мерам государственной поддержки?

- Неоднозначно. Несмотря на то, что по районам есть какое-то разделение, нельзя все мешать в одну кучу. Я полностью соблюдаю севооборот, выполняю технологию, на семена закупаю элиту, а кто-то сеет мусором, некондиционными семенами. Средства дают нам погектарно, то есть я вложил больше, кто-то совсем в землю не вкладывал, но дали поровну. Понимаю, что перекосы еще долго будут, со временем все встанет на свои места. Помогать надо не слабым, а сильным.

Геннадий Побоков: Подготовка к мундиалю обострит кадровые проблемы на селе- Вы верите в то, что Программа семейного молочного животноводства поможет области нарастить производство молока?

- Есть у нас в области небольшие хозяйства. Но у них не такие обороты, чтобы позволить себе автоматизировать процесс. Качество безусловно ниже. Что такое 25 коров? Корм надо сбалансировать, кто будет силос выращивать или кормосмеситель покупать? Это в Германии выращиванием не занимаются, там сено и силос покупают. Если у нас будут созданы кооперативы, в которых будут все направления для создания замкнутого цикла, например, один фермер, выращивающий кукурузу на силос, будет обслуживать несколько молочных ферм, тогда будет выгодно. И при этом фермер должен быть уверен, что выращенную продукцию купят. Потому что при небольшом производстве затраты получаются колоссальными, что на 1000 коров, что на 25, затратный механизм в производстве кормов будет включать: технику, стогомет, грейфер, склад и т. д. Это какая себестоимость получится?

Один мой ветврач обслуживает 400 коров. На 25 животных отдельная штатная единица не нужна, но без врача и без зоотехника грамотно работать с животными невозможно. Чтобы выйти на прибыль, необходимо производить качественное молоко, иметь свой бренд, рекламу. И про этом продавать на рынке. Кто за таким объемом отправит молоковоз?

- Это семейные фермы. Может один человек, имеющий достаточные знания, полностью управлять производством?

- 45% любой работы это управление и организация. Ему будет некогда, большую часть времени я провожу за столом и пишу бумаги. Если человек одержимый и будет днем и ночью заниматься фермой, может и получится. У нас есть печальный опыт в свиноводстве, когда люди набрали кредитов, построили комплексы, а потом прогорели, потому что - то африканская чума свиней, то на мясо цены нет. А кредиты? Я брал краткосрочный кредит на год 21 апреля, прошло пять месяцев и с меня сняли в счет погашения кредита два миллиона рублей, когда я еще урожай не собрал, не реализовал. Хорошо, что деньги на счету от молока были. При этом проценты я плачу ежемесячно. Как тут выживать? Управление и репутация руководителя — это самое важное. Если меня знают, как человека слова, то доверяют и идут за мной. Нужен мне трактор — беру, а отдаю деньги частями и без расписок. Сказал — значит делай. Мне верят и я верю. И дети мои живут тут.

- Геннадий Владимирович, можно сказать, что нельзя все яйца класть в одну корзину, то есть заниматься надо одновременно несколькими направлениями, например, животноводством и растениеводством?

- Я немного поправлю — яйца складывать — это применимо к хранению денег, я не храню, а вкладываю их. Когда наши ДТ-75 стали разваливаться, пошел на то, чтобы взять в лизинг технику: три новых плуга, дискаторы, четыре комбайна, тракторы. Тогда понял, что растениеводство встало на свою ногу крепко, но надо и вторую ногу — животноводство поднимать. Если отстану, то буду неконкурентоспособным. Надо не хранить, а вкладывать средства.

- Стадо при этом тоже обновилось? Коров каких пород закупаете?

- Изначально все стадо формировалось черно-пестрой породы. Но мы пошли на голштинизацию. Я был в Санкт-Петербурге, на крупной ферме и видел коров: крупные, массивные. Приехал расстроенный, взял ветврача, зоотехника и повез в то хозяйство смотреть и учиться. Мы стали закупать семя голштинских пород. И телята у нас рождаются уже не по 25-32 кг, а по 45-47 кг. Это селекция, рацион, качество.

- Орошения уже давно нет. А какая инфраструктура досталась СПК им. Кирова? И кто ее обслуживает в настоящее время?

- Вышел закон, по которому мы хотели передать водопровод поселковой администрации. Но сразу возникает вопрос — кто его будет обслуживать? И сложится ситуация, когда комбайнер в поле, а жена его дома ни постирать, ни сготовить не может, да и огород сохнуть начнет. Будет ли такой комбайнер выполнять свою работу как положено или поедет водой заниматься? Вот вам и ответ. Медпункт мне на балансе тоже не нужен, но он же моих людей обслуживает. Я там зубной кабинет открыл. Если у человека зуб разболится, что ему делать? В район ехать лечиться или на месте ему быстро помощь окажут, что опять скажется на качестве работы. Есть определенные проблемы с надзорными органами, но я буду отстаивать зубной кабинет! Там и оборудование современное и материалы, врача каждые два года посылаю на курсы учиться.

Клуб поддерживаем, он тоже у нас на балансе, хотя сам на танцы не хожу, только собрания там провожу. Школа и детский сад теперь муниципальные. Но до момента передачи все поддерживали, ремонтировали, газ туда провели, сохранили в то время, когда все вокруг ломалось и крушилось.

- В настоящее время Вы помогаете своим работникам через социальную инфраструктуру?

- Мои люди защищенные. Помощи в администрацию просить не ходят: крышу перекрыть, огород вскопать. Среднегодичная численность 150 человек, у большинства семьи. Для своих делаем. Члены СПК получают дивиденды, даже если неурожай, дробленку, сено все выдаем.

- Зачастую сельхозтоваропроизводители жалуются на постоянный прессинг со стороны надзорных органов. Вас это не коснулось?

- Иногда создается впечатление, что люди маются от скуки. Вот скажите: зачем мне нужна аттестация рабочих мест? Я говорил уже, что купил в лизинг новые тракторы Т-150. Приходит инспектор и заявляет, что кресла неудобные для механизатора, а потом договорился до того, что мягкие кресла, которые купили для бухгалтерии, плохо влияют на посадку женщин, спина у них видите ли выгибается! Это абсурдность.

Чтобы сделать экологический паспорт надо заплатить 400 тысяч рублей.

- У Вас работают молодые специалисты. Чем их привлекло СПК?

- Не так давно принимали Государственную программу по поддержке молодых специалистов. Главный инженер два года назад окончил сельхозакадемию, он дополнительные средства получает, как молодой специалист. В этом году ветеринар после окончания учебы приехал к нам. Еще две девушки молодые работают, тоже выпускники. Но основное — жилье.

Три года назад, когда принимали программу мы серьезно занялись этим вопросом, подготовили землю под строительство жилья для молодых специалистов. Но Программа резко завершилась. Сначала были какие-то изменения, не сам специалист, а колхоз должен был средства вносить в строительство. То есть, треть вносим мы, треть — областной бюджет и треть — из федерального бюджета. А после вообще все поменялось, программа стала единой и очередь единой для всех, для молодых специалистов приоритета нет. И сейчас мой специалист 280 в очереди, жилья вводят до 20 квартир в год. И когда он это жилье получит? Через 20 лет? Пришлось купить вторичное жилье и отстроить, теперь главный инженер имеет свой дом, отработает — передадим в собственность. Ветврачу ремонтируем дом, газ провели, крышу перекрыли, тоже взяли вторичное и сами все сделали. А должна быть программа! Как иначе молодежь в селе удержать? И строительство необходимо вести в самих селах, а не в райцентре. Будет дом здесь и специалист будет здесь. И учителям и медработникам тоже надо строить жилье здесь. Получается, что они едут поступать по целевому набору, а домой потом не возвращаются, пристраиваются в городе кто торговать, кто напитки развозить.

Может кто-то и обрадовался, что к связи с подготовкой к Чемпионату мира по футболу — мундиалю, в Волгограде начнется строительство восьми гостиниц и стадиона. И зарплаты там обещают от 30 тысяч рублей и выше. Сколько сил прилагаем, чтобы удержать зарплаты людей на должном уровне, но столько платить не можем! Так куда пойдут молодые специалисты? Залатывая дыры там, мы оголим сельское хозяйство здесь.

Чтобы были деньги — надо тратить меньше, чем зарабатываешь. Кто хочет работать, тот и зарабатывает, а кто не хочет — отработал свои часы и пошел. Хотя предлагал совмещать профессии и зарабатывать больше, но не хотят. Мы сами расхолаживаем людей. Зачем им работать, если отработал несколько месяев, рассчитался и встал на учет в центре занятости населения. По законам экономики фонд заработной платы должен составлять 26% разницы между выручкой и реализацией, если нарушу баланс — вылечу в трубу. 30 % идет на налоги, остальное на энергоносители и развитие. Этот баланс я соблюдаю уже 21 год, поэтому и держусь.

 


   
Егоркин Дмитрий Алексеевич, главный инженер, 25 лет: «С детства есть тягота к земле. Тут я ближе к родителям и жена у меня отсюда. Мне дом построили, работа есть. А больше ничего не надо, хотя много сокурсников остались в городе, нашли работу. Говорят, что в городе развлечений больше, но какие это развлечения? Кино, кафе, телевизор, диван. В селе и охота и рыбалка и свое хозяйство — мне это значительно больше нравится». Побоков Евгений Геннадьевич, 34 года: «Учился в Саратове, но всегда знал, что вернусь сюда. Вырос тут, привык к сельской жизни. Дом построил, женился, дети растут. Медпункт тут есть, детский садик, школа одиннадцатилетка». 
   
Мурунов Сабр Сабибуллович, ветврач, 25 лет: «Окончил Волгоградский аграрный университет по целевому направлению, которое дал Геннадий Владимирович. Работаю три месяца. Предлагали другую работу, но тут мне больше нравится, коллектив хороший, я здесь практику проходил, людей знаю. Пока занимаюсь общей терапией под контролем Натальи Алексеевны, учиться еще предстоит многому. Тут мне с жильем помогли, уже дом достраиваем».  Курицына Наталья Алексеевна, главный ветврач, отработала около 30 лет, мама четверых детей: «За эти годы все изменилось, требования стали значительно строже. К каждой корове индивидуальный подход нужен. Кормление стало значительно лучше. Если раньше витамины получали из яблок, сейчас витамины даем, добавки, премиксы, но и качество молока несравненно лучше. Уход за животными стал совершенно другим, создаем все условия, даже пол для них теплый».

 

Ольга Уманская.

Теги:
Статья опубликована 14-11-2013, 15:16, её прочитали 2024 раз(а) и оставили 0 комментариев.
Комментарии к статье

Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 30 дней со дня публикации.