Подписаться на новые статьи
Алексей Коробов: "Хочу, чтобы дети остались на своей земле"
02 апреля 2019

Алексей Коробов: "Хочу, чтобы дети остались на своей земле"

Когда в XIX веке в Поворино было решено строить железную дорогу, землепашцы, а их было немало среди 15 тысяч живших тогда в селе людей, возмутились, ведь дорога должна была пройти, в том числе, и по их полям. К голосу народа прислушались, и строительство дороги и железнодорожного узла перенесли в сторону. Селу оставили землю, но забрали название. Как и планировали государственные мужи, станция Поворино была построена, а село стало называться Рождественское, по названию местной церкви. Теперь в селе около двух тысяч жителей, да и то с летними дачниками, которые покупают старые дома и приезжают на отдых в живописные места, где глянешь направо – степь, налево – лес, впереди – река, позади – холмы. А что же землепашцы? Остались ли они здесь, в селе, и так же ли тверды в своей любви к земле?

Алексей Коробов, фермер, самый, что ни на есть рождественский землепашец. Его фермерское хозяйство работает с 1995 года, в обработке 358 га земли. С Алексеем Владимировичем мы познакомились пару лет назад, по телефону, когда он участвовал в блиц-опросе. Когда на нашем маршруте оказался Поворинский район, мы решили не отказываться от возможности личной встречи и заехали в гости фермеру, который работает на технике, собранной своими руками.

Журнал «Фермер. Черноземье», июнь, 2017 года, блиц-опрос «На какой технике работают фермеры в Черноземье?»:

Алексей Владимирович Коробов, Воронежская область, Поворинский район: - Технику не покупаем давно уже, средств хватает только на расходные материалы для ремонта. С таким ростом цен скоро ни резинотехнические изделия, ни болты не сможем покупать. Откуда брать средства, если цены на пшеницу падают год от года? Зерно дешевеет – падают возможности фермера. Вот покупаем запчасти и ставим их в «хлам», чтоб еще немного поработало. Сейчас старый МАЗ ремонтируем, его бы по-хорошему порезать на лом, но взамен ничего приобрести не сможем, ГАЗ и тот под два миллиона стоит. Даже с кем-то из фермеров объединиться не можем – нет уже никого в округе. Все хозяйства, которые остались, сами еле-еле тянут.

- Для моего объема земли и производства вполне хватает ресурсов старой техники, - и сегодня утверждает Алексей Коробов. - Предлагали МТЗ новый купить, но у меня три старых трактора на ходу, в поле особо не нужны – междурядку сделать, отвезти-привезти справляются. Покупать новое ради нового, смысл? Новая техника должна работать, а не стоять. Если покупать новую технику, надо обеспечить ее работой, значит, увеличивать площадь земли. Но, во-первых, земли свободной нет, а во-вторых, придется людей больше нанимать, а я не руководитель, командовать не умею, а делать все самому – уже не справлюсь. Доверить дорогую технику случайному человеку не смогу - ни спать спокойно, ни работать не получится. И еще момент: у меня земля в аренде на 49 лет, а сейчас, если оформлять землю, договор заключают только на 10 лет. Нет уверенности, что найдешь землю, купишь технику, будешь работать на ней долго и счастливо.

У Коробова два старых комбайна «Нива» 1984 и 1993 годов выпуска, выглядят уже не нарядно, но работу свою выполняют. Комбайн постарше, по словам фермера, уже лет 8 как «сыпется». Но инструменты в руки – и техника снова в поле. Для уборки подсолнечника, опять-таки своими руками, сделаны стеблеподъемники по конструкции Змиевского - это обошлось в десятки раз дешевле, чем покупка специальной подсолнечной жатки. 60-80 тонн подсолнечника убирается без проблем, столько выращивает Коробов. Когда запретили жечь солому, из косилки КИР после переделки вышел замечательный измельчитель соломы. Нужна грузовая машина – есть шасси, кузов, купил двигатель за 50 тысяч рублей, кабину за 7 и работа закипела, будет КАМАЗ. Тракторы, погрузчик, грузовик, бороны, сеялки – все работает, несмотря на внушительный возраст. Алексей Владимирович сам ремонтирует, сам изготавливает, изобретает. Интересуется, где есть ненужная, но годная техника, и если есть в ней необходимость, забирает. Сейчас ждут ремонта семяочистительные и семяподготовительная четырехфракционная машины. Кому-то металлолом, а Коробову – рабочая техника. Даже свой кран ЗИЛ есть, жатку заменить с его помощью – 10 минут, и на строительстве незаменим. Сейчас Коробов достраивает просторную мастерскую для техники, потолки высокие - комбайн поместится. Рядом с мастерской и живет.

На своей земле Коробов обосновался крепко. Построил дом на месте бывшего совхозного недостроя, здесь же живут и его дети, а на соседней улице отец, брат. Дом строился и отделывается только экологическими материалами, никаких пластиковых окон и ламината. Вокруг сад: яблони, вишни, груши, абрикосы и, даже, персики. Дети едят круглый год (летом свежие, а зимой замороженные) фрукты и ягоды, никакой химии. Не жалует Коробов химию и в поле.

- Я противник всего искусственного и химического, - объясняет свою позицию Алексей Владимирович. – В жизни – еда, одежда, материалы, и в работе. Конечно, ни там, ни там, полностью не откажешься от химии, но минимизировать можно. Ведь льют безбожно, все это потом в земле остается, в воду уходит, люди с хлебом едят. Я считаю, что все, что мы делаем, нам потом возвращается. Не стоит удивляться, если у внуков три глаза будет, если ты людей химией кормил. Небольшой сорняк терплю, а как-то напал мотылек, «сжирал» подсолнечник страшно - все можно было потерять. Тут уже без химии никак. Вызвал дельтаплан, обработали. Сдавал подсолнечник на маслобойню, с другим фермером разговорился, так он посмеялся надо мной и сказал: «Ты не выживешь без химии». Но я живу, не богато, но достойно и с чистой совестью. На этой же маслобойне беру масло, а сам думаю - моей чистой семечки там и нет почти, что я в итоге ем? Присматриваю сейчас небольшой пресс, мощностью 10 кг/ч, чтоб 100 кг в день перерабатывать, и для себя и для реализации в близком кругу.

Коробов не отрицает, что с активным применением химии и удобрений урожай на его полях были бы выше. Земля у него на границе с Волгоградской областью, почва суглинок, песок, дождей там уже немного, но, бывает, польют хорошо, все подмокнет, а следом жара и ослабленные посевы погорели. В прошлом году так было, только подсолнечник и выручил, успел сдать его по 19 рублей, а через пару дней цена упала до 16 рублей. Кроме подсолнечника фермер выращивает ячмень и озимую пшеницу, держит пары. Этого мало для севооборота с подсолнечником, считает Коробов, поэтому будет сеять еще и гречиху, и просо. Задумка простая, разбить землю на участки по 50-60 га - пары и пять культур, подобранных так, чтобы сев и уборка приходились в разные сроки. Работать можно будет без авралов, когда разом сеешь 100 га, а потом убираешь. И техника справится, и фермер.

- Гречиха нужна для севооборота. Землю не обманешь, как ни старайся, - рассуждает Алексей Владимирович.- Сеял я и пшеницу по пшенице, глядя на других, и подсолнечник через два года возвращал, ничего хорошего в этом нет. На гречихе не заработаешь, цена на нее сейчас никакая, но она очень удобна в моем севообороте по срокам. Уборка у нее раздельная, сначала покосишь, потом неделю лежит, дозревает, есть время для передыха.

Озимую пшеницу сею уже четвертую репродукцию сорта Алая Заря. Это низкорослый сорт, как раз для старых комбайнов, урожайность невысокая, но, самое главное, пшеница вся получается продовольственная. Другое, что ни сей – такого результата нет. Но купить рядом этот сорт сложно, за 300 верст надо ехать, везти. Сеял Снегурочку и Донскую, не сложилось. Донская проросла еще в колосе, 20%, даже на фураж не брали. Снегурочка всего на 3% проросла, но по белку не прошла как продовольственная. Сорта высокие, под современные комбайны, мне убирать тяжело. Буду искать элиту Алой Зари, лучше этого сорта нет.

Пятой культурой по севообобороту отлично бы подошел горох, но его тяжело сбыть. Объем выращу небольшой, а у заводов интерес 5-7 КАМАЗов, да еще подготовленного гороха. Брухус покоя на горохе не даст, надо будет раза три обработать. Это лишняя химия для земли, да и что потом заработаешь, если на столько обработок потратиться надо. Просо мне нравится, но по срокам уборка накладывается на подсолнечник, придется напрячься. У проса плюс в том, что сеется позже других культур и налив попадает под дожди в конце июля, колос наливается, просо выходит отменное. Ячмень и пшеница под эти дожди уже не попадают, бывает и горят.

Но в прошлом году ячмень не удался по другой причине, считает фермер. Солома, которая теперь не сжигается, а измельчается и запахивается, при гниении забирает азот из почвы. И только через пару лет отдает его обратно. Ячмень был посеян по «свежей» пшеничной соломе, и азота ему, по мнению Коробова, не досталось. Ячмень выкинул колос, а дальше развиваться не стал. Так как проблема эта для фермера новая, изменить ничего уже не смог, все надо было делать весной. Но, если в случае с ячменем подкормка азотом дала бы толк, то активно подкармливать пшеницу Коробов не спешит. И его решение в этом обусловлено небольшим объемом производства.

- Разница в цене продовольственной и фуражной пшеницы 50 копеек, на тонну выходит прибавка в 500 рублей. Чтобы эту тонну получить, мне надо почти столько на удобрения потратить, а ценник на селитру взлетел до 24 рублей и выше. Без удобрений я получаю 20 ц/га, с удобрениями будет максимум 25 ц/га. Цена на пшеницу осенью была 7 рублей, зимой дошла до 9 рублей. Если я засеваю 50 га и применяю удобрения, получаю дополнительно 170 тысяч рублей, например. Но из этих денег надо оплатить удобрения, ГСМ, труд механизаторов, само удобрение по полю не раскидается. И в итоге останется на руках небольшая сумма, которая не стоит таких усилий. Я вырастил зерно и сразу, из-под комбайна, сбыл, голова не болит.

Последние три года Коробов сбывает зерно населению, рядом село Пески, знаменитое своим свиноводством. При том, что поголовье свиней из-за АЧС значительно уменьшилось за последние годы, зерно востребовано – свиней заменили на баранов, которых подкармливают тем же ячменем. Покупатели звонят уже во время уборки, тому 10 тонн надо, тому 20, а то и все 30 тонн. Зерно уходит без хранения, без сортировки. С перекупщиками, занижающими цены, и хлебными базами, меняющими хороший ячмень на прелый, фермер не связывается, неудачный опыт был. Лет 20 назад привез Алексей Владимирович на базу гречку, 30 тонн. Сам ее лопатой грузил, сам лопатой разгружал, машина 4 тонны, 8 поездок без передыха по маршруту поле-база сделал. Посчитали стоимость гречки, потом посчитали стоимость всех работ и услуг базы, и оказалось, что Коробов еще и должен остался. Вот такой бизнес. Изменились у приемщиков и цифры определения натуры зерна. Если раньше норма была на 1 л 733 грамм, 738 грамм, то теперь выставляют показатель в 750 грамм, и хорошую пшеницу принимают как фуражную, и никуда не денешься.

- Хранить зерно выгодно, кто из ребят вовремя ангары построил, оказался в плюсе, держат зерно до хорошей цены. Теперь я тоже буду строить, - делится планами наш собеседник. У меня есть старая котельная, с помощью крана я переложил там полы из бетонных плит, поднял и заново уложил другой, не раскрошившейся стороной, чтобы можно было ссыпать зерно. Сделал площадь 9 на 18 метров, помещается свободно 50 тонн, если потрудиться, то и 90 влезет. Когда идет аврал, нет времени сразу развозить зерно по покупателям, ссыпаю сюда. Время появляется – развожу. А если подольше полежит, то дороже можно продать. Поинтересовался у фирм, сколько стоит построить ангар. Цена минимальная 3500 за м2, плюс доработка и выйдет ангар на 100 квадратов под полмиллиона рублей. Буду строить сам, хоть одному это долго, но справлюсь потихоньку. Сам металл варить буду, бетон заливать. Кредиты беру только на посевную, семян купить, ГСМ, масло машинное, запчасти. Кредиты небольшие потребительские, по 13,9%. С сельхозкредитами не связываюсь, там беготни и бумаг валом, то залог, то страховка, то сто первая справка, еще и не дадут. А потребительский кредит до миллиона по двум документам дают, пожалуйста. Минус в том, что нужно отдавать сразу, каждый месяц, урожая моего в банке не ждут. Но без кредита пока никак, труд наш обесценивается с каждым годом. Когда я получил первый хороший урожай в 1997 году, пшеница стоила 1,2-1,5 рублей, а трактор 60000 рублей. Прошло 20 лет, пшеница стоит пусть 9 рублей, в 6-7 раз выросла, а трактор стоит 1200000 рублей, цена выросла в 20 раз. Вот этот паритет цен оптимизма и не внушает.

А оптимизм Коробову необходим. Его главная задача – чтобы дети остались жить и работать на этой земле, и внуки, чтобы и дом был нужен, и мастерские. Из всех занятий в округе самое достойное - это железная дорога и фермерство, но Коробов боится, что если экономическая ситуация в регионе для небольших хозяйств сложится неблагоприятно, дети уедут за лучшей жизнью. А где она эта лучшая жизнь? Вот и старается фермер работать и показать детям, что достойно можно жить тем, что имеешь, без скитаний по свету.

- Снег на поле лежите еще, как озимка перезимовала, не смотрел. Но осенью снег лег раньше, чем ударили морозы, оттепелей зимой не было, корки ледяной нет. Можно не переживать, все будет хорошо, - прощается с нами Алексей Владимирович, - солнышко светит, и уже радостно, будем работать.

Людмила Черноносова

ФЕРМЕР. Поволжье

© КОПИРАЙТ, 2013-2019. Все материалы на сайте являются авторскими и защищены Законом. Использование материалов с сайта возможно только с письменного согласия Авторов. По вопросам рекламы обращайтесь +7-905-395-28-88