Подписаться на новые статьи
Александр Прохоренко: «Знания и опыт перечеркиваются капризами природы»
12 июля 2021

Александр Прохоренко: «Знания и опыт перечеркиваются капризами природы»

Сельское хозяйство само по себе дело рисковое, а уж если берешься за него в Волгоградской области, то и вовсе, считай, покупаешь лотерейный билет. И как ни надейся на знания, на опыт, на технику, а природа, если захочет, фермера переиграет.

Основной объем урожая в регионе – озимая пшеница. Именно на нее фермеры делают ставку. Но в этом году озимые взошли не у всех. Такая ситуация сложилась и в хозяйстве Александра Прохоренко из Октябрьского района, которому срочно пришлось пересевать около пятидесяти процентов площадей, отведенных под озимую пшеницу.

– В прошлом году, когда подошли сроки сеять, влаги совсем не было, – показывает нам поле Александр Евгеньевич. – Приняли решение с пятого сентября сеять озимку в надежде на то, что пойдут дожди. Но в сентябре дождей не было. Практически месяц семена пролежали в сухой земле. Сеяли глубоко, на десять сантиметров, пытались достать до влаги. Первые капли выпали только во второй половине октября. В итоге весной пришлось пересевать пятьсот гектаров из тысячи, почти половину. Засеял все яровым ячменем, так оказалось проще. Конечно, яровая пшеница была бы лучше, но мы уже не успевали подготовиться. Выходит, в этом году у меня пятьсот пятьдесят гектаров озимой пшеницы и семьсот пятьдесят ярового ячменя – необычная для хозяйства ситуация.

Как и многие волгоградские хозяйства, КФХ Прохоренко живет и развивается за счет озимой пшеницы. И обычно в хозяйстве под озимку отводится не меньше тысячи гектаров. Четыреста-пятьсот гектаров занимает яровой ячмень, около ста – просо, суданка, остальная земля (общая площадь пахоты хозяйства две тысячи четыреста гектаров) отдыхает под парами. Просо – надежная культура, по мнению фермера, не раз выручала в засуху.

– Какой урожай соберем в этом году, прогнозировать пока трудно, – рассуждает Александр Евгеньевич. – В среднем по району в обычный год выходит тридцать центнеров с гектара. И у тех, кто успел посеять в благоприятных условиях, попал под дождь, есть неплохая перспектива. Мы, конечно, не Краснодар, и даже не Ростов, где тридцать центнеров считается слабым результатом, поэтому нам, в сложившейся ситуации, и пятнадцать бы получить, хотя бы на такой урожай надеюсь. В июле понятно станет, что ждать. На яровые культуры в нашей зоне особо рассчитывать не приходится. Если дождей не будет – плохо. Если дождь будет, но подуют ветра при наливе – толка не выйдет.

В поле, на котором мы встретились с фермером, работает опрыскиватель – идет химпрополка. Весна, в отличие от осени, выдалась влажной, в апреле дожди шли часто. Так что, сразу после пересева приходится обрабатывать поля от сорняков – они ударно пошли в рост. Пока с работой справляется прицепной опрыскиватель с захватом в восемнадцать метров. Как только озимка поднимется, с болезнями и вредителями будет бороться авиация, услугами которой Прохоренко пользуется не первый год.

Техники в хозяйстве достаточно. Пусть не все машины новые, но каждая исправно работает. Справляются с поставленными задачами Кировцы, Беларусы, Зетор, вполне еще шустро бегают два Т-150, ДТ-75, но гусеничные машины с каждым годом в хозяйстве используют все реже. К тому же новые машины мощнее, заменяют собой два, а то и три устаревших трактора. С комбайнами дела обстоят примерно также – в уборочную в поля выходят Векторы и Нивы.

– Считаю, что вся техника, необходимая для моего хозяйства, есть, – утверждает Александр Прохоренко. – Старое ремонтируем, благо, сейчас в округе много магазинов, где можно купить любую деталь, далеко ездить не надо, не надо ждать несколько дней. Если что – быстро купил, отремонтировал, и никаких простоев. С этим вопросом в районе все отлично. И новое понемногу покупаем. В прошлом году купили итальянский телескопический погрузчик – удобная замена зернометам. Приобретали погрузчик в лизинг, удобно, но выходит дороже. Стоит машина пять миллионов рублей, а в лизинг на несколько лет выходит семь миллионов, солидная разница. Но проблема не в технике и ценах, а в людях. На вес золота сейчас квалифицированные, непьющие, добросовестные специалисты. Нет молодежи, все подались в города или на вахты. Даже сейчас, когда мы, сельхозпроизводители, достаточно конкурентны в вопросах заработной платы, нужда в кадрах по-прежнему есть, а выбор невелик.

Основной штат хозяйства около двадати человек. Еще несколько человек нужно привлекать для сезонных работ, например, стригалей. Александр Прохоренко, помимо выращивания зерно - вых, занимается и животноводством. На заре становления хозяйства основ - ными животными на ферме были сви - ньи, но в связи с постоянно появляю - щейся угрозой АЧС от свиноводства пришлось отказаться. Сегодня живот - новодство хозяйства – это овцы и мясомолочный скот.

Овцы эдильбаевской породы и помеси под местным названием «жирохвостики» отлично чествуют себя на просторах Октябрьского района. Основная продукция – баранина. Шерсть у этих овец грубая, плотная, идет на производство ковров и валенок, а эта продукция сейчас мало интересна и производителям, и потребителям. Поэтому шерсти получается много, а ее реализация даже не окупает затраты на стрижку. Даже назвать процесс продажи шерсти реализацией нельзя, это, скорее, избавление от шерсти. А как еще, при цене в пять-десять рублей за килограмм? Продажа шерсти решает только одну проблему – не надо тратиться на ее сжигание.

При этом ежегодно для стрижки нужно дополнительно нанимать трех стригалей, освободить пару скотников от основной работы и направить их на подачу овец для стрижки. За день «стригальная» бригада стрижет по 70-80 овец. В этом году под стрижку пойдет семьсот голов, управятся за неделю.

 Этот год выдался трудным для овцеводства в хозяйстве Прохоренко. При маточном стаде в пятьсот пятьдесят голов получено всего триста пятьдесят ягнят.

– В этом году у нас слабый выход ягнят, – рассказывает Василий Дяченко, работающий на ферме почти двадцать лет, – падежа было много. Все почему? Недостаток сена. В прошлом году был неурожай на травы, сена заготовили мало, но думали, что хватит, покупать не стали. Обошлись небольшим количеством сена, которое почти все отдали для маток перед окотом, с ячменной соломой с зерном, дробленкой. Из-за недостатка сена, а значит, и всех нужных веществ, питание маток было ослабленным, и новорожденные ягнята погибали. К окоту мы стали покупать сено, но уже не успели исправить ситуацию. Причем, пока была ячменная солома, больших проблем с окотом не было, а когда она закончилась, и мы стали давать пшеничную солому, начался падеж новорожденных ягнят.

В основном мясо хозяйство реализует по договорам через бойню в Чапурниках, а часть уходит через торговую точку в поселке. Ценой на мясо фермер доволен. Оптом через бойню за килограмм баранины недавно давали триста рублей, а сейчас цена поднялась до четырехсот. Средний вес сдаваемого на убой ягненка двадцать килограммов.

С реализацией молока и мяса КРС также проблем нет. Вся продукция сбывается тем же путем. Цена на молоко зависит от сезона и жирности. В январефеврале оптовики забирали молоко по двадцать три – двадцать пять рублей. В мае цена упала до двадцати рублей. А в прошлом году летом цена на молоко падала до пятнадцати рублей за литр. В розницу, через точку, молоко реализуется по сорок – сорок пять рублей. Выгоднее, но это не больше тридцати процентов от всего объема, производимого в хозяйстве молока. Большую часть приходится сдавать оптовикам, поставляющим молоко на Волжский молочный комбинат.

– В нашей зоне десять литров от коровы хороший результат. Летом надои чуть выше, тут играет роль выпаса на разнотравье. Конечно, этого мало. Но у нас все-таки скот больше мясного направления, чем молочного. Основной упор на получение мяса, а молоко уже как дополнительный заработок. Цена на него небольшая, но зато это «живые» деньги, реализация идет круглый год. Цена зависит от сезона. Весной и летом молока больше, но жирность его меньше, базис 3,6%. Зимой, когда коровы стоят в стойле, едят дробленку, жирность поднимается до 5%. О своей переработке речь пока не ведем, хотя понимаю, что к этому надо стремиться. Сложно, но завершенный цикл молочного производства приносит больше прибыли, чем просто производство сырья.

Сегодня общее поголовье на ферме Прохоренко составляет около двухсот голов, около трети от этого количества – дойные коровы. Остальное – телята, телки и бычки на откорме. Стадо разномастное. Здесь и симменталы, и красные степные, и черно-пестрые коровы. В свое время с маточным стадом работали быки-абердины и казахские белоголовые производители. «У меня какая-то своя порода получилась», – улыбается Александр Евгеньевич.

– Фермеры не всегда умеют продавать свою продукцию выгодно, – утверждает Прохоренко, – это касается всей продукции: и молока, и мяса, и зерна. Как только фермер научится выгодно продавать то, что произвел, получится и все остальное. При хороших продажах будет хватать и оборотных средств, и на налоги хватит, и на ГСМ, и на зарплаты, и на удобрения. Вот в розницу неплохая цена, но спрос в поселке ограничен. Куда-то еще возить – нужно думать, искать правильные решения. А пока продажи не приносят финансовой независимости, приходится кредитоваться, пользоваться лизингом. Три комбайна вот брал в лизинг, один уже оплатил, по второму срок оканчивается в этом году, а за третий еще пару лет платить.

– Но все решаемо, – позитивно провожает нас фермер, – главное, чтобы село жило, чтобы молодежь не уезжала. Технику – купим, пшеницу – посеем, молоко – надоим. Силы есть, будем работать.

Просмотров : 562
ФЕРМЕР. Черноземье

© КОПИРАЙТ, 2013-2019. Все материалы на сайте защищены Законом об авторском праве. Использование материалов с сайта возможно только с письменного согласия Администрации сайта. По вопросам разрешений на публикации и рекламы обращайтесь +7-905-395-28-88. Мобильное приложение доступно на iTunes и AndroidMarket.