Подписаться на новые статьи
Виктор Шмойлов:«Малые земельные  площади использую  с особым усердием»
25 октября 2019

Виктор Шмойлов:«Малые земельные площади использую с особым усердием»



Процесс концентрации и специализации сельскохозяйственного производства идет полным ходом. И он продолжает набирать обороты.

Однако остается немало фермеров, которые ведут хозяйственную деятельность на 100, 50 и даже на 15 гектарах земли. Их доля в общем каравае может показаться не столь уж и большой, но эти люди уверенно работают на земле, производят сельхозпродукцию практически без государственной поддержки и льготных банковских кредитов, обеспечивают благосостояние своих семей. А главное, эти малые формы хозяйствования готовы занять уникальные ниши сельхозпроизводства, которые неинтересны крупным аграрным предприятиям.
Без вершков и корешков
Глава КФХ Виктор Шмойлов из Щигровского района Курской области имеет в своем распоряжении всего лишь 18 гектаров земли. Чтобы поддерживать свое хозяйство на плаву, фермеру приходится проявлять немалую изобретательность и крестьянскую смекалку. Что, впрочем, неудивительно: новая производительная техника на этих площадях вряд ли окупится, да и денег на ее приобретение у малых КФХ, как правило, нет, поэтому для работы приспосабливается старая. По экономическим же соображениям нет и возможности привлекать специалистов по агрономии, ремонту и обслуживанию сельхозпарка, а это значит, что до всего надо доходить своим умом, все делать своими руками.


Фермерствовать Виктор Вениаминович начал одним из первых в Щигровском районе. В 1988 году он организовал собственное хозяйство в рамках еще советского закона о частной предпринимательской деятельности, но вынужден был свернуть свое дело. Затем на несколько лет покинул родные края, работал бульдозеристом на Таймыре. И хотя деньги там платили немалые, но всегда тянуло потомственного крестьянина на малую родину.
– Когда вернулся, начал с организации ЛПХ, – вспоминает Виктор Шмойлов. – Крепкое хозяйство сложилось у меня в ту пору – три дойных коровы, три свиноматки, шесть быков. Потом решил купить трактор. Пай от отца достался. Потихоньку начал переходить к работе с землей, а в 2008 году оформил крестьянское (фермерское) хозяйство.
Под крылом новоиспеченного КФХ было собрано 56 гектаров плодородной земли.
Казалось бы, дело пошло в гору, но так уж сложилось, что финансовые неурядицы больнее всего бьют именно по малым формам хозяйствования, что, впрочем, вполне объяснимо: во-первых, у них нет возможности для маневра, как у крупных сельхозпредприятий, когда несколько производственных направлений позволяют нивелировать неудачи в одном из них за счет другого. Во-вторых, кредиты «малыши» могут получить только в коммерческих банках под высокие ставки. Проценты, понятное дело, ложатся на хозяйство тяжелым бременем, но другого выхода у небольших фермеров попросту нет.
– В Курске я знаю наизусть адреса всех коммерческих банков, – признается Виктор Вениаминович, – всегда ведь ищешь, где проценты хоть чуточку ниже. У нас, у крестьян, каждая копеечка на счету.


Без техники даже малому фермеру «никуда». Тот же опрыскиватель, например, можно арендовать у соседа: но получишь его лишь в последнюю очередь, после того, как владелец техники обработает свои собственные поля. А за это время сорняк может полностью заглушить посевы.
– Взял коммерческий кредит 750 тысяч рублей, приобрел на эти деньги опрыскиватель, дискатор, сортировочный сепаратор, – отличные агрегаты, с ними и качество обработки почвы повысилось, и на более высокие урожаи можно было рассчитывать, – говорит глава КФХ.
Но, как это нередко бывает, в 2013 году случился обвал цен на зерно. По этой причине выплачивать кредит стало практически нечем. Чтобы погасить долги пришлось расстаться с 40 гектарами земли. Осталось 16, еще 2 гектара фермер взял в обработку в прошлом году.
– Конечно же, столь малые земельные площади приходится использовать с особенным усердием, – отмечает Виктор Шмойлов, – иначе хозяйству не выжить. А возможности для расширения у таких КФХ как мое, практически нет: все земли уже распределены между сельхозпроизводителями, а те, что порой выставляются на аукцион, уходят к крупным агрохолдингам, потому что они всегда имеют возможность предложить более высокую цену.
Ставка была сделана на высокомаржинальные культуры. Вообще, по мнению фермера, следует занимать те ниши, которые не особенно интересуют крупных сельхозпроизводителей. «Им вершки подавай, да корешки – зерно и свеклу сахарную. Я же пытаюсь выращивать культуры, которые холдинги обходят вниманием, но при грамотном подходе и определенных материальных вложениях могут дать хорошую отдачу», – говорит он. – Остается только сожалеть, что поддержка таким хозяйствам, как мое, практически не оказывается.
В этом году Виктору Шмойлову «повезло»: удалось прирастить земельные угодья на 10 гектаров. Вот только дело все в том, что площади эти фактически бросовые. Они поросли бурьяном и деревьями. Но самое неприятное, на этом месте были когда-то совхозные фермы. Остались от них огромные силосные ямы, остатки строений – те еще неудобья. Так что приходится не только ямы засыпать, но и деревья выкорчевывать. Чтобы привести участок в порядок потребуются неимоверные усилия.


– Кроме меня и коллеги-фермера Дмитрия Васильевича Сергеева этим участком никто больше не заинтересовался, агрохолдингам такая землица не нужна оказалась. Даже аукцион не состоялся за неимением других соискателей. А нам, работягам, куда деваться?
Казалось бы, тот труд и деньги, которые фермеры будут вкладывать в восстановление заброшенной земли сельхозназначения должны как-то учитываться государством. Логично предположить, что на разумный срок могла бы предоставляться хотя бы отсрочка по платежам. Но платить Сергеев и Шмойлов вынуждены уже сейчас.
Тыква – золото
Тем временем жизнь не стоит на месте, и фермер не перестает искать пути повышения эффективности своего хозяйства. К примеру, опыты, которые Виктор Шмойлов проводил на своих полях с тыквой, показывают, что эта культура может быть вполне рентабельной даже в условиях небольшого КФХ, а при должных финансовых вложениях и грамотной сбытовой политике даже и сверхрентабельной.
Два гектара этой бахчевой культуры дали неплохой урожай в условиях жесточайшей весенней засухи. Положительную роль сыграло то, что фермер лично ухаживал едва ли не за каждым растением.
– Урожай тыквы чуть не пропал тогда полностью, но, к счастью, пошли дожди. Стал отхаживать каждое растение микроудобрениями, ранцевый опрыскиватель даже на себе носил. А для борьбы с сорняком купил косу-триммер и с ее помощью выкашивал междурядья. Смотрю, после этого, тыква моя распушилась и бодро пошла в рост.
Но слабым местом оказалась реализация. Сорт Провансаль, который был выращен – отличается отменной сладостью мякоти, его охотно берут на переработку даже для производства детского питания. Но переработчики зачастую тянут с закупками, а подступающие морозы из-за отсутствия хранилища грозили уничтожить с таким трудом выращенный собранный урожай. На этот раз обошлось, но фермер решил больше не рисковать. Небольшие мощности для хранения как зерна, так и тыквы, могли бы дать толчок для развития КФХ, но отношение банков к малым формам хозяйствования ставит заслон на этих планах.
– Для моих объемов достаточно было бы потратить 800 тысяч рублей, но высокие процентные ставки я не потяну, – отмечает Виктор Шмойлов. – Нужен был измельчитель соломы к комбайну, и на эти цели пришлось жене брать кредит на свое имя. Агрегат этот в хозяйстве просто незаменим, и он точно окупится. Судите сами: раньше приходилось людей нанимать, чтобы убирать солому, теперь эти затраты ушли в прошлое: и удобрений меньше понадобится, и плодородие земли сохраняться лучше будет.


Другое перспективное направление – тыква на семечку. Поэтому есть планы, что эти новые 10 гектаров должны быть заняты бахчой. Например, штирийский сорт тыквы отлично подходит для производства семечек. Нужен специальный комбайн, который работает в сцепке с трактором. Он отделяет семечку, а мякоть разбрасывает по полю, дополнительно удобряя его. На Украине, например, по словам Виктора Шмойлова, производят совсем небольшие комбайны для уборки тыквы «на семечку» стоимостью всего 80 тысяч рублей или 1,5 тысячи долларов. Они хорошо бы подошли для малого фермерского хозяйства. Но настоящим прорывным направлением могло бы стать производство в рамках КФХ натурального тыквенного масла. Примечательно, что здесь существует узкая ниша, интересная именно для самых малых крестьянских (фермерских) хозяйств. Все дело в том, что в последнее время быстрыми темпами развивается рынок натуральных продуктов, которые популярны среди людей, проповедующих здоровое питание. Врачи-натурапаты настоятельно рекомендуют употреблять тыквенное и льняное масло исключительно холодного прессового отжима, но в наше время это редкий, эксклюзивный товар. Объемы рынка у него небольшие, но и стоимость тыквенного масла холодного отжима говорит сама за себя – от 1000 рублей за литр в розницу. И это при 30-40-процентном выходе масла из семян тыквы. Цена вопроса – два миллиона рублей – эти деньги понадобятся для закупки необходимого оборудования – комбайна, линии по очистке, сушилки, пресса. В целом, сумма сопоставимая с той, что выделяется в рамках грантов по программе «Начинающий фермер». Как правило, эти гранты направляются на организацию молочной фермы. Однако в случае с тыквенным маслом маржинальность проекта обещает быть несоизмеримо выше.
Еще одно перспективное направление для малых КФХ – выращивание хрена. Культура востребована консервными заводами, но также неинтересна для крупных агрохолдингов.
– Особых затрат тут не нужно, – рассказывает Виктор Шмойлов – сажать можно простой картофелесажалкой, но, чтобы, подрезать коренья на глубине 
30 см и затем выкопать их, нужен трактор помощнее – хотя бы 90 лошадиных сил. Мой ЮМЗ-6 1982 года выпуска такую задачу не осилит.
Прошлой осенью фермер посеял 50 соток чеснока с прицелом получить семена и уже на этот год засадить им два гектара. На выходе урожай составил около двух тонн. А с учетом того, что стоит чеснок недешево – это отличный задел на будущее. Под эту культуру «запаровано» и подготовлено два гектара земли.
Перспективы со сбытом и здесь вырисовываются неплохие. Китайский или египетский чеснок, который заполонил российский рынок, хоть и стоит значительно дешевле, однако по вкусу уступает отечественному и изрядно поднадоел потребителю. Поэтому важно было подобрать наиболее подходящий сорт для реализации в розницу. Решено было остановиться на сорте Любаша. Знакомые коллеги-фермеры из Орловской области, например, выращивают его и реализуют вплоть до Хабаровского края. Успех тем более впечатляет, ведь на Дальнем Востоке особенно сильна конкуренция с продукцией из КНР. Потребители все чаще отказываются от импортного чеснока, спрашивают на рынках наш, отечественный, что открывает возможности для расширения его производства малыми фермерскими хозяйствами.
Нельзя крестьянам без земли
На остальных 16 гектарах в КФХ Шмойлова В.В. посеяна соя. В прошлом году она дала 24 центнера с гектара. В этом урожай обещает быть еще больше.
– Я так говорю, что к сое лучше прилипают деньги. Было бы у меня гектаров 150 земли, перешел бы на трехпольный оборот. А сейчас у меня, помимо чеснока, только одна культура – соя, – поясняет он. – Второй год на этом месте ее сею, и на следующий тоже буду. Осенью 2020 года планирую вернуться к озимой пшенице. Смотрел ролики по интернету, как на Украине и по 5 лет подряд на одном месте выращивают сою, и она дает отменные урожаи.
В целом, такой подход оправдывает себя: соя обогащает почву азотом, является хорошим предшественником и позволяет наращивать урожайность последующих культур.


– Культура капризная, подвержена многим болезням, но с этим можно бороться, – говорит Виктор Шмойлов. – Беру всегда семена качественные, с фунгицидной и инсектицидной обработкой. Подкормку 4 раза проводил, обрабатывал гуматом калия и карбамидом, а если сорняк появится, провожу обработку глифосатом.
Казалось бы, соя требует особой техники, но малые площади вполне позволяют справляться и имеющимся далеко не новым сельхозпарком.
– Да есть потери, но с этой проблемой я научился справляться: регулирую жатку, уборку провожу не спеша, с минимальными оборотами барабана – до 900 об. 
Мой старенький комбайн «Нива» справляется с уборкой за 1,5-2 дня. 
А еще у сеялки сошники тщательно отрегулировал. В результате всходы у сои получились ровные и дружные. Раз мало земли, то надо, чтобы каждый клочок давал максимальную отдачу. Вот так и работаем.
В эту незамысловатую, но мудрую крестьянскую философию отлично вписывается технология обработки мини-тилл, на которую 4 года назад перешел Виктор Шмойлов. Он не скрывает, что во многом к ней подтолкнуло чтение статей в журнале «Фермер». А еще помогают просмотры видеороликов, которые выкладывают в интернет фермеры. Как правило, у авторов тоже немного земли, и они охотно делятся информацией со всеми желающими.
– Плодородный естественный слой земли, созданный самой природой, мы плугом загоняем на 30-сантиметровую глубину. Поэтому я полностью отказался от плуга и ограничиваюсь дискатором. В результате, когда комбайн выходит в поле, чувствуешь, что земля стала намного мягче. Затем бороную, культивирую. Если сорняк в рост пошел, обрабатываю его глифосатом – соя любит чистую землю, – продолжает рассказ глава КФХ.
В результате, по его словам, экономится солярка, да и слабенький трактор чувствует себя намного легче.
Соя на поле фермера Шмойлова и впрямь вышла добрая. Дай бог, чтобы сложилась еще и хорошая цена на нее: для малого фермерского хозяйства финансовые потери обходятся особенно дорого, а вся прибыль идет на развитие хозяйства. Для технологии мини-тилл, например, хорошо было бы прикупить глубокорыхлитель, чтобы сбивать плужную подошву. Но тогда и трактор понадобится помощнее…
Поле соседа и коллеги по фермерскому цеху Дмитрия Сергеева располагается поблизости, поэтому он согласился поучаствовать в обсуждении проблем, которые есть у малых фермеров Черноземья.
– Сейчас корчуем деревья, засыпаем ямы, вводим в сельскохозяйственный оборот вот эти бросовые земли. У кого еще кроме нас, «малышей», они будут востребованы? Дармовых денег от государства мы не просим. Была бы возможность технику в лизинг взять без непосильного первого взноса и то хорошо было бы. Но почему-то относят нас к категории неплатежеспособных. Хотя кредиты коммерческим банкам под большие проценты мы исправно выплачиваем.
Под 4-5 процентов мы неплатежеспособные, а если речь заходит о кредитах под 14 процентов годовых, то мы тут же становимся «платежеспособными». Вот такой парадокс получается. Купил косилку, купил подборщик сена. А еще погрузчик – он мне крайне необходим в работе. Чтобы быть более платежеспособным, держу небольшое личное стадо КРС.
Впрочем, рассказ наш не заканчивается на минорной ноте. Есть надежда, что введенные в оборот новые земли со временем дадут толчок развитию этих небольших КФХ.
– Любовь к земле не позволяет нам ее бросить, – говорит Виктор Шмойлов. – В уборочную от поля идет непередаваемый аромат хлеба, весной – запах свежей травы. Мы, потомственные крестьяне, другой доли для себя не ищем. Будем держаться до последнего!

Владимир Ельников    f

Просмотров : 266
ФЕРМЕР. Черноземье

© КОПИРАЙТ, 2013-2019. Все материалы на сайте защищены Законом об авторском праве. Использование материалов с сайта возможно только с письменного согласия Администрации сайта. По вопросам разрешений на публикации и рекламы обращайтесь +7-905-395-28-88. Мобильное приложение доступно на iTunes и AndroidMarket.