Подписаться на новые статьи
Юлия Яваева: «Многоплановость хозяйства  позволяет нам развиваться  при любой ситуации»
25 мая 2020

Юлия Яваева: «Многоплановость хозяйства позволяет нам развиваться при любой ситуации»

Объявленная пандемия коронавируса заметно сказалась на российской экономике и бизнесе. Особенно остро ситуация чувствуется в АПК, где любое предприятие должно действовать без остановки в рамках четко отлаженных и давно устоявшихся отношений: партнерских, трудовых, социальных. И если относительно зернового производства эксперты выражают вполне оптимистичные мнения (да, могут сорваться сроки поставок зерна, но на общем спросе это не скажется – зерно и мука нужны многим странам; нет проблем с севом и уборкой – при современной технике в хозяйствах хватает минимального трудового резерва; прогнозируется хороший урожай; не устроит цена – зерно можно хранить несколько лет и реализовать при необходимости), то в отношении овощеводства опасения есть и как раз по тем же причинам, которые в отношении зерна работают со знаком плюс. Сбыт, рабочие руки, уборка и хранение урожая – все эти вопросы, ежегодно встававшие перед овощеводами, обострились.
«Фермер» посетил хозяйство в Среднеахтубинском районе, чтобы узнать, как фермеры готовы решать проблемы, вызванные мерами по борьбе с пандемией.


Ферма Юлии Яваевой расположена в Лебяжьей Поляне, по праву считающейся овощеводческой столицей Волго-Ахтубинской поймы. Тридцать лет назад на небольшом участке, полученном при выходе из совхоза, начали свое дело родители Юлии – Татьяна и Александр Колесовы. КФХ «Лебяжье» сегодня известное в Волгоградской области хозяйство, занимающееся и овощеводством, и выращиванием клубники. Родительское дело поддержала дочь, которая после окончания Тимирязевской академии вернулась в родные края и стала фермером, «заразив» любовью к земле и своего мужа, бывшего военного. Ограничиваться двумя-тремя направлениями молодые люди не стали. Хозяйство многоплановое: агротуризм, разнообразные овощи, клубника, птицеводство, КРС, козы, овцы, свиньи, переработка молочной продукции, цветочный посадочный материал, рассада, ягодники, есть небольшой сад, опытный виноградник. Такая диверсификация производства вызвана не только вполне практическими задачами по извлечению прибыли, но и не угасшим еще желанием «объять необъятное», попробовать все новое и интересное – энтузиазма и сил у Яваевых хватает.


На ферме нас встречает разноголосый птичий гвалт. Куры, утки, фазаны, павлины, казуары и даже сокол, спасенный когда-то после тяжелого ранения. Обычная сельхозптица – для реализации, экзотика – для души и туристов.
– Как только увлеклись птицами, возникло желание приобретать все больше видов. Остановитmся на чем-то одном тяжело, столько разнообразных и красивых птиц! – Юлия Яваева показывает нам птичий двор. – Есть птицы с настолько фантастическими окрасами – как устоять? У нас несколько видов фазанов: самый крупный – королевский, его хвост достигает двух метров в длину, местные охотничьи фазаны, птицы с розовой окраской, золотистые фазаны, кавказские фазаны с «ушками», румынские – фиолетовые и ярко зеленые, очень красивые, и самые голосистые – серебристые фазаны. Захотелось павлинов – теперь их у нас два вида. Это молодые птицы, но уже приобретают окраску и распускают хвосты. Казуара мы привезли из Ольховки, нам его отдали после неудачной попытки заняться разведением. Страусы, как мы их называем, погибли, остался один, и нам его предложили забрать. Так как птица семейная, приобрели нашей красавице новую семью. В мае уже ждем яйцо, будем увеличивать поголовье. Скорлупа у яиц казуаров ярко-зеленого цвета, очень необычно. Есть тульский бойцовый гусь. Порода, выведенная для боев, оказалась совсем не агрессивной, но и на мясо не годится – слишком мощный жесткий мышечный корсет. Но таких птиц в мире осталось менее ста тысяч особей, хотим сохранить эту редкую птицу.
В зоодворике на ферме много и диких животных. В основном, это спасенные «игрушки», которых бездумно заводят любители поразить окружающих необычным домашним питомцем, а потом избавляются от выросшего зверя, начинающего проявлять свой дикий характер. В природе такие животные уже не выживут, самое оптимальное для них – содержание в хороших вольерных условиях. Енот, лиса, белки, нутрии – все вызывают неизменный интерес у приезжающих в гости детей, которым не только интересно посмотреть на животных, но и узнать о них как можно больше. Например, почему у нутрий оранжевые зубы? А вы знаете?
Доходы от агротуризма небольшие, прибыли этот вид бизнеса пока не приносит. А в связи с коронавирусной ситуацией и вовсе стал дотационным, все животные зоодворика обеспечиваются за счет других направлений деятельности. Назвать этот бизнес «раскрученным» тоже пока нельзя, несмотря на то, что во время чемпионата мира по футболу 2018 года, ферма Колесовых-Яваевых была включена в список рекомендованных для иностранных туристов мест для посещения, вошла в официальную визитную туристическую карточку Волгоградской области.


– Мы пока не занимаемся активным продвижением агротуризма, хотя у нас были и иностранные экскурсии, и школьники из Волжского и Волгограда, – объясняет Юлия Александровна. Но основные наши посетители из соцсетей. Кто-то приехал, потом показал друзьям фотографии, и те захотели тоже приехать, звонят, интересуются. Сейчас, конечно, никого нет, но у нас интересно – птицы приобретают окраску, несут яйца. Стоимость посещения нашего зоодворика невысокая, но это помогало нам поддерживать его на плаву. В связи запретом на поездки и мероприятия, мы лишились и этого, отменены все запланированные на апрель экскурсии.


Больше опасений со стороны фермеров вызывает ситуация с отсутствием персонала. Закрытие границ, убытие мигрантов на родину без возможности в ближайшее время вернуться в Россию, ставят под угрозу судьбу урожая овощей. И если с высадкой фермеры еще как-то справляются с помощью ответственного местного населения, то на осеннюю уборку ресурсов точно не хватит, без мигрантов не справиться. При этом овощеводы готовы платить местному населению больше, чем мигрантам, но желающих все равно нет. А если и приходят устраиваться на работу, то без проблем такие отношения не обходятся. Получили первые деньги и пропали, дальше сам собирай. Постоянно на ферме работают шесть человек, это ответственные и проверенные люди, а вот сезонных рабочих найти среди жителей района почти невозможно. Не заманишь ни зарплатами, ни обедами, ни доставкой.


Яваевы, предвидя такую проблему осенью, уже сейчас сократили площади под овощные культуры. Если в предыдущие годы овощи занимали от пятидесяти до семидесяти гектаров, то в этом году будет всего двадцать пять. Ассортимент: ялтинский лук, репчатый лук, огурцы, помидоры, перец болгарский, перец острый, три вида капусты, дыни, баклажаны, кабачки, морковь, столовая свекла, салат (каждый год «выстреливают» разные овощи) сохранится, а вот объемы производимой продукции, увы, значительно уменьшатся. Придется отложить пока и эксперименты по выращиванию новых овощей. Так, в местных условиях отлично показала себя бамия, но выводить ее производство на промышленный уровень в нынешней ситуации крайне нерентабельно.


А вот производство клубники фермеры сокращать не будут, в хозяйстве эта культура занимает сорок гектаров. Ягода показала себя с лучшей стороны, приносит хороший урожай, пользуется большим спросом на местном рынке, где «Клубника из Лебяжьей поляны» уже стала узнаваемым брендом. Кстати, и на самой ферме есть небольшой рынок, где можно приобрести всю продукцию, от овощей до молочки и цветов. «Мы работаем не только на прибыль, но и на возможность накормить людей здоровой пищей», – утверждает Юлия Яваева.


Риски при выращивании клубники тоже есть – нестабильные погодные условия дают о себе знать, но все невзгоды – заморозки, ветры – компенсируются летним теплом и сухостью воздуха, что отлично влияет на качество ягоды. Клубника получается крепкая, вкусная, держит форму при перевозке. Первые плантации клубники были размещены на пяти гектарах. Сорт Азия, который выращивают Яваевы, дорогой, и рисковать молодым фермерам не хотелось. Но первый же год показал отличный результат, и плантация разрасталась постепенно. Более того, на ферме подготовлена теплица для выгонки усов, фермеры будут выращивать собственный посадочный материал.


– Закупочная цена на нашу ягоду может показаться высокой, в том году это было, в среднем, сто шестьдесят рублей за килограмм, – Юлия Яваева приглашает нас на плантацию клубники. – Но надо понимать, что ягоды – это полностью ручной труд. Прополка, обработка, сбор обходятся гораздо дороже, чем те же действия при производстве овощей. Какой будет цена в этом году, спрогнозировать трудно. С учетом отсутствия среднеазиатских рабочих, стоимость сбора может вырасти в разы.
Всю продукцию хозяйства можно назвать органической. Здесь практически не применяют промышленные удобрения и средства защиты. Сегодня, в условиях роста цен и трудностей в покупке и доставке препаратов, это оказалось плюсом. Основные порции азота, калия и других веществ растения получают из перепревшего семилетнего навоза. С учетом количества животных в хозяйстве, «сырья» для его производства вполне хватает.


Был опыт получения органических удобрений с помощью калифорнийских червей. Но это требует постоянного внимания и присутствия, чего фермеры, занятые и другими делами, позволить себе не могут. Яваевы почти ушли от внесения минеральных удобрений, считают, что все необходимое есть в навозе. Как утверждает Юлия Александровна, главное, не вносить лишнего, найти баланс, тогда не будет у растений болезней – ни грибка, ни плесени, а значит, и химии для защиты не понадобится. Всю обработку от вредителей и защиту от болезней проводят также биопрепаратами. Только угрожает появиться тля или белокрылка – плантации обрабатывают «Энтолеком», местного, кстати, производства. Различными биофунгицидами проводят листовые обработки или подают раствор через систему капельного полива.


Орошение – значительная часть затрат на производство продукции. Расход на полив не малый. Это и ежегодное укладывание «капельки», и новый монтаж подводки воды к полю при смене культур в севообороте (был лук – стал перец, эти овощи требуют разных схем полива), обслуживание насосной станции.
Если обустроить капитальную оросительную систему, работать стало бы легче. Яваевы готовы подать заявку на проведение мелиорации, есть проект и посчитана стоимость его реализации. И если в прошлом году фермеры готовы были взять кредит на осуществление планов, то ситуация с рабочими кадрами в этом году вызывает опасения. Можно провести мелиоративные мероприятия, что позволит вырастить урожай на большей площади, но, опять-таки, кто этот урожай будет собирать? Сгниет все на полях, а банки ждать не будут. Собрал – не собрал, продал – не продал, а кредит плати вовремя.


К тому же, начинается строительство пусть и небольшого, но современного коровника. Средства получены от государства – Яваевы выиграли грант в рамках программы «Агростартап», три миллиона рублей. Поголовье КРС планируется увеличить до пятидесяти дойных коров, поэтому фермеры ответственно относятся к реализации своего проекта. В коровнике будет и механизированная раздача кормов, и система навозоудаления, автоматизированное доение. Гранта на все это недостаточно, поэтому к сумме будет добавлена значительная часть собственных средств, а уж деньги здесь считать умеют – каждая рубль заработан трудом и тратится с умом.


– Почему-то проектные организации считают, что если гранты фермеры получают «на халяву», а, значит, особо не будут думать, что и сколько стоит. Поэтому у большинства компаний стоимость строительства помещений для сельхозживотных неоправданно завышена. Мы посмотрели много проектов, нашли оптимальный для себя, а вот со стоимостью возникли вопросы. Сначала нам насчитали двенадцать миллионов рублей, особняки дешевле стоят, а коровник это, по сути, просто четыре стены с крышей. Обратились в другую фирму, считают – семь миллионов. Откуда такие цифры? Стали сами считать. Позвонили на завод, узнали, сколько стоят блоки, бетон. Обзвонили компании, реализующие необходимые материалы. Рассчитали стоимость работ по всем пунктам – от укладки фундамента и заливки пола, до возведения крыши, учли каждое производимое рабочими действие, учли и наценку на заработок для компании. Вышла гораздо меньшая сумма, за которую и построим коровник. Грант – это тоже нелегко, это огромный труд и постоянная отчетность.
Ферма находится в зоне природного парка «Волго-Ахтубинская пойма», что вызывает определенные сложности при оформлении документов на строительство сельскохозяйственных объектов, как, впрочем, и на все другие виды деятельности фермера. А при создании парка и вовсе стал вопрос о запрещении любой производственной деятельности на его территории, но фермеры объединились и сумели доказать, что без полей и пастбищ Лебяжья поляна просто не выживет. Компромисс был найден: работать можно, но после проведения многочисленных экологических экспертиз и получения разрешения. Каждый проект (возведение помещения, подведение газа, электрификация и прочее) проверяется отдельно, а каждая экспертиза – это большие суммы, но иначе ничего не построить.
Многоплановость хозяйства дает свои плоды. Не сработает агротуризм или возникнут трудности в овощеводстве, как в этом году, выручит клубника и цветоводство, которое занимает не последнее место в общем объеме производства фермы. В сотрудничестве с компанией «Поиск» Яваевы производят посадочный материал многолетних растений, которые пользуются большим спросом у дачников и озеленителей – лилейники, георгины, пионы. Готовые к реализации корневища и клубни отправляются в «Поиск», где растения пакуются и уезжают в магазины радовать покупателя. Кстати, на своем участке фермеры каждый год оформляют демонстрационный клумбы, чтобы покупатели смогли увидеть, как выглядят взрослые растения, как сочетаются между собой разные виды, подойдет ли приглянувшийся куст для своей дачи. Для приезжающих покупателей на ферме выращивают и другие цветы – розы, петунии.
На участке много теплиц, общей площадью около двух гектаров. Здесь и цветы, и овощи. Первым на рассаду высевается ранний лук, который уже готов к высадке в поле, но нужно подождать спад угрозы заморозков. Чтобы выйти в поле с луком в начале апреля, высевать его начинают в начале феврале. За всей рассадой ведется четкий контроль – что и когда посеяно, когда взошло, когда распикировано. Отапливаются теплицы дровами, с местным лесхозом заключен договор на самостоятельную заготовку на строго оговоренных участках.


Полив теплиц организован со сложностями, таковы обстоятельства. Сначала вода со скважины закачивается в огромную бочку, потом развозится по теплицам, пройдя двухступенчатую очистку, фильтруясь через разнокалиберные фракции кварцевого песка. 
Многое в хозяйстве сделано своими руками. Мастерская в ведении Александра Ивановича, папы Юлии. Что-то восстанавливается, что-то конструируется самостоятельно, а новая техника приобретает дополнительные функции. Из остатков рамы с колесами «золотые руки» фермера могут сделать полноценную рабочую машину.
– Папа сделал самодельную машину для укрытия посевов тканью. Готовые аналоги стоят дорого, а наша вышла по цене запчастей. То, что может стоить миллион рублей, обходится нам в двести тысяч, потраченных на металл. Папа постоянно что-то придумывает, отправляет мне чертежи. Многие фермеры приезжают, смотрят, перерисовывают, потом делают такие же машины. Папа с удовольствием все показывает, делится секретами изготовления. Рабочее состояние старой дождевальной машины тоже его заслуга. У нее интересный принцип работы – с погружным поплавком, машина движется вдоль канала и подает воду на поле. Вся техника и оборудование, которые есть в хозяйстве, либо созданы папой полностью, либо модернизированы его же руками. Для хозяйства это очень выгодно, – улыбается Юлия Александровна и демонстрирует нам еще и семеотделительную машину, которую приспособили для варки томата. – Иногда помогает экономить простая логика. Например, новая машина с каким-то дополнительным навыком стоит на сто тысяч рублей дороже, чем аналог попроще, а сама деталь, установка которой дает преимущества, стоит 30 тысяч. Выгоднее купить недорогую машину и самостоятельно установить на ней необходимую запчасть.


Возвращаясь к основному вопросу нашей беседы, спрашиваем, как, по мнению фермеров, изменится сбыт продукции, обратят ли внимание торговые сети на продукцию местных производителей? Юлия Александровна оптимизма в этом не выказывает:
– Сети никогда о нас думать не будут, даже в условиях кризиса и закрытия границ. Если раньше нам откровенно говорили: не купим у вас, привезем импортное, то теперь говорят, что всегда найдут того, кто готов из-за обстоятельств отдать продукцию за копейку. Мы с этим сталкиваемся постоянно – от нас требуют высокое качество и низкой цены. В прошлом году крупный сетевик предложил нам «выгодную» сделку – взять у нас болгарский перец и сделать акцию в своих магазинах – перец по четырнадцать рублей! А мы его продавали на тот момент по шестнадцать. Мы отказались, ведь эта щедрость магазина должна была осуществиться за нас счет. Потом мы видели в этой сети перец по акции, все-таки нашли фермера, который был вынужден продать овощ по очень низкой цена, видимо, обстоятельства прижали. Так действуют многие сети, менеджеры, стремясь к результату, ищут низкие цены, не заботясь о качестве. А потом покупатель выбирает между кривой и мелкой морковкой, перебирает резаный грязный картофель, свеклу, по цвету похожую на выращенную для скота. Чтобы противостоять сетям, фермеры должны объединяться, но слаженности в этом вопросе пока нет. Девять фермеров будут держать цену, а десятый не выдержит – отдаст дешевле, практически по себестоимости, многие готовы работать в ноль, боясь за судьбу урожая. Сейчас, в начале ограничительных мер в связи с пандемией, сети обратили на местных производителей внимание. Те, кто хранил с осени никому не нужную даже по два рубля морковку, продают ее сейчас по четырнадцать рублей. Но долго такая ситуация не продержится, с новым урожаем все вернется к обычному раскладу.
Но даже не возможность торговать через сетевиков беспокоит фермеров больше всего, а отсутствие понимания, что и в каком количестве необходимо выращивать. На уровне области, или хотя бы района, считает Юлия Яваева, должны быть аналитические отделы, которые помогут фермеру определиться, что нужно вырастить, чтобы потом не оставлять урожай на полях. Нетрудно собрать запросы у оптовых покупателей, и примерно рассчитать, какой объем определенной продукции без сложностей сможет реализовать фермер, что нужно выращивать в этом сезоне, чтобы и выгоду получить, и перепроизводства избежать. Да и от государства нужны гарантии. Сначала запретили турецкие помидоры, например, а когда фермеры вложились в теплицы и вырастили свои помидоры, для турецкой продукции вновь открыли границы, и местные помидоры стали никому не нужны. 


– Еще бы и ценовые границы определяли, – вздыхает Юлия Александровна. – Ведь стоимость семян, удобрений, размер заработной платы, оплата за воду и свет, для чиновников не секрет. Можно рассчитать, что в этот сезон морковь должна стоить столько-то, капуста столько-то, чтобы сети не имели право гнуть фермеров и заставлять их продавать овощи ниже себестоимости. Без помощи государства противостоять сетям фермеры не могут.
Мы заканчиваем наш разговор в парке, который Татьяна и Александр Колесовы разбили много лет назад на месте бывшей свалки, а сейчас дело продолжает их дочь. Природа очень чутко отзывается на уважительное и бережное отношение к ней: в парке стали активно расти краснокнижные растения – тюльпаны Биберштейна. Их присутствие на ферме говорит и о хорошей экологической обстановке и об огромных силах, которые вложили в эту землю два поколения фермеров.
– Такая жизнь делает меня счастливым человеком, – провожает нас Юлия, – хоть и тяжело мне, не спорю. Но каждый выход в поле – это ощущение свободы. Пять утра, а ты уже получаешь удовольствие от увиденных всходов или уже созревших плодов, когда животные тебе радуются, узнавая издалека твой голос. Не надо унывать и опускать руки. Если мне хочется заплакать, говорю себе, что я не тряпка, что надо собраться и идти дальше. Сейчас, в связи с борьбой с вирусом, многие виды нашего бизнеса пострадали. Но я счастлива, что у нас есть возможность работать, дышать свежим воздухом, встречать рассветы. Не жалею, что вернулась домой и стала фермером. Это трудно, но лучше, чем сидеть в четырех стенах. Все будет хорошо, я верю.

Евгений Симонов
Ольга Уманская
Людмила Черноносова

Просмотров : 931
ФЕРМЕР. Черноземье

© КОПИРАЙТ, 2013-2019. Все материалы на сайте защищены Законом об авторском праве. Использование материалов с сайта возможно только с письменного согласия Администрации сайта. По вопросам разрешений на публикации и рекламы обращайтесь +7-905-395-28-88. Мобильное приложение доступно на iTunes и AndroidMarket.