Подписаться на новые статьи
Александр Свирин: «Будущее АПК –  за малым бизнесом?»
01 октября 2020

Александр Свирин: «Будущее АПК – за малым бизнесом?»

Как живется сегодня мелкому агробизнесу, и с какими трудностями приходится сталкиваться маленьким хозяйствам, поделился глава КФХ из Воробьевского района Воронежской области Александр Свирин.

Земельный вопрос
Александр Павлович родом из интеллигентной семьи, отец и мать были учителями, да и сам вместе с женой успел поработать в школе. Сейчас ему 65 лет и одиннадцать из них он занимается фермерством. Его хозяйство небольшое, всего 200 гектаров земли и около сотни овец, но и с этим приходится сложно.
– Воронежская область особенная, фермерское движение тут началось гораздо позднее, чем в соседних регионах. Ее называли «красным поясом», потому что после перестройки здесь еще долго сохранялись совхозы и колхозы. В нашем районе до сих пор еще работает один колхоз, – говорит Свирин. – Сейчас фермером практически невозможно стать, поскольку уже нет свободной земли, все пашни, сенокосы и пастбища приватизированы или в аренде. Поэтому те, кто пытается заняться сельским хозяйством и получает гранты, покупают на них животных и технику, а кормов своих нет, их тоже приходится приобретать.
В целом, фермерское движение в области успешно развивается. При этом хозяйства не имеют больших площадей, как, например, у соседей в Волгоградской области, где поля могут простираться до 10 тысяч гектаров и больше. У воронежских фермеров максимум 3-5 тысяч гектаров земли, не считая агрохолдингов.
– Когда я собрался заняться сельским хозяйством, обратился в местную администрацию и попросил сдать в аренду участок земли. Мне выделили 11,5 гектаров, и с этого все началось. Потом постепенно брал в аренду и выкупал еще землю, теперь площади хозяйства расширились до 200 гектаров – это и пашня, и сенокос, и пастбище, – поясняет Александр Павлович. – Проблема в том, что свободной земли в районе уже практически не осталось и мои поля разбросаны кусками.


На этой почве местным фермерам приходится сталкиваться с аферистами. Есть земли, принадлежащие муниципалитетам, которые можно взять в аренду на 3 года, а по истечении этого срока – выкупить, иначе их выставят на торги. А если у фермера не окажется денег, то земля перейдет к другому владельцу. И тут появляются ушлые люди, предлагают, чтобы фермер заплатил им определенную сумму, тогда они не будут участвовать в торгах и взвинчивать цену на участок. С этим сталкиваются не только мелкие хозяйства, но и агрохолдинги.
– В прошлом году я задавал вопрос по горячей линии Президенту РФ – почему человек, не имеющий никакого отношения к земле и сельскому хозяйству, может только по одному паспорту заявить свою кандидатуру на торги, – недоумевает фермер. – У нас были такие случаи, когда два брата из Воронежа по паспорту друг друга участвовали в торгах. И никто не пресек это.


Поэтому главам хозяйствам приходится брать кредит и влезать в финансовую кабалу или «затягивать потуже пояса», чтобы выкупить землю, иначе хорошо обработанные и подготовленные к новому сезону участки достанутся кому-то еще. В этом году Свирин выкупил землю, которая была у него в аренде, но это не единое поле – все участки находятся в разных местах и даже в соседних районах. Поэтому проблематично перегонять технику – это затратно по времени и по ресурсам. А если оставлять ее на поле, то все раскурочат и растащат.


Сбыт и цена подводят
– На заре своего фермерства я сеял свеклу и картофель, – рассказывает Александр Павлович. – Потом отказался от свеклы, потому что были проблемы со сбытом. Сдавал ее на завод, где всегда 20% продукции отбраковывали, говорили, что она с землей. Приходилось дополнительно нанимать людей, очищать и перебирать корнеплоды. Но даже идеально чистую свеклу все равно выбраковывали. Поэтому отказался от этой культуры.
Ситуация с картофелем была более удачной. В конце 90-х годов Швейцария реализовывала программу помощи бедным и развивающимся странам, и в Воронеже открылся российско-швейцарский фонд. И начинающий фермер попал в него, благодаря общению с профессионалами узнал о картофеле все от «А до Я». Благодаря фонду познакомился с иностранцем, который занимался в Воронежской области картофелем и привозил семенной материал из-за границы, а потом делился с российским коллегой.

– Я высаживал эти семена на плодородной земле, выдерживал всю технологию, и на следующий год полученный урожай высаживал уже на большей площади, – вспоминает фермер. – Сейчас из-за санкций проблемы с поставками семенного материала. В Россию завозится всего 30 тыс. тонн голландского семенного картофеля, который считается одним из лучших, есть еще поставки из Финляндии и Германии, но этого недостаточно.
По его словам, современные сорта картофеля – «терминаторы или самоубийцы». Если высадить их элиту, на следующий год получается первая репродукция, а еще через год – уже урожая от них не получишь и опять нужно будет закупать дорогие семена. Селекционеры специально выводят такие сорта, чтобы они быстрее исчерпывали свой ресурс, и фермеры чаще их закупали. Отечественная селекция пока еще отстает от зарубежной, хотя в царские и советские времена были отличные российские сорта, которые не вырождались. Но в перестроечные времена они были утеряны.
– Сейчас за семенным картофелем ездил в Подмосковье, но он не радует качеством, – жалуется глава хозяйства. – Потом брал еще на Северном Кавказе, там картофель выращивают в предгорьях, где тля – самый опасный его вредитель не может жить и размножаться. Если выращивать картофель на капельном поливе и хорошо удобренной почве, то его клубни могут быть величиной, как початки кукурузы. Проблем с его реализацией нет, я поставлял его в Волгоградскую и Ростовскую область, Краснодарский край, а оттуда привозил кусты роз, которые высадили у местной школы и администрации.


Разнообразие культур – залог стабильности
Помимо картофеля в хозяйстве выращивают и другие культуры. Воронежский фермер увлекся соей, последние два года она дает хороший урожай. Но чтобы ее производство сделать более рентабельным следующей весной он планирует высевать семена канадской селекцией. Они дают 30 ц/га, 
а отечественные – всего 10-15 ц/га. Не оправдали его надежд посевы нута, их не обработали гербицидами, поэтому урожайность была низкой, как и цена на него.
– Трудно угадать, что выгодно выращивать, а что нет, поэтому сеем всего понемногу, – рассуждает Александр Павлович. – Есть у нас и пшеница, в том числе испытанный и стабильный сорт «Ермак». В этом году заказали новый сорт «Алексеевич», он сейчас считается наиболее продуктивным. Под новый урожай уже купили около 6 тонн элиты и первой репродукции. Сеем еще кукурузу на зерно, высокоурожайные гибриды компании «Пионер» и упор сделали на их же подсолнечник, он устойчив к заразихе. Но не устроили семена, их в этом году завозили из Турции, они оказались сорными, а цена высокая.
Также фермер планирует улучшить свои сенокосы и посеять травы. На примете у него уже есть несколько сортов люцерны и смесь трав. Сейчас для пробы засеяли ими 25 м2. Если результат удовлетворит, то увеличат площади. Вот только компании не горят желанием работать с маленькими хозяйствами, которым нужно всего 50 кг семян. Им проще и выгоднее вести дела с крупными агрофирмами, которые занимаются животноводством и покупают семена тоннами.
– Чтобы засеять луга, их нужно окультурить, вывести сорную растительность, выровнять рельеф, подобрать правильный предшественник, например, подсолнечник, у него длинные корни, которые улучшат структуру почвы, а затем высевать травы, – поясняет фермер. – Они нам нужны для овец. У нас 50 маток и молодняк.


Летом они находятся на выпасе, а потом ставим их на зимнее содержание. Можно было бы увеличить поголовье, но некуда девать шкуру и шерсть, на них нет спроса. Да и мясо перекупщики берут недорого. Поэтому сами реализуем продукцию, так выгоднее.
Также в этом году фермер подавал заявку на грант на развитие овощеводства, но не прошел по конкурсу. На эти средства он планировал выращивать кабачки и капусту. При этом возникли еще и проблемы с поливом. В аренде у хозяйства находится пруд, вернее, его дно, как сельхозземля. По законодательству водоемы нельзя купить, но можно взять в аренду их дно и прилегающую территорию. Однако фермеру запрещено вести какие-либо работы возле пруда на расстоянии менее 50 метров. Надзорные органы утверждают, что тем самым нарушается путь миграции земноводных – лягушек. Но их уже давно нет в этой зоне из-за большого количества змей и ужей. (В настоящее время этот вопрос рассматривается агроюристом нашего журнала – Прим. ред.)
– И теперь я не могу брать воду для полива и сеять травы на берегу пруда, как раньше планировал, – говорит аграрий. – Хотя на другом берегу ведется хозяйственная деятельность. Я убрал амброзию у пруда и хотел засеять это место люцерной. Но почему-то определили, что правый берег нужно охранять, а на левом – можно работать. Трудно маленькому хозяйству выживать и развиваться. Тем не менее, мы работаем, обеспечиваем людей рабочими местами и платим налоги.


Стимул для фермерских хозяйств
По словам заместителя главы Воробьевского района Алексея Мозгового, все же будущее АПК за малыми формами хозяйствования. Сейчас муниципалитет получает 90% сельхозпродукции от растениеводства, поэтому акцент нужно смещать в сторону животноводства и в этом помогут мелкие КФХ. Тем более для них предусмотрена господдержка.
– Животноводство в малых формах – это одно из направлений развития отрасли, – считает Алексей Николаевич. – При этом очень помогают гранты, за шесть лет их получили 36 человек и в этом году еще трое. Сейчас сумма гранта увеличилась с 4 до 5 миллионов рублей и на них можно купить технику, животных, производственные помещения или построить их. У нас уже есть целые династии грантополучателей. Например, три брата занимаются животноводством, и каждый получил господдержку, в результате их общее стадо выросло до 600 голов КРС. Или отец и 4 брата на гранты приобрели более 500 голов молочного стада.


Всего в районе 75 фермерских хозяйств, из них 48 животноводческих – разводят для себя или имеют небольшое поголовье. В частности, в 40 хозяйствах держат КРС, в шести – овец, в одном – птицу и в еще одном – свиней. В следующем году два хозяйства планируют заняться еще и птицеводством. Отсюда складывается следующая статистика – 100% овец (3,3 тыс.) находится в фермерских хозяйствах, а также 45% поголовья КРС.
Безусловно, муниципалитет сделал ставку на фермерские хозяйства и стимулирует их с помощью пахотных земель, административного ресурса и господдержки. В Воробьевском районе 105 тыс. гектаров земель сельхозназначения, из них 75 тыс. гектаров пашни. Свободные муниципальные земли, которых осталось уже не так много, выставляют на торги и контролируют эффективность их использования. Только за полгода здесь проведено 46 сделок. Цель – полностью оформить все земли и ввести в севооборот. В этом году районный бюджет собрал 6 млн рублей арендной платы за участки и продал земель на 4,3 млн рублей.

Ольга Уманская, 
Лариса Алексеева    f

Просмотров : 351
ФЕРМЕР. Черноземье

© КОПИРАЙТ, 2013-2019. Все материалы на сайте защищены Законом об авторском праве. Использование материалов с сайта возможно только с письменного согласия Администрации сайта. По вопросам разрешений на публикации и рекламы обращайтесь +7-905-395-28-88. Мобильное приложение доступно на iTunes и AndroidMarket.