Подписаться на новые статьи
Джангар Сангаджиев « Не отделяю  хозяйство от села»
27 декабря 2019

Джангар Сангаджиев « Не отделяю хозяйство от села»

Сельское хозяйство – это важнейшая составная часть экономики Калмыкии.

Это десятая часть производственных фондов республики, здесь создается третья часть валового регионального продукта и работает свыше четверти от общей численности трудозанятых жителей Калмыкии. Сегодня сельское хозяйство – это динамично развивающаяся, успешная отрасль экономики республики. Благодаря существенной государственной поддержке развиваются сельхозорганизации и крестьянско-фермерские хозяйства, реализуются мероприятия по развитию мелиорации, увеличивается племенное поголовье, растет экспорт продукции АПК.


Фермеры и руководители сельхозпредприятий из Калмыкии не раз становились героями публикаций «Фермера». Очередная командировка в республику совпала с проведением в республике торжественного мероприятия, на котором мы встретились и со старыми знакомыми, и приобрели новых друзей.
День работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности – важный праздник для всей республики. В стенах Дома правительства РК состоялось чествование лучших работников, которые трудятся и на животноводческих стоянках, и в растениеводческих бригадах, и в цехах переработки. В мероприятии участвовали представители руководства Калмыкии, парламента, районных муниципальных образований, руководители сельхозпредприятий, КФХ, ветераны отрасли и Великой Отечественной войны. Много теплых слов услышали в свой адрес те, кто своим трудом создает богатство республики. В торжественной обстановке труженикам АПК были вручены высокие награды. Звания «Почетный работник АПК России» удостоена Антонина Катрунова, генеральный директор ПЗ ООО «Агрофирма Адучи», звания «Заслуженный работник сельского хозяйства РК» – Александр Чудидов, директор ООО КФХ «Альтаир» Малодербетовского района. Ценные награды были вручены победителям республиканского сельскохозяйственного конкурса, а руководители двух хозяйств, СПК ПЗ «Первомайский» и ООО «Тракт», получили в подарок автомобили.
Отмечен наградой и руководитель самого крупного в России овцеводческого хозяйства Джангар Сангаджиев, генеральный директор АО Племзавод «Улан-Хееч». История хозяйства насчитывает более пятидесяти лет, и все эти годы идет путем развития. Путем трудным, но успешным. Как руководить огромным хозяйством? Какие задачи предстоит еще решить? Почему в «Улан-Хееч» очереди на трудоустройство? Что сделано для села? За ответами на эти и другие вопросы «Фермер» отправился в поселок Привольный Яшкульского района, где находится хозяйство.
Ее величество степь
От Элисты до Привольного 180 километров по хорошей дороге, уходящей в горизонт, который, едва приближаясь, снова становится бесконечно далеким. Кому-то бесконечная равнина может показаться однообразной, а минималистический несменяемый пейзаж неинтересным и скучным. Нет в степи ничего лишнего, природа тысячелетиями оттачивала степные линии, до того плавные, что кажется небо и земля составляют единое целое, мягко перетекая друг в друга. Остановись, прислушайся – как ветер ласкает ковыль, как тащит жухлую былинку муравей, как спешит укрыться в норку от зоркого глаза орла суетливый суслик. Степь может многое рассказать. Кто ты? Откуда пришли твои предки? Что завещали тебе? Степь может и удивлять.


– Летом, в жару, у нас даже травы нет, – рассказывает Джангар Сангаджиев. – Кто приезжает из других мест, удивляется, как у нас овцы растут? Дожди у нас редкость, но если пройдет дождь, то на следующий день степь становится совсем другой – буйство разнотравья, все цветет красным, синим, желтым, удивительная степь у нас.
В «Улан-Хееч» 170 тысяч гектаров земли, 65 животноводческих стоянок и огромная отара – более 50 тысяч голов, такого поголовья больше нет ни у кого, и в республике, и в стране.
– Когда я три года назад принимал хозяйство, – продолжает Джангар Александрович, – у нас было 18,1 тысяч маток, а сейчас 20,6 тысяч маток. Сегодняшний размер поголовья оптимальный для тех ресурсов, что у нас есть. Это то количество овец, которое мы можем содержать без ущерба для экологии степи, но при этом быть рентабельным хозяйством. Рост поголовья если и будет, то незначительный. Но есть резерв для увеличения поголовья КРС. Сейчас у нас 1800 голов общего поголовья КРС калмыцкой породы, 1300 выходного. Хотим довести стадо до 1500 голов выходного поголовья и на этом остановиться.
Степь дает корм для животных. Овцы, растущие здесь, нагуливают вес на степных пастбищах, а зимой подкармливаются сеном, которое накошено здесь же. Степная трава богата протеином, минералами и витаминами. Животные круглый год находятся на свободном выгуле, поэтому могут выбирать самую полезную траву. Мясо получается особенно вкусным и нежным. Если увезти овцу, родившуюся в «Улан-Хеече» в другую местность, на другой корм, то такого мяса уже не получится. Вся «фишка» вкусного мяса в степной траве.
Степь защищает. В окрестностях Привольного нет волков, потому что степь здесь настолько ровная, что нет ни овражка, ни ложбинки. Волкам просто негде обустраивать логово, нет условий. Если изредка и встретится волк, то это отставший от мигрирующей стаи или пришедший со стороны одиночка, ищущий себе место, и надолго он здесь не задержится.
Мясо или шерсть?
Племзавод «Улан-Хееч» специализируется на разведении овец грозненской тонкорунной породы. Продукция хозяйства – племенной молодняк, реализуемый ежегодно в объеме не менее 2000 голов, товарное поголовье на откорм и убой, а это ежегодно около 10 тысяч валухов и баранчиков, и шерсть.
– Хозяйств, которые занимаются шерстью, осталось очень мало. В основном, все овцеводческие предприятия перешли на мясное направление, связываться с шерстными породами никто не хочет, – отмечает Джангар Александрович. – А мы, наоборот, все перспективы видим только в нашей мериносовой овце. Мы работаем над тониной шерсти, держим стандарт 64 качества, до 22 микрон. Средний настриг с овцы – 4,3 килограмма. Если сравнивать с передовыми предприятиями Австралии или Китая, где с овцы настригают 7 килограммов, кажется, что мы стрижем мало. Но для наших условий это отличный результат, а общий объем шерсти у нас, в среднем, 200 тонн в год.


С реализацией шерсти проблем нет. Давний партнер хозяйства – Борская шерстомойная фабрика (Нижегородская область) – забирает весь объем, производимой в «Улан-Хееч» шерсти. Цена на шерсть нестабильная, но фабрика всегда дает самую высокую цену, которая есть на данный момент на рынке. Менять партнера и искать других покупателей директор не собирается. Здоровые деловые отношения, стабильность и репутация важнее денег, считает он. В прошлом году на местный рынок шерсти пришел Китай, и цены взлетели вверх, даже перекупщики не скупились, давали за килограмм шерсти 210 рублей. Запредельный спрос намного превышал предложение местных производителей. А в этом году китайских покупателей нет, цена на шерсть упала до 130 рублей.
Приезжают в «Улан-Хееч» представители и российских компаний, занимающихся переработкой шерсти. Все ищут хорошую шерсть хорошей мериносовой овцы, а вот грубошерстным материалом никто не интересуется. Продать шерсть племзавод может без проблем, но подводить партнеров не в правилах Сангаджиева. Подошел срок стрижки, настригли шерсть, реализовали и получили живые деньги, которые всегда нужны на решение текущих производственных задач и проблем. И фабрика уверена, что шерсть придет, и у директора «Улан-Хееч» не болит голова, куда деть продукцию.
Но, в соответствии со статусом, основная продукция хозяйства – племенной молодняк. Чтобы сохранять статус племенного завода, «Улан-Хееч» ежегодно обязан продавать племенную продукцию, улучшая тем самым поголовье рядовых товарных хозяйств и личных подворий. Государство не зря субсидирует производство племенных животных – высокопородный молодняк, разъезжающийся по разным хозяйствам, улучшает качество общего поголовья в стране. Кстати, в «Улан-Хееч» господдержка племенной работы достигает 10 миллионов рублей в год.
– С реализацией молодняка в последнее время возникают трудности, – делится проблемой Джангар Александрович. – Покупатели стали экономить, для пополнения поголовья ищут недорогих животных, товарных. На племенных деньги не тратят. Выбирать овцу стали по двум критериям – есть голова и дешево, а порода или уже непонятно что, без разницы. Денег много нет, берут, что попало. А я считаю, наоборот, при ограниченности средств надо думать на перспективу. Лучше купи овец меньше, но хороших. Чтобы росло у тебя качество поголовья, продуктивность. Тогда в будущем получишь намного больше, чем если бы сейчас сэкономил.
Откуда барашки?
Грозненская порода овец была выведена в Дагестане, получена путем скрещивания мериносовых баранов, привезенных из Австралии в 1929 году, с местными новокавказскими и мазаевскими овцами и зарегистрирована в 1950 году. Это небольшие овцы (матки весят, в среднем по 45 килограммов, максимально – 70, а бараны, в среднем, по 80 килограммов, максимально – 110), матки комолые, а у баранов растут крупные, хорошо развитые рога – это один из признаков чистой породы.
Австралийские мериносы и сегодня трудятся в «Улан-Хееч» над улучшением породы. В хозяйстве уделяют особое внимание селекционной работе. Этим занимается специальный племенной отдел, в котором работают высококлассные специалисты, в том числе три зоотехника и четыре племучетчика. Сегодня основная задача отдела – поработать над повышением живой массы животных. Больше выход мяса – выше рентабельность.


Приезд «Фермера» совпал с началом осеменительной компании в «Улан-Хееч». В течение месяца специалисты будут развозить семя по маточным отарам, и производить процедуру оплодотворения на местах в специально оборудованных для этого помещениях. Бараны-производители содержатся отдельно, на ферме в Привольном, на безвыпасном содержании. В рационе «папаш» сено, зерно и витаминные овощи – морковь, тыква, семя должно быть качественным и сильным. Бараны, за счет условия содержания, не дикие, не пугливые, это облегчает постановку животного в специальный станок и процедуру забора семени. Специалисты хозяйства уверены, от грамотно проведенной осеменительной компании зависят количественные и качественные показатели будущих ярочек и баранчиков.
Красные овцеводы
Окот, в соответствии со сроками осеменения, проходит в апреле. Это самый «жаркий» месяц в хозяйстве, даже если погода еще не радует весенним теплом. В это время на помощь чабанам маточных отар направляются на помощь сакманщики, среди них и студенты колледжей, которые с интересом получают животноводческий опыт. Без сакманщиков не обойтись – в отаре, в среднем, 800 голов, значит, в период окота ежедневно появляются 25-30 ягнят, и одному чабану трудно уследить за всеми.
– Мериносовая овца все же искусственно полученная порода, – поясняет Джангар Александрович, – поэтому более нежная, более требовательная к уходу, нуждается в человеке и его помощи. Мы ждем от чабанов качественной работы, и не требуем невыполнимого. Каждый чабан уверен, что один на один с проблемами не останется, мы всегда вместе, выполняем одну задачу.


Задача эта – работа с отарой и сохранность поголовья. Вся работа чабана направлена на получение качественного ягненка и сохранение его до отбивки. Осеменение, зимовка, стрижка, окот – все этапы работы овцеводов направлены на выполнение этих задач. Сохранность стада в хозяйстве стопроцентная. Выход ягнят даже в неудачные годы 103 процента. В текущем году этот показатель достиг 107,5 процентов, а самые опытные чабаны дают выход ягнят в 110 процентов и выше.
– Нам нужен результат, а как его достичь – каждый чабан решает сам, основываясь на своем опыте, – отвечает на наши вопросы Сангаджиев. – Иногда один и тот же метод не работает на разных участках. Можно посмотреть, как работают опытные чабаны, но все-таки только личный опыт поможет правильно определиться: что делать, как пасти, как проводить окот. По какой системе работать – дело чабана, решать ему. Главное, упитанные овцы, сохраненные матки и ягнята, за которых в августе надо отчитаться. Предприятие создает чабану все условия для комфортной и профессиональной работы. Подвозим воду, сено, корма, даем помощников и проводим ветеринарное обслуживание отары. Нужен вездеход – придет вездеход, нужен бульдозер – отправим. Даже на бытовые проблемы чабан не отвлекается, привезем все, что нужно.


В переводе с калмыцкого «улан-хееч» означает «красный овцевод». В названии хозяйства дань уважения и благодарности человеку труда, чабану, создающему крепкий фундамент, на котором растет и развивается хозяйство. Условия работы чабана в калмыцкой степи экстремальные, выдержит не каждый. Но люди из хозяйства не уходят, работают по многу лет. Более того, на столе у директора сейчас лежит около десяти заявлений с просьбой принять на работу, люди буквально стоят в очереди на вакансии в «Улан-Хееч».
Зарплата чабана невысокая, основным стимулом работы служит возможность содержать собственное поголовье. При приеме на работу чабан получает «подъемные» – 150 маток. С каждого окота «премиальные» – ягнятами. Так, если с маточной отары чабан получит 900 ягнят, 35 из них забирает себе. Пасутся овцы чабана вместе со всей отарой, зимуют тоже, при этом вся зимовка за счет хозяйства – корма привозят с учетом личного поголовья, хватает всем. У давно работающих чабанов имеется крепкое собственное поголовье.


– Люди поняли, что в сельском хозяйстве можно работать и получать стабильный доход, прокормить семью, заработать честным трудом. Тяжело, и деньги сразу не появятся. Когда к нам приходят устраиваться новые чабаны, я честно говорю, что придя на точку, пять лет, как минимум, вы не сможете ее бросить ни на один день. Нужно будет контролировать каждую голову – как себя ведет, куда пошла, все время нужно быть при отаре. За это время вы не сможете нормально отдохнуть, или купить себе какую-то лишнюю вещь. Болеть тоже не сможете себе позволить. Будете только работать, чтобы сохранить и приумножит поголовье, которое получили под опеку. И если будете нормально работать, то получите стабильность и уверенность в завтрашнем дне. И вот только тогда можно немного вздохнуть. Можно купить автомобиль, задуматься о покупке квартиры. Если у человека есть стержень и стремление заработать, он всего добьется.
Солнце, ветер и вода
Главная проблема хозяйства – отсутствие воды. В степи нет ни естественных водоемов, ни ложбинок, где бы собиралась вода после редких дождей, а летом их может и не быть все три месяца. Вода есть в колодцах в Привольном, вкусная, по качеству не уступающая бутилированной воде из лучших источников. Ее и возят на точки. Каждый день, без выходных и праздников, двенадцать водовозных машин совершают по десять рейсов, чтобы напоить отару. На обеспечение точек водой хозяйство несет большие затраты – цена на ГСМ регулярно растет, в отличие от цены на шерсть или молодняк. К тому же парк машин уже устарел, то одна встанет на ремонт, то другая, а ремонт старой техники долгий и дорогой. Надо покупать новую. Нужны современные, но простые в обслуживании машины, чтобы в случае чего, можно было быстро привезти запчасть и отремонтировать своими силами. «Если сегодня воду на точки не привезу, завтра вся отара в Привольный прибежит», – горько шутит директор.
Проблему можно было бы решить, найдя источники воды в степи. Нужна установка для бурения скважин и необходимые знания и умения. Вода в степи теоретически есть, надо искать на глубине от 15 метров и ниже. Вода на таком уровне слабосоленая, но если найти источник даже такой воды, это уже будет большая удача и подарок для чабана. Овцы с удовольствием пьют такую воду и отлично себя чувствуют.
Немаловажный вопрос и комфортный быт чабанов. Еще в советское время, по программе электрификации животноводческих стоянок, в совхозе успели провести свет почти на все точки, без электричества осталось всего десять. Сегодня таких программ нет, а тянуть самостоятельно провода до дальних стоянок предприятию не по карману. Но и людей оставлять в первобытных условиях не годится. Стали пользоваться бензиновыми генераторами, решение тоже оказалось невыгодным из-за роста цен на топливо.


Выход был найден – альтернативные источники энергии. Солнечными электростанциями оборудованы уже семь стоянок. Панели, аккумуляторы и остальные комплектующие для одной точки обходятся в 130 тысяч рублей. Хозяйство либо само покупает все, что нужно в Волжском или Астрахани у проверенных поставщиков, либо компенсирует стоимость оборудования, уже купленного животноводом в выбранной им фирме. Мощности устанавливаемого комплекта хватает на работу холодильника, телевизора, двух-трех лампочек – элементарные бытовые условия обеспечены. Уже самостоятельно чабаны докупают панели и устанавливают стиральные машинки, подключают другие бытовые приборы, освещают территорию. На одной из стоянок чабан в дополнение к солнечным панелям установил ветряной генератор, и все лето у него в доме работают кондиционеры. Чего-чего, а уж ветра и солнца в степи хватает.
– Конечно, самый дешевый вид энергии – сетевой, но это если уже все подведено и подключено. Сегодня самое оптимальное для нас решение – солнечная и ветровая энергия. Об окупаемости и возмещении затрат на солнечные станции я даже не думаю, главное – люди. В целом, я доволен альтернативными технологиями, надо было давно на это обратить внимание. Сейчас предложений больше, цены с каждым годом доступнее, есть, что выбрать.
Село и люди
Директор Сангаджиев не разделяет жителей Привольного на своих и чужих, все одинаково чувствуют те изменения, которые происходят в селе. «Разве пенсионер не свой? – спрашивает Джангар Александрович? А учитель в местной школе? А фельдшер и водитель «скорой»? Формально они не работники предприятия, но все они свои».
– Выживать одному тяжело, мы помогаем, все знают, в беде не бросим. Хозяйство от села не отделяем, мы единое целое. Каждый настроен на позитивный результат и вносит часть своего труда в общее дело. С советских времен у нас сохранился потенциал и материальная база, мы все это сохранили, приумножили. Никого не бросаем, дух коллективизма у нас силен. Мясо по льготной цене, продукты пенсионерам покупаем, подарки на праздники, помогаем приобрести стройматериалы. Цену на воду не меняем уже лет 10, почти столько же держим цену на хлеб – 20 рублей, хотя производство в связи с ростом цен за эти годы стало дороже. Так мы жили всегда, так действовал и наш предыдущий директор, Петр Поштаевич Менкнасунов, который в трудные годы сохранил и хозяйство, и поголовье, и кадры. Так мы и сейчас живем.
Развитие «Улан-Хееч», признается директор, он связывает с обеспечением уровня жизни и комфорта всех жителей Привольного. Чтобы людям хотелось жить и работать здесь, несмотря на удаленность от райцентра и Элисты, несмотря на климатические условия.


Поселок обустраивается, приезжают на работу молодые специалисты, которые видят для себя перспективы в сельском хозяйстве. Строят дома, рожают детей, трое детей в семье – это норма для Привольного. Растет количество детей в местной школе, а садик уже не вмещает всех желающих. Поэтому Джангар Александрович подбирает вариант расширения, и скоро дети получат новое просторное помещение. Всегда люди и сами уже тянутся к хорошим условиям – в большинстве домов городские удобства, во дворах хорошие автомобили. Привольненские выпускники поступают в лучшие ВУЗы страны, и родители могут себе позволить отправить сына или дочь на учебу в Москву, в Санкт-Петербург, поддерживать материально. Получение высшего образования, интерес к наукам, надо отметить, своеобразный тренд среди молодежи Калмыкии. Кстати, недавно в Привольном появился первый памятник Чингиз-Хану, молодежь и дети должны знать свою историю, считает Джангар Сангаджиев, беречь свое историческое наследие.
Планов много. Уже готовится к установке современная спортивная площадка. Есть задумка построить ФОК, пригласить на работу тренеров по разным спортивным направлениям, от футбола до шахмат. Формируется идея создать условия для работы музыкальных и художественных студий, школы танцев, преподавателей таких дисциплин очень ждут в Привольном. Планируется построить цех переработки, а это новые рабочие места, новые возможности, в том числе – работа на экспорт.
– Надо быть патриотом своей малой родины, – откровенен с нами Джангар Александрович, – надо ценить свою землю, какой бы она ни была. Все, кто, работает в «Улан-Хееч», и жители Привольного сегодня дышат легко и в будущее смотрят без страха. Люди ценят стабильность, которой нам не хватало последние десять лет. А сейчас она есть, и мы уже можем что-то уверенно планировать. Развивается хозяйство, развиваются и люди, которые связывают свои перспективы с хозяйством. Все, что делается для хозяйства, делается для села, для людей.

Заинтересовала статья? Смотрите подробное видео на нашем канале «ФЕРМЕР - видеожурнал» на YouTube


 

Просмотров : 417
ФЕРМЕР. Черноземье

© КОПИРАЙТ, 2013-2019. Все материалы на сайте защищены Законом об авторском праве. Использование материалов с сайта возможно только с письменного согласия Администрации сайта. По вопросам разрешений на публикации и рекламы обращайтесь +7-905-395-28-88. Мобильное приложение доступно на iTunes и AndroidMarket.