Подписаться на новые статьи
Сергей Лобов: « Смотрим только  в сторону Ноу-тилл»
26 февраля 2020

Сергей Лобов: « Смотрим только в сторону Ноу-тилл»

Донского фермера Сергея Лобова (глава ООО «Дельта», Константиновский район Ростовской области) многие знают по его необычному хобби. С самого детства Лобов не мыслит себя без самолетов. В юности занимался в авиаклубе. Повзрослев, сам построил дельтаплан (который, кстати, и дал название предприятию). А потом и на легкомоторные «Яки» пересел, и даже вертолетом выучился управлять. Опрыскивал поля от вредителей, в гости летал, ради удовольствия… Всегда, сколько себя помнит.
Но истории об авиации – это больше для дружеских посиделок, а всерьез поговорить Сергей Николаевич все же любит о земле. Особенно сейчас, когда уже восьмой год практикует на озимых технологию Ноу-тилл (на пропашных – три года). И даже более того – осваивает Стрип-тилл и пробует отказываться от удобрений и фунгицидных обработок, по аналогии со знаменитыми американскими ноутильщиками. О том, что из этого получается, он рассказал нашему корреспонденту.
К вольному хлебопашеству Сергея Лобова потянуло еще в 1987 году, когда вместе с четырьмя товарищами он организовал арендный подряд. Вместе они обрабатывали тысячу гектаров. Эта дружба (и любовь к делу) сохранилась на годы – каждый из участников того подряда стал в итоге фермером, и база у них до сих пор общая, одна на всех.
Официально фермерствовать Сергей Лобов начал в 1992 году – своей земли у него было около 80 га (вся родня в колхозе трудилась, оттуда и паи), остальное арендованное: в сумме 250 га. С приходом капитализма родной колхоз «Знамя коммунизма» стал разваливаться, и земли вскоре прибавилось. Сегодня глава ООО «Дельта» обрабатывает свыше 1600 га – и по культуре земледелия его хозяйство одно из передовых в районе.
– Становление хозяйства было сложным, – вспоминает Сергей Лобов. – Без кредитов не обходилось. Не берем их только последние пять лет, достаточно своих ресурсов. По «классике» работали долго: постепенно выстраивали севооборот, подбирали сорта и культуры. В принципе, из всех глав хозяйств, которые располагаются вокруг, Ноу-тиллом занимаюсь только я. Остальные не рискуют. Следующим этапом для нас стала минимальная технология. Мы дисковали почву под пшеницу, проводили глубокое рыхление под кукурузу и подсолнечник. О прямом посеве узнали из интернета, благо, сейчас полно информации – есть ютуб-канал Михаила Драганчука, профильная Ассоциация сторонников прямого посева проводит конференции. Много рассказывал о прямом посеве Николай Андреевич Зеленский, известный донской ученый (мы писали о нем не раз – прим. ред.). В общем, читали, смотрели, слушали… Первые пять лет по Ноу-тиллу сеяли только озимые – пшеницу, горох, ячмень. Последние три года выращиваем так еще и пропашные.


Сейчас в севообороте у Сергея Лобова стандартный набор культур: пшеница, кукуруза, подсолнечник, горох, нут, ячмень. Причем от нута он не отказывается, даже несмотря на низкие цены последних лет. Рано или поздно нут выстрелит, уверен фермер, а польза почве от бобов большая. Тем более, что условия выращивания в его зоне довольно жесткие: за год выпадает 250-300 мм осадков. А в прошлом году было еще меньше – Лобов рассказывает о профессиональной метеостанции, которая стоит у него на базе, и попутно снимает показания: 156 мм начиная с апреля 2019 года. Конечно, в таких условиях влагозадержание становится едва ли не главной задачей.
По этой причине, например, Лобов использует очесывающие жатки. После уборки жатка оставляет большую часть стебля растения в почве. Это облегчает обмолот в барабане (всего в хозяйстве четыре комбайна – три «Акроса» и один роторный «Кейс» – прим. ред.) и позволяет повысить качество получаемого зерна. А еще – улучшить снегозадержание.
– Очесывающие жатки мы применяем обязательно, – подчеркивает аграрий. – Это высший пилотаж. Вся стерня остается там, где и должна быть. В 2019 году снег у нас почти не выпадал, а вот в прошлом сезоне его было много. И снег никуда не сдуло. Даже проблемы появились из-за избыточной влажности – не могли по весне влезть в поле.
Многие аграрии критикуют очесывающие жатки из-за того, что они не позволяют убирать зерно ниже определенной влажности (обычно 12%) – иначе осыпается. Кроме того, жатку бывает трудно настроить под конкретный агрофон. Но, по словам Сергея Лобова, таких трудностей он не испытывал.
– У нас жатки Shelbourne – ими оборудованы два комбайна из четырех, – объясняет он. – Другие две прямоточные. И я скажу, на 100% все зависит от прокладки между рулем и сиденьем – от механизатора. Экспериментальным путем можно подобрать и нужные обороты барабана, и скорость движения, и угол подъема отражательного щитка. Надо смотреть на состояние пшеницы. Мы как-то убирали зерно с влажностью 9%. Люди говорят, что это нереально. Но больше 4-4,5% мы потерь не имели. Тут важно подбирать сорта, которые не склонны к самоосыпанию, чтобы зерно в колосе сидело плотно. В остальном качество уборки очесывающих жаток абсолютно ничем не отличается от прямоточных. А скорость вдвое больше.
По словам руководителя «Дельты», реальную пользу Ноу-тилл для сохранения влаги можно увидеть даже невооруженным глазом. На некоторых полях у соседей, до сих пор практикующих «минималку», озимая пшеница сегодня почти погибла. Осенью, захватив провокационную влагу, растения пустились в рост, а потом – начали страдать от нехватки влаги. А рядом с ними сейчас стоят нормально раскустившиеся растения, посеянные по «нулю».
– Это надо видеть, – говорит Лобов. – Как будто другая страна.
По его подсчетам, запасы питательной влаги на «нулевых» полях достигают глубины 90 см. А на «минимальных» – меньше полуметра. И как показывают наблюдения, уровень гумуса тоже постепенно растет. Средняя урожайность пшеницы в хозяйстве составляет 50 ц/га, подсолнечника – 25 ц/га, кукурузы – 30 ц/га, но, как признает фермер, последние две культуры по Ноу-тиллу он «только учится выращивать».
Вообще, взявшись осваивать прямой посев, Лобов во главу угла ставит сохранение почвы и растительного покрова. Чтобы не травмировать почву, использует недешевый гусеничный трактор Challenger, хотя мог бы обойтись обычным «Кировцем». Но колесная машина создавала большое давление на почву, и, наработав в поле всего 600 моточасов, Лобов такой трактор продал.
В качестве сеялки для озимых культур фермер использует модель Джон Дир 1890, монодисковую. Однако в технологии Ноу-тилл нет ничего неизменного и универсального. Каждый раз приходится отталкиваться от конкретной ситуации. Вот и с сеялками Лобов проводит разные эксперименты, стараясь повысить качество их работы. Например, он дооборудовал свой агрегат очистителем ряда, специальными лапами, которые помогают раздвинуть растительные остатки. Но в тот год, когда была сильная влажность весной, проявилась другая проблема.
– Под соломой была грязь сумасшедшая, – вспоминает фермер. – Не стоило нам лезть в нее. Проходя по сырой земле, диск зализывает стенку бороздки, колесо его придавливает. И потом, когда наступает высокая температура, край бороздки твердеет и начинает трескаться. А там, где мы посеяли в прогретую почву, всходы получились хорошие. В Ноу-тилл не нужно спешить. Еще один нюанс. У моего товарища есть сеялка с анкерным сошником. Мы пробовали ею сеять нут, сравнивали с монодиском. И там, где сеял анкер, урожайность была на два центнера выше. Сейчас мы тоже купили в Барнауле анкерный сошник, сделали для весеннего сева совмещенную раму: диск впереди будет прорезать почву, а за ним пойдет анкер.
А еще Лобов решил осваивать Стрип-тилл. В одном из хозяйств его района в прошлом году были заложены демонстрационные посевы. Приезжали специалисты из Аргентины, США, показывали, как развивается корневая система растений, как выстраивается процесс. И глава «Дельты» тоже решил попробовать – на пропашных. Специальным агрегатом провел полосовую обработку – на глубине 
25 см внес с осени 100 кг аммофоса. Ширина полосы – 20 см, расстояние между рядами – 70 см.


– На всех наших тракторах установлены системы навигации, – комментирует Лобов. – Весной по тем строчкам, где вносили удобрения, пойдет сеялка. Поля чуть подсохнут и начнем. След в след, через каждые 70 см. А междурядья останутся забиты соломой. Земля «заряжена» удобрениями с осени. Возможно, проведем эксперимент – попробуем сеялкой попутно еще внести азотное питание. Хотя наука говорит нам, что ничего вносить уже не надо. После кукурузы обычным методом будем сеять пшеницу, горох и т.д. Осенью посмотрим на результаты.
Вообще Сергей Лобов активно внедряет у себя мировой опыт. Конференции Ассоциации сторонников прямого посева (мы писали о них – прим. ред.) не проходят даром, и семена, которые щедро разбрасывал в умы российских аграриев тот же Рик Бибер (знаменитый глава ассоциации «No-till on the plains» из США, опыт прямого посева – более 30 лет) дают свои всходы.
К примеру, вот что Бибер говорил три года назад в Ростове-на-Дону: 
– Очесывающие жатки мы стали использовать в 1995 году. Самая первая такая жатка в Северной Америке была как раз на моей ферме. Спустя три года после того, как мы перешли на прямой посев, моя урожайность поднялась вдвое… Пшеница двигается от жатки комбайна до накопителя примерно 25-30 секунд. И это самое продолжительное время, когда на моих полях ничего не растет.
Как видим, применение очеса в ООО «Дельта» – уже освоенный этап.
А вот к опыту Бибера Сергей Лобов подбирается только сейчас. На отечественных аграриев он произвел наибольшее впечатление. Шутка ли – пасти скот на полях, где выращивается «озимка»!
Но, тем не менее, дадим слово фермеру из Северной Дакоты:
– Зимой мы забираем коров с пастбища, и они пасутся на ферме. То есть животные на выпасе круглый год. И не важно, какая температура на улице, минус тридцать или плюс сто. Мы пытаемся понять, как сделать то, что мы выращиваем, как можно более ценной едой для них… Почва у нас хорошо структурирована, она упругая, на ней хороший покров. Коровы не вредят ей, а только «массируют».
… А теперь рассказывает Сергей Лобов.
– Мы заложили опыт на двух участках – 16 и 18 га. В прошлом году с весны на них была суданская трава, мы не вносили туда ни грамма минеральных удобрений, ни глифосатов не было, ни фунгицидной обработки. На одном участке взяли три укоса суданки и осенью посеяли пшеницу. А на другом поле по суданской траве выпасался скот. По сырой погоде, конечно, не выпускали его, а в остальном он находился там до глубокой осени. Огородили баз, все подготовили... Это наш совместный эксперимент с товарищем, у него сотня голов дойного стада. Идем к осознанию того, что растениеводство без животноводства немыслимо. Осенью также на этом поле посеяли пшеницу. Посмотрим, какая будет урожайность, оценим уплотнение… Возможно, подкормим пшеницу селитрой или КАСом, но посевы пока что выглядят прекрасно.
К слову, об отсутствии химических обработок. На своих полях фермер еще с 90-х годов активно применяет биофунгициды и биоактивные удобрения. Обычно упор делается на протравку семян, чтобы заложить хорошую базу: химия, биофунгицид, гуматы, стимуляторы, прилипатель… Состояние почв в хозяйстве таково, что весной химические фунгициды иногда уже не применяются: хватает только биологии. То же самое с гербицидами – Лобов старается вносить их с осени, сразу после сева. А весной, в зависимости от предшественника, порой обходится вообще без обработок. Понятно, что так бывает не всегда, но общий курс неуклонен – повышение здоровья почв и сокращение химической нагрузки на поля. А если опыт с суданской травой окажется успешным, то это и вовсе произведет в засушливом Константиновском районе небольшую революцию. Секрет успеха фермер определяет просто: технология Ноу-тилл, дающая грамотное влагозадержание, биологизация плюс правильный севооборот.
Единственный элемент «идеального» прямого посева, который Лобов пока не освоил окончательно, – это покровные культуры. По всем рекомендациям они позволяют еще больше сохранить влагу в почве, спасают от обжигающего от солнца и насыщают почву питанием. Но, как ни пытался Лобов адаптироваться, влаги все равно не хватает. 
– Покров – это интересно, но с нашим количеством осадков пока нереально, – говорит фермер. – Пробовали сеять и смеси, и чечевицу, и рапс, и горчицу подсевали к основной культуре. И на разную глубину, и по очесу, и по распределению… Сначала все хорошо проклевывается, а потом начинается дикая конкуренция за влагу. И все погибает.
Кстати, чтобы снизить борьбу за влагу у пшеницы, глава «Дельты» применяет сниженные нормы высева. Забавно, что его подтолкнула к этому… ошибка механизатора. Однажды трактор сломался в поле, сеялку отцепили и у нее стерлось задание. По недогляду пшеницу посеяли с нормой 50 кг на га, хотя обычно было 120 кг. И все отлично взошло – весной отработали биоудобрением, и урожайность получилась под 55 ц/га! 
Понятно, что сознательно 50 кг Лобов не сеет. Это рискованно. Но хватает и 90 кг, в зависимости от сорта (около 2,5 млн штук семян). Сорта аграрий предпочитает кубанские – Таня, Антонина, Ваня, Тимирязевка, Алексеич, Безостая 100.
Менять их на что-либо другое, а также отходить от прямого посева Сергей Лобов не собирается.
– Смотрим только в сторону Ноу-тилл, больше никуда! – говорит он. – Меня называют «летающим фермером», но работаю я на земле. И без этого мне никуда.
Артем Иванов    f
 

Просмотров : 309
ФЕРМЕР. Черноземье

© КОПИРАЙТ, 2013-2019. Все материалы на сайте защищены Законом об авторском праве. Использование материалов с сайта возможно только с письменного согласия Администрации сайта. По вопросам разрешений на публикации и рекламы обращайтесь +7-905-395-28-88. Мобильное приложение доступно на iTunes и AndroidMarket.