Подписаться на новые статьи
Нерациональное зерно
04 февраля 2021

Нерациональное зерно

Под Старый Новый год Минсельхоз предложил «старую новую» меру по стабилизации цен на внутреннем рынке – увеличение экспортной пошлины, которое теперь должно затронуть не только пшеницу, но и остальные зерновые культуры. Как отреагировали на такое нововведение производители, и действительно ли это может снизить цены внутри страны – в нашем материале.

Пошлина, как инструмент управления ценами

Еще в декабре правительство утвердило квоту на экспорт зерновых в 2021 году. Она составит 17,5 млн тонн и будет действовать в период с 15 февраля по 30 июня. Тогда пошлина на пшеницу была на уровне 25 евро за тонну, а для остальных зерновых оставалась нулевой. Теперь же предлагается оставить эти условия лишь на первые полмесяца действия квоты, а с 1 марта увеличить пошлину до 50 евро за тонну на пшеницу, плюс с 15 марта ввести ее еще и на другие культуры: до 25 евро за тонну на кукурузу и до 10 – на ячмень. И только по ржи, скорее всего, она останется нулевой.

Более того, к следующему сезону Россия планирует разработать некий механизм, который бы автоматически рассчитывал размер экспортных пошлин в зависимости от текущего уровня мировых цен. То есть пошлина должна стать постоянной, но плавающей.

Конечно, зерно подорожало не внезапно – к этому были предпосылки еще до пандемии, а когда мировую экономику начало лихорадить, процесс пошел куда более быстрыми темпами. 

В 2020 году внутрироссийские цены на зерновые достигли рекордных значений. К концу ноября они были уже на уровне 18 500 руб. за тонну. В качестве основных причин аналитики называют ослабление рубля и рост цен на мировом рынке из-за плохого урожая в Европе и Украине. Ближе к концу декабря после критики Владимиром Путиным цен на продукты показатели снизились до 16 500 руб. за тонну, но в январе опять немного подскочили.

Дабы компенсировать возросшие затраты на экспорт зерна, Минэкономразвития предложило сельхозтоваропроизводителям различные формы господдержки, но это звучит совсем неубедительно. Во-первых, эту поддержку еще нужно получить, преодолев тернии бюрократических проволочек, а, во-вторых, какие бы льготы и послабления государство ни предложило, они все равно будут несравнимы с расходами аграриев из-за пошлины.

Эксперты: пошлина убьет сельское хозяйство

Представители рынка отреагировали на повышение пошлины по-разному, но в большинстве своем они высказывают негативное отношение к такой мере. К примеру, гендиректор фирмы «Прогресс» из Краснодарского края Александр Неженец уверен, что искусственные ограничения ни к чему хорошему не приведут, а государству вместо этого следовало бы предоставить дотации производителям – начиная от мукомолов и хлебопеков и заканчивая малоимущими.

В свою очередь, Сергей Оробинский, возглавляющий компанию «АгротехГарант», видит в ручном регулировании цен риск сделать отечественную сельхозпродукцию неконкурентной на мировом рынке, что грозит серьезным ударом по российской экономике в целом, поскольку аграрная отрасль во многом играет в ней определяющую роль.

Более комплексно посмотрел на проблему генеральный директор компании «Грейнрус-Агро» Сергей Мирюк, считающий, что от увеличения экспортной пошлины в минусе окажутся не только аграрии, но и другие участники рынка: машиностроители, перевозчики, производители удобрений и т.д. А выходом из сложившейся ситуации, по его мнению, могло бы, наоборот, стать увеличение производства, чтобы на фоне роста конкуренции цены снижались.

Аналитики в целом тоже солидарны с подобными выводами и придерживаются точки зрения, что для России, которая позиционирует себя как ведущего производителя зерна на мировом рынке, недопустимы такие ограничительные меры в принципе. Но самое главное – пошлина вводится после рекордного сбора урожая зерновых, что кажется совершенно нелогичным.

По мнению вице-президента Российского зернового союза Александра Корбута, повышение экспортных пошлин может решить одну проблему, но спровоцировать другие. И если на внутренних ценах это действительно может сказаться положительно, то в перспективе есть риск дефицита зерновых в России, поскольку аграриев могут не устроить новые условия реализации продукции, и вместо экспорта с повышенной пошлиной они решат придержать зерно до «лучших времен». В будущем это грозит снижением производства зерновых, а там и до очередного всплеска цен недалеко. Вот только велика вероятность, что пошлина на экспорт в каком-либо виде сохранится на длительный срок (вспоминаем разговоры о плавающем ее формате), поэтому этих самых лучших времен можно просто не дождаться.

Еще один риск связан с ценами на зерновые у других экспортеров. Пока российская пшеница эту конкуренцию по соотношению цена-качество выигрывает, однако после повышения пошлины аграрии наверняка захотят компенсировать затраты более высокой ценой на свою продукцию, и еще большой вопрос, как на это отреагирует зарубежный потребитель. На мировом рынке в этом смысле потеснить российскую пшеницу могут Франция, Украина, а также США, Аргентина и Австралия.

Интервенции – не выход

Не будем забывать о еще одном механизме регулирования цен на зерно на внутреннем рынке – интервенционном фонде. Его ввели еще в 2001 году и до сих пор используют в случае необходимости. Нынешняя ситуация – более чем подходящий случай. Закупочные интервенции призваны убрать лишнюю продукцию, если рынок перегружен, чтобы у аграриев не было убытков, а цены сохранились на оптимальном уровне.

Товарные же интервенции нужны как раз чтобы снизить цены за счет реализации зерна из государственного фонда. В наступившем году было решено не затягивать с этой мерой – продажи прошли в конце января, но эксперты сомневаются в реальном эффекте от этого шага здесь и сейчас. Причина кроется в том, что государство активно продавало зерно из интервенционного фонда и в прошлом году, и к концу 2020-го, по данным Минсельхоза, там осталось всего 177 тыс. т зерна (по прошлогоднему урожаю закупочных интервенций еще не было). Этого явно недостаточно, чтобы заметно повлиять на сложившуюся ситуацию.

Да и в целом скептицизм в отношении системы интервенций только нарастает. В последнее время все чаще высказываются мнения о необходимости ее кардинальной трансформации. Весной прошлого года в Союзе экспортеров зерна предлагали создать фонд продовольственного зерна, чтобы мукомольные предприятия получали сырье по доступным ценам. Звучали также призывы увеличить в нынешнем фонде объемы зерна до 6 млн т, то есть примерно в три раза. Правда, для хранения таких запасов нужно модернизировать существующую инфраструктуру, что потребует несоразмерных финансовых вливаний. В любом случае до конкретных шагов ни там, ни там дело пока так и не дошло.

Продажи спецтехники тоже упадут?

Последствия введения экспортной пошлины могут отразиться и на производителях спецтехники. Ассоциация «Росспецмаш» уже направила в правительство письмо с просьбой отложить новые меры, потому что опасается, что из-за них снизится спрос на технику. Фермеры начнут вкладывать больше средств в реализацию своей продукции, и им не на что будет пополнять парк спецтехники.

В письме также содержится предложение установить плавающую экспортную пошлину на металлургическую продукцию, чтобы цены на внутреннем рынке были ниже мировых на 20%. Учитывая, что на фоне подорожания металлопроката стоимость продукции машиностроения и так в конце 2020 года выросла на 25-30%, вполне вероятен сценарий, при котором спрос на спецтехнику упадет до критических значений. А ведь по данным все того же «Росспецмаша», за прошлый год объем поставок российской сельхозтехники за границу вырос до 13,8 млрд руб. – это рекордный показатель. И если он сильно просядет в этом сезоне, рынок ждут серьезные изменения. Получится замкнутый круг: экспорт значительно снизится, а на внутреннем рынке продажи не вырастут, поскольку у аграриев сильно уменьшится платежеспособность.

Что будет с экспортом и внутренним рынком?

Все вышеназванные факторы, несомненно, затронут российский рынок зерна, но масштабы бедствия сейчас оценить очень сложно. А вот экспорт однозначно снизится, что только подтверждают его нынешние возросшие темпы.

Еще в конце прошлого года, после введения пошлины на экспорт пшеницы на уровне 25 евро за тонну, отгрузки зерновых за рубеж активизировались, а в январе этот процесс ускорился еще сильнее. Директор департамента аналитики Российского зернового союза Елена Тюрина отметила заметный рост ежедневных отгрузок пшеницы. В январе они составили 110 тыс. т, тогда как год назад в это же время было всего 64 тыс. т. Всего за первую половину месяца за границу ушло около 1,9 млн т – это очень приличный объем для столь короткого срока, что говорит о намерении отечественных сельхозпроизводителей реализовать как можно больше продукции за рубеж еще до начала действия квоты и пошлины.

Держать зерно нет смысла еще и потому, что Минсельхоз уже заявил, что вряд ли станет снова лоббировать обнуление экспортной пошлины со второй половины года. В ведомстве подчеркивают, что аграриям нужен понятный механизм формирования пошлины, чтобы иметь возможность планировать на перспективу и не подстраиваться под внезапно меняющиеся правила игры. 

Таким механизмом, видимо, должна стать та самая плавающая пошлина, но, похоже, что пока никто до конца не понимает, как это должно работать, чтобы все были довольны. Нечто подобное существовало пять лет назад, когда на размер пошлины влияли уровень экспортной цены и курс рубля. Но за это время расклад сил на мировом рынке несколько изменился, и предыдущий опыт в любом случае придется подстраивать под нынешние реалии. Хотя сам факт того, что пошлина, скорее всего, пришла к отечественным аграриям надолго, пока вызывает у них лишь обреченность, скрывающуюся в туманных перспективах будущего.

Сергей Кузнецов f

Просмотров : 407
ФЕРМЕР. Черноземье

© КОПИРАЙТ, 2013-2019. Все материалы на сайте защищены Законом об авторском праве. Использование материалов с сайта возможно только с письменного согласия Администрации сайта. По вопросам разрешений на публикации и рекламы обращайтесь +7-905-395-28-88. Мобильное приложение доступно на iTunes и AndroidMarket.