Подписаться на новые статьи
Юрий Черных: «Сею то, что востребовано»
26 ноября 2019

Юрий Черных: «Сею то, что востребовано»


Село Талица древнее многих городов, да и само оно когда-то было городом, имевшим важное оборонительное значение для Ельца. О его возрасте говорит каменная Казанская церковь, построенная еще в 17 веке. Сегодня четырехсотлетняя Талица большое – благоустроенное село Елецкого района Липецкой области
Долгие годы возглавлял совхоз в Талице Юрий Николаевич Черных, уроженец этих мест, всю жизнь посвятивший родному селу. Совхоз был большим, передовым. Производили сельчане зерновые, молоко, говядину, свинину, была своя переработка – талицкую сгущенку охотно раскупали на липецких рынках. Даже дома строили для рабочих – целая улица вдоль реки из совхозных коттеджей. 
В 2007 году Юрий Черных ушел на пенсию, а через некоторое время узнал о банкротстве родного предприятия. Распродана земля, вырезан скот, вот-вот вывезут на металл технику и оборудование. На тот момент у семьи Черных уже было небольшое хозяйство на 200 гектаров, но смотреть, как окончательно добивают на селе производство, сил не было, и с 2007 года на обломках бывшего совхоза появилось новое КФХ. Совхозной земли уже не было, все распродали заезжим предпринимателям. Но Черных удалось привлечь пайщиков, которые доверяли местному фермеру больше, чем «гостям». Купил оставшуюся совхозную технику, старенькую, но еще пригодную к ремонту, и вышел в поле. 
О возрождении животноводства даже не было речи – это совсем другие силы и финансы. Цена на молоко не покрывает затрат на его производство, из года в год оставаясь на одном уровне на фоне роста цен на корма, ГСМ, ветеринарию, налоги… Не вытягивают даже крупные предприятия, избавляются от поголовья, взваливать на себя такой груз небольшому фермеру даже не риск, а заведомый провал.
– Все, что у нас сейчас есть – это благодаря кредитам, без них ничего бы не было, – делится Юрий Николаевич. – На старой технике начинали работать, толка не было. Пока ее отремонтируешь, пока до поля доедешь, успеешь полдня поработать и тащишь ее с поля назад на ремонт. На первый кредит взяли трактор МТЗ, уже чуть вздохнули. А семь лет назад я взял коммерческий кредит на покупку John Deere, хотя семья была против, боялись, что не потянем. А как увидели новую технику в работе, поняли, что опасения напрасными были. Все работы делаются легко и быстро. Раньше тракторист звонил, чтобы о поломке сообщить, сейчас не успеешь его в поле отправить, он звонит, спрашивает, на какое поле переезжать работать. С первым кредитом расплатились, взяли другой, потом еще. И коммерческие брали, и льготные, и по программе 1432 покупали технику. Один кредит заканчиваем выплачивать, второй платим, третий начинаем. Сегодня у нас вся техника новая, современная. Пять комбайнов Acros, три трактора John Deere, два посевных комплекса Amazone, весь набор прицепного оборудования – культиваторы, дискаторы… Кредиты – это хороший инструмент для развития хозяйства.
Если его держат умелые руки, добавим. Юрий Николаевич показал нам гидрофицированные сцепы для борон, которые работают в хозяйстве уже около двух лет. От производителя такие сцепы стоят больше миллиона рублей, а вещь в хозяйстве нужная. Без проблем можно было бы взять еще один кредит, но не зря мы упомянули про умелые руки. Сцепы – самодельные. Когда-то, задумав покупку, фермер Черных решил ознакомиться с аналогичной техникой в соседнем хозяйстве. А инженер Черных (образование, как и мастерство, никуда не деть) обратил внимание, что конструкция у оборудования простая, и повторить ее самостоятельно не составит большого труда. Задумано – сделано. Купил металл и комплектующие, сварщики свои в хозяйстве, недостатка в «Кулибиных» на селе нет. И вот уже едет тракторист в поле, нажал на кнопочку – разложил агрегат в рабочее состояние, закончил работу, нажал на кнопочку – собрал все в транспортное положение и едет дальше – минутное дело. На производство одной сцепки было потрачено 400000 рублей против 1200000 рублей, 
необходимых на покупку. Экономия в 800000 рублей существенна для любого хозяйства, а две сцепки? Считайте.


Также своими руками отремонтировали в хозяйстве старый совхозный зерноток и ЗАВы, которые пришлось разбирать почти до основания и проводить капитальный ремонт, затем закупать новое оборудование, зерносушилку.
Сегодня в хозяйстве Черных около 2000 гектаров земли. Фермер выращивает озимую и яровую пшеницу, ячмень, подсолнечник, сахарную свеклу. Все культуры традиционны для района, с неплохой урожайностью, зерновые и подсолнечник по 50 центнеров с гектара на круг выходят, свекла 650 центнеров.
– Я сею только то, что востребовано, – рассказывает Юрий Николаевич. – Одно время сеял люпин, лет пять назад на него был спрос, а потом резко упал. Та же ситуация со льном, несколько лет подряд его забирал подмосковный завод для производства масла, а потом прекратил. Разумеется, я не стал заниматься люпином и льном, зачем? Технику под эти культуры специально не покупал, подошла та, что есть, с небольшим обратимым переоборудованием. Вернется спрос – буду сеять. Люпин и лен культуры удобные, в нашем климате особо не болеют. У меня еще запас семян есть, была бы реализация. Ячмень в прошлом году у меня был продовольственный, сейчас не выгодно выращивать пивоваренный. От пивзаводов спрос упал, цену дают на 1-2 рубля дороже, а хлопот с пивоваренным ячменем больше. Важно не перекормить посевы азотом, если белок чуть выше 12, то это уже брак. При этом фуражный ячмень получаешь 
50-60 центнеров, а пивоваренный 
40 центнеров. Так что на фуражном зарабатываешь, а на пивоваренном нет.
Вырастить любую культуру можно, считает Черных. Главное, по его словам, соблюдать технологию, не пропускать обработки, придерживаться четкого плана проведения всех необходимых мероприятий. Работает фермер по интенсивной технологии, проводит сев с удобрениями, выполняет протравливание семян, обрабатывает посевы гербицидами, фунгицидами, инсектицидами, вносит положенные удобрения. А вот от паров отказался.
– Урожайность по пару, конечно, выше на 10-15 центнеров, – объясняет свой подход к земледелию Юрий Николаевич. – С паром мы получим 70 центнеров, а без пара 50-60 центнеров. Но с паром два года земля стоит без дела. Если все посчитать, то никакой экономической выгоды от высокого урожая после пара нет. Обходимся без пара, соблюдаем севооборот. Под технические культуры пашем, а под зерновые дискуем и культивируем. Под подсолнечник осенью вносим сложные удобрения, весной селитру. Посев, обработку, уборку проводим по погоде – если позволяет, то без десикации, не позволяет – заказываем авиаобработку. Свекла тоже без хитростей – удобрения вносим осенью, весной поле выравниваем, боронуем, сеем семена, вносим макро– и микроудобрения. Обработок до восьми за сезон проводим. Без них нельзя, весь урожай погибнет, то от болезней, то от тварей всяких. С соблюдением севооборота, с внесением удобрений, с измельчением и заделкой соломы, разложение которой ускоряет вносимая селитра, земля восстанавливается хорошо. Пары, если в идеале, иметь надо, но экономически это не выгодно.


Отказавшись от чистого пара, Черных стал применять в хозяйстве технологию сидерального пара, которую подстроил под условия своего хозяйства. Фермер сеет сидераты не весной, а летом, после уборки озимых, тем самым сокращая срок выдержки поля под сидеральным паром. После уборки зерновых на поле высевается горчица, или масляная редька, или донник. К осени растения успевают сформироваться, и зеленую массу заделывают в почву, а оставшиеся в ней корни сидератов при гниении разрыхляют ее, создавая своеобразную капиллярную сеть. Весной на этом поле высевают яровые культуры.
К влаге Черных относится с особым вниманием. Зимой непременно проводит снегозадержание, особенно на полях, приготовленных под яровые культуры – как только снежный покров достигнет 7-10 сантиметров, в поле выходят снегопахи. Кстати, тоже собственного изготовления. Конструкцию «утюга» сделали проще, чем у заводской техники, а результат работы такой же. Весной на полях проводится снеготаяние. Снегопах раздвигает снег, открывая полоску черной земли для солнца. Земля нагревается, и тающий от ее тепла снег уходит в почву, никаких водостоков по полю не образуется.
Свой подход у Черных и к семенам. Ежегодно он закупает суперэлиту зерновых, три-четыре сорта, в краснодарском институте имени Лукьяненко, и из этого материала на сортовом участке в 12 гектаров получает элитные семена, которые уже высевает под товарное производство. Максимум, что может разрешить себе Черных высевать кроме элиты – первая репродукция отлично показавшего себя сорта. Шансы последующих репродукций на сев даже не обсуждаются, каким бы хорошим не был сорт. Свекла и подсолнечник только импортные, и, как утверждает Черных, здесь особо голову ломать не надо: все сорта и гибриды, предлагаемые известными компаниями, одинаково хороши и отличаются только по срокам сбора урожая. Чтобы не ошибиться в выборе, Юрий Николаевич активно изучает опыт коллег и предложения производителей семян. Он частый гость на семинарах и региональных «Днях поля» в Липецке, Воронеже, Орле, Рязани, Тамбове.
– Вот говорят мне: «Что там растениеводство, никакого труда – вспахал, посеял, собрал и отдыхай зиму», – улыбается Юрий Николаевич. – Ну, что скажешь? Само все растет? А вопросов «что сажать, как и когда сажать, как защищать, как растить» разве нет? Вот почему у меня два посевных комплекса? Потому что один работает с внесением удобрений, а другой без внесения, но с дискатором. Чаще пользуемся тем, который при посеве вносит удобрения. Если этот же сев можно выполнить и без внесения удобрений при севе, тогда сначала надо удобрения раскидать по полю, а это увеличивает и расход удобрений и топлива на дополнительный проход техники. Если при одновременном с севом внесении удобрений мы расходуем 70-80 килограммов сложных удобрений, то при разбрасывании перед севом уходит на то же поле 150 килограммов. Разумеется, когда-то эти лишние удобрения все равно сработают, но нам надо сразу и конкретно под эту культуру.
Редкость, но на кадровый голод Черных не жалуется. Его в Талице все знают, он знает всех, люди охотно идут на работу в хозяйство, а ответственные работники в селе на виду, не ошибешься кого брать. Если предложить хорошие условия, люди будут работать у фермера, ближе к дому. Потому что ездят мужики и в Елец на работу, и в соседние села на работу в холдингах, и на автозавод в Красное, в соседний район, и на северные вахты. А дома-то лучше. Да и собственные ресурсы основательные – с Юрием Николаевичем работает жена, сын, сноха, мать снохи… Большая семья. Прикрыты все «фронты»: и бухгалтерия, и поля. С существующим объемом земли в хозяйстве при современной технике вполне справляются.
Не испытывает хозяйство и трудностей со сбытом. Зерно закупают мелькомбинаты и экспортные компании, пшеница у Черных, в основном, получается третьего класса, с хорошими показателями. Подсолнечник уходит на маслобойни, но цены из-за перепроизводства стали непривлекательными. Предлагают 18-20 рублей, 
а ведь как-то давно, вспоминает фермер, улетал подсолнечник по 
22-23 рубля, а то и по 25 рублей. А сейчас и гибриды ранние, и все больше хозяйств занимается подсолнечником, даже в тех районах, где он раньше и близко не рос. Даже придерживая урожай на зиму, ничего не выигрываешь. В прошлом сезоне соседи, кто не захотел семечку осенью по 18 рублей продавать, сетует Черных, продали весной за те же деньги, куда деваться. А зерно фермер сразу не реализует, здесь хранение себя оправдывает.
О расширении хозяйства Черных не думает, да и отдыхать пора, делами все больше занимается сын. А Юрий Николаевич старается сделать больше для родного села. И как фермер, и как председатель сельского совета, и как депутат районного совета. Ремонт школы, детского сада, ФАПа, чистка дорог, праздники, бытовые проблемы – все решается с помощью Черных. А еще у фермера есть задумка – из старой водонапорной башни сделать смотровую площадку. Башня давно не действует, впрочем, как и вокзал станции «Талица-Елецкая» железнодорожной ветки Елец-Лебедянь. Стены крепкие, архитектура интересная, остается сделать крепкую лестницу и перекрыть верхний купол стеклом, может получиться еще одна достопримечательность с видом на похорошевшую Талицу. Здание вокзала тоже не используется, но от него РЖД, в отличие от башни, пока не спешит избавляться. Хороший бы музей вышел, уж в Талице есть что показать.

Людмила Черноносова    f

Просмотров : 295
ФЕРМЕР. Черноземье

© КОПИРАЙТ, 2013-2019. Все материалы на сайте защищены Законом об авторском праве. Использование материалов с сайта возможно только с письменного согласия Администрации сайта. По вопросам разрешений на публикации и рекламы обращайтесь +7-905-395-28-88. Мобильное приложение доступно на iTunes и AndroidMarket.