Подписаться на новые статьи
Александр Терещенко: «Высокие технологии –  будущее животноводства»
19 мая 2020

Александр Терещенко: «Высокие технологии – будущее животноводства»

Высокую экономическую эффективность показывают хозяйства, в которых работают с качественным высокопородным поголовьем. Чем выше генетический потенциал животного, тем больше от него получают молока или мяса, и тем успешнее работает хозяйство, принося фермеру прибыль и удовлетворение от работы. Проблема дефицита в России генетически сильного КРС, особенно мясного направления, не раз озвучивалась отраслевыми экспертами. Говорят об этой проблеме и сами фермеры, акцентируя внимание на так называемой «импортной игле», соскочить с которой, работая над улучшением качества поголовья, достаточно тяжело. 


Можно, конечно, снова поговорить о низком уровне отечественной селекционно-племенной работы (отдельные успешные предприятия только подчеркивают общую картину завоевания российского рынка более эффективными зарубежными генетическими ресурсами), о недостаточном финансировании отрасли, о низком уровне технического и технологического оснащения, о слабой кормовой базе, о низкой экономической мотивации производителей мясного КРС. Но оставим это поле вопросов аналитикам, которые грамотно расскажут, почему все так плохо и попробуем узнать, как видят решение проблемы сами фермеры, какой результат они ждут от своей деятельности по разведению мясного КРС, что делают, чтобы стало хорошо?


Хозяйство Павла Геннадьевича Кириллова Терновском районе Воронежской области работает давно, основное направление деятельности – растениеводство. КФХ Кириллова успешно выращивает пшеницу, ячмень, сою, подсолнечник, кукурузу, просо. Несколько лет назад хозяйство получило грант «Семейная ферма» на развитие мясного животноводства. На средства гранты были закуплены первые 70 животных, приобретена техника, для заготовки кормов. Сегодня на ферме Кириллова 360 голов КРС, из которых 161 – это коровы и телки репродуктивного возраста. На ферме в деревне Никитская журналистов «Фермера» встретил Александр Терещенко, племянник и правая рука главы хозяйства. Александр Сергеевич и агроном, и зоотехник, и осеменитель, и менеджер. Пожалуй, нет такой работы на ферме, которая ему не под силу. Молодой человек очень увлечен своей работой, и с большим интересом поделился с нами опытом и планами в вопросе улучшения качества поголовья.


Сегодня о чистоте поголовья на ферме говорить рано. Основное поголовье – коровы и телки симментальской и абердин-ангусской породы. Есть десяток голов черно-пестрой и около тридцати голов казахской белоголовой пород, а также четыре чистопородных быка абердина, которые работают по «зачистке» после искусственного осеменения.
– Закупить сразу большое количество чистопородных нетелей очень дорого, поэтому работаем с помесями. Чистокровное поголовье планируем получить через шесть лет, к четвертому поколению, – рассказывает Александр Терещенко. – Закупаем семя с нужными характеристиками и оплодотворяем маток в состоянии естественной охоты. Мы следим, чтобы не было инбридинга, отслеживаем все родственные связи, покупаем семя высокого качества от лучших производителей.
Сейчас ждем из Америки специальный станок для осеменения станок, который можно развернуть в любом месте на пастбище и осеменить животное. При осеменении животного у нас даже громко разговаривать запрещено – бережем коров от стресса.
Развитие хозяйства видим только в получении высокопродуктивного скота. Если вы просто купите коров и быка, то высоких привесов не ждите. Будущее животноводства – искусственное осеменение и трансплантация. Нужны современные технологии, нужно уметь их применять. Сейчас вся информация открытая, есть в интернете. Изучайте, пробуйте. С этого года мы начинаем работать над синхронизацией охоты, будем добиваться туровых отелов, чтобы все телята были одного возраста, веса. Это облегчит работу персонала, принесет ощутимую экономию средств и времени, упростит сбыт. При естественной охоте я не знаю, когда у животного наступает овуляция, производить процедуру оплодотворения приходится дважды, а при синхронизации охоты я буду знать, в какой день нужно осеменять животное, оплодотворение происходит однократно. Учитывая стоимость американского семени 500-600 рублей за порцию, это большой плюс. Если работает однократное оплодотворение, то можно купить семя дороже, от более продуктивных быков. Упор надо делать на генетику производителей и в будущем получать свои линейки чистопородных животных.

Наша справка
Синхронизация – это управление половым циклом группы коров, приводящее к одномоментному проявления охоты и дальнейшего осеменения. Стимуляция полового цикла – это искусственное приведение одного или группы животных к состоянию полового возбуждения и способствующее овуляции фолликулов яичника, независимо от фазы полового цикла. Синхронизация позволяет решить ряд задач:
- отелы в один период времени по группам животных;
- осеменение в один период времени группы коров;
- решение проблем с коровами, которые долгое время не приходили в охоту самостоятельно.
Есть несколько схем синхронизации, с введением разовых или кратных доз гормональных препаратов, или же с применением внутривлагалищного имплантата, который содержит гормон прогестерон. Чтобы выбрать подходящую для своих условий схему, специалисты должны изучить все системы с точки зрения их стоимости, требований к затратам времени и рабочей силы.


– Далее в наших планах закупка эмбрионов из США, – продолжает Александр Сергеевич. – Это очень интересное и перспективное направление. Любая корова, с любыми характеристиками может выступать в роли суррогатной матери. Ее генетика не важна, корова будущему теленку по крови – никто. Можно купить недорогое животное и подсадить ему эмбрион с высоким генетическим потенциалом, и получить высокопродуктивного теленка, купить которого в США и привезти из-за океана очень дорого. И если при осеменении, даже качественным семенем, мы все равно получаем помесь и медленно движемся к чистопородному поголовью, то при пересадке эмбриона мы сразу получаем чистопородное животное. Можно купить эмбрион любого пола, в зависимости от задач хозяйства. Приживаемость эмбрионов, в среднем, пятьдесят процентов. Покупаете десять эмбрионов, получаете пять телят. Если повезет, то шесть-семь, не повезет – будет три-четыре теленка. Но в любом случае каждый теленок из эмбриона в итоге обходится гораздо дешевле, чем готовый привозной. Если купить эмбрионы женского пола и получить из них чистопородных телок, то в дальнейшем, при наличии оборудования, можно самостоятельно получать эмбрионы и работать над улучшением качества поголовья гораздо быстрее. Это наша цель. Мы были на ферме в США, на которой вся деятельность направлена только на получение эмбрионов, и отмечу, что фермер неплохо зарабатывает, не производя молоко или мяса, а лишь реализуя высококачественные эмбрионы.
Поголовье с высоким генетическим потенциалом не гарантирует само по себе ожидаемый от него результат. Любую дорогую и продуктивную корову можно загубить неподходящим содержанием, недостатком качественного корма, превратив ее по отдаче в обычную «местную» буренку. 

Наша справка
Трансплантация эмбрионов – прогрессивный метод улучшения породных и продуктивных качеств животных, позволяющий получить потомство с улучшенными генетическими свойствами, существенно увеличив поголовье высокоценного скота. Так как животному не предстоит вынашивать потомство, перед оплодотворением проводится процедура стимуляции полиовуляции, что позволяет получить за одну процедуру осеменения несколько (10-16) эмбрионов от одной коровы. Эмбрионы извлекают из матки коровы-донора специальными катетерами через неделю после искусственного осеменения, некачественные эмбрионы выбраковываются. Доставка замороженных эмбрионов проще, дешевле и безопаснее, чем перевозка живого крупного рогатого скота.


Животные на ферме Кириллова содержатся в естественных условиях, летом на выпасе, зимой на ферме, но теплого капитального коровника нет. По сути, помещение для содержания поголовья это навес-трехстенок. Стены заложены наполовину, для защиты от сквозняка. Этого достаточно, как утверждает наш собеседник, а при возможности сделать сухую подстилку, то и навес будет не нужен. Главные плюсы такого содержания – минимальные затраты и развитие иммунитета животных.
– За шесть лет у нас не заболела ни одна корова, ни один теленок не погиб от простуды, – Александр Терещенко показывает условия содержания животных на ферме. – Абердин-ангусы морозостойкие животные. Если животное осенний период проводит на улице, оно постепенно закаляется, у него отрастает достаточно мощный шерстяной покров, который даже приходится стричь, чтобы были видны бирки на ушах. Конечно, если вы продержите абердина с осени в тепле, а потом в феврале выгоните его на улицу, то животное погибнет. Но если с рождения держать его в естественных условиях, то никакие морозы ему не страшны.
Поилки сделаны металлические, при минусовой температуре мы подогреваем воду, так как ледяная вода может вызвать выкидыш у стельного животного. Так как наши коровы активно двигаются, не стоят на привязи в стойле, отел проходит легко, без посторонней помощи. Редко бывают проблемы у первотелок, пару раз всего была необходимость вызова врача. Родильное отделение у нас тоже открытое, телята рождаются в любую погоду, главное, чтобы не было высокой влажности и сквозняков. Теленок сразу получает молозиво от матери – это залог будущего здоровья. После отела корова и теленок находятся в родильном отделение еще пару дней, а потом уходят в общее стадо.


Естественные условия – лучшее содержание. В Канаде, например, у некоторых фермеров коровы живут в лесу на огороженном участке. Фермеры подвозят животным корм и не вмешиваются в остальные процессы. Болезней нет, падежа нет – природа сама все продумала.
Теленок находится при матери около 6-7 месяцев. После этого все бычки реализуются живым весом в хозяйства, специализирующиеся на откорме, а телки остаются для воспроизводства собственного поголовья. В планах довести поголовье до 600 продуктивных коров и телок, чтобы в год получать по 500-550 телят. Несмотря на то, что телята абердин-ангусов быстро набирают вес, один-два килограмма в день, в зависимости от генетики, технологии докорма на ферме Кириллова нет.
– Для создания откормочных площадок нужны большие инвестиции, – отвечает на наш вопрос Александр Сергеевич. – И сама технология откорма достаточно затратная. Самые большие составляющие себестоимости при откорме – корма и заработная плата. Сейчас с животными у нас работает с поголовьем несколько человек: заведующий, ветврач, четыре скотника, а я занимаюсь репродукцией. При увеличении поголовья увеличится и штат, что скажется на затратах.
Абердин-ангусы – это мраморное мясо. Но при забое от одного животного мраморного мяса может быть всего 15-20 килограммов, остальное – обычная говядина. Вложений в мраморный откорм много, отдача небольшая. Отмечу, что есть всего три технологии откорма на мраморное мясо. Канадский – ячменный откорм для получения мраморной говядины, американский – кукурузный откорм, новозеландский – откорм на травах. Плюс надо вложиться в технологию и организацию правильного забоя. Забой надо провести за двадцать минут, сразу же разделать, потом процесс мраморизации, фиксация углеводов... Поэтому нам гораздо выгоднее продать молодняк в те хозяйства, у которых уже отработаны технологии откорма, организованы по всем правилам фидлоты, подаются высококачественные корма, правильно проводится забой.

Наша справка
В переводе на русский язык фидлот – это откормочная площадка. Здесь происходит специализированный откорм животных, цель которого приобретение заданных характеристик мяса, например, мраморности. Животные, содержащиеся на откормочных площадках, двигаются мало, но находятся на свежем воздухе и получают усиленное питание. Благодаря автоматизации процесса питательный корм доступен для животных 24 часа в сутки. Фидлоты – это, по сути, современные сложные эффективно действующие инженерные сооружения, состоящие из вольеров, кормовых столов, силосных траншей, хранилищ сыпучих кормов, водозаборного узла с собственной скважиной, ветеринарной клиники и много другого.


К кормам на ферме Кириллова подходят серьезно. Летом стадо находится на пастбище, подкорма в этот период нет. А с осени коров начинают подкармливать экструдированным кормом, который производят тут же, на ферме. Самостоятельное изготовление такого корма решает две задачи: обеспечение животных полноценным питательным рационом и переработку отходов зернопроизводства. Сырье для производства корма не покупается, что в итоге снижает себестоимость производства мяса. С осени до весны установка-экструдер работает на ферме круглосуточно, без остановок. Мощность установки небольшая, при заявленных производителем 120 килограммов в час, производится всего 60 килограммов. Поэтому, приходится производить экструдированные корма в три смены. Но в ближайших планах приобретение нового экструдера мощностью в 1200 килограммов в час. Такая установка сможет произвести нужное количество корма за короткий срок. Поработает несколько дней, и можно выключить. Снова экономия – на заработной плате.
– Экструдер производит корм под большим давлением, при высокой температуре, при этом из сырья убираются все канцерогены, исключается наличие вредных веществ и возникновение плесени при хранении, так что можно говорить об экологичности такого корма, а, значит, и о чистоте производства мяса в целом, – показывает нам работу экструдера Александр Сергеевич. – В составе корма 60% кукурузы, остальное отходы от подработки ячменя, пшеницы, проса, сои, гречки, льна. Но, в зависимости от задач, состав меняем. Так, группе коров, подготавливаемых к отелу, даем только 100% кукурузный экструдированный корм. Если давать обычную кукурузу, то она проходит через пищеварительный тракт животного транзитом, а экструдированный корм усваивается полностью. Мы проводили проверку нашего корма в специализированной лаборатории в Воронеже. Там признали наш корм сбалансированным, энергоемким, с питательностью в 1,3 кормовых единиц. В день животное получает два килограмма такого корма, больше нельзя, может развиться китоз. Кроме того, даем сено из суданской травы и овса, солому. Сенаж тоже заготавливаем, но даем только весной, когда устанавливается теплая погода. При минусовой или близкой к нулю температуре кормление заледенелым сенажом может вызвать выкидыш у стельной коровы. Никаких добавок и премиксов мы своим коровам не даем, только соль – зимой обычную, летом антигельминтную.


Хороший корм – залог здоровья животных, убеждены в хозяйстве Кириллова. У коров полностью исключены маститы, так все молоко высасывает теленок, природа сама все регулирует – корова молока дает сколько нужно. У животных на ферме всегда активный моцион, который влияет на работу мышечной системы, решает проблему нарастания копыт, нормализует работу органов дыхания, пищеварения, кровообращения, размножения. Все обязательные прививки делаются, в остальном стараются обходиться без лишней вакцинации, но регулярно делаются анализы на различные заболевания. Лишние прививки – ослабление иммунитета, считают на ферме. А за все время по причине болезни (воспаление легких) из стада выбыло только две коровы, получившие переохлаждение.
– Посмотрите на наших телят, – улыбается Терещенко. – Растут на молоке, на свежем воздухе, рядом с мамками. Иммунитет на высоте, никакие прививки не нужны. Мы, разумеется, очень внимательно следим за состоянием каждого животного, наблюдаем, ведем записи. Но эпидемий, падежа у нас нет. Когда начинали заниматься животноводством, обнаружили у пятнадцати голов, завезенных из другого хозяйства, некробактериоз копыт. Мы поставили ванну с медным купоросом, и через неделю все животные были здоровы.


О рентабельности животноводства речь в хозяйстве не ведут, все пока только начинается. Но Александр Терещенко не разделяет негативные мнения об убыточности производства КРС и приводит в пример американского фермера, работающего сейчас в Тамбовской области, у которого высокотехнологичное производство КРС, приносящее только прибыль. Технологии плюс трудолюбие – формула успеха, на которую делает ставку и КФХ 
Кириллова.

– Мы активно пользуемся государственной поддержкой. Не сидим, не ждем, когда нам предложат, а сами интересуемся, что мы можем получить от государства, и помощь эту считаю существенной. Я не разделяю точку зрения некоторых фермеров, что государство мало помогает. Нужно самим активно действовать. На средства гранта, кроме начального поголовья, мы купили технику для заготовки кормов. Пользовались субсидиями на покупку техники российского и белорусского производства, получали погектарную поддержку. В этом году дают субсидии на выращивание сои. Не знаю пока в каких объемах, но даже если будет один рубль на килограмм продукции, а вы произвели 600 тонн сои, то государство вам вернет 600 тысяч как затраты на производство, неплохо. На 90% государство компенсировала нам затраты на обновление и обустройство лесозащитных полос. Если бы не господдержка, мы бы не смогли начать заниматься животноводством, не смогли бы выделить из растениеводства много финансов на активное разведение КРС. Нет дополнительной деятельности – нет рабочих мест, нет налогов. Господдержка – это не подачка, а взаимовыгодное сотрудничество фермера и государства.


По убеждению Терещенко, фермер сам должен сделать так, чтобы его хозяйство стало рентабельным, конкурентоспособным, останавливаться нельзя. Павел Геннадьевич Кириллов – дядя Александра – интересуется всеми новыми технологиями, методами, открытиями в области сельского хозяйства, не пропускает ни одного семинара, узнает о мерах поддержки. Если никуда не ездить, ничем не интересоваться и не применять современные технологии, можно оказаться далеко позади. «Кто будет тогда виноват в неудачах, фермер или государство», – спрашивает нас Терещенко, и его собственный ответ очевиден.
– Все можно произвести, и все можно продать, – утверждает Александр Сергеевич. – Даже навоз! Отходы растениеводства – в корм. Хранение зерна и зерновых культур повышает рентабельность растениеводства. До постройки ангара мы продавали зерно из-под комбайна или увозили на платное хранение, а сегодня можем спокойно дожидаться хорошей цены. У нас классическая технология, но паров мы не держим. Вместо пара сеем однолетние травы. И земля отдыхает, и корма в дело. В севооборот берем только востребованные культуры. В растениеводстве у нас все отлажено, будем развивать животноводство, нацелены на успех, составляющие которого – современные технологии, хорошая генетика, естественное содержание, высококачественные корма. Все это у нас есть, нужно только работать.



 

Ольга Уманская,
Евгений Симонов,
Людмила Черноносова    f

Просмотров : 282
ФЕРМЕР. Черноземье

© КОПИРАЙТ, 2013-2019. Все материалы на сайте защищены Законом об авторском праве. Использование материалов с сайта возможно только с письменного согласия Администрации сайта. По вопросам разрешений на публикации и рекламы обращайтесь +7-905-395-28-88. Мобильное приложение доступно на iTunes и AndroidMarket.