Подписаться на новые статьи
Овощи и мясо – это доход в любой год
15 сентября 2021

Овощи и мясо – это доход в любой год

Для июля астраханские просторы, несмотря на жару, выглядят непривычно зелеными – помогли дожди. Вот и сегодня утром прошел дождь, и на поля мы доехали не без приключений. Трактор звать не пришлось, но пара крепких помощников, встретившихся в пути, поднатужившись, вытолкнули буксующую машину из грязевой ловушки. Вроде бы грунтовка «ничего», песок, но нет-нет, да и попадется коварный участок.

На поля мы поехали смотреть перец. «Роскошный перец, чистые поля, ни одной соринки», – отрекомендовали нам хозяйство Улубека Велибекова в районном управлении сельского хозяйства. Красный Яр известен как традиционно ресурсная территория, делающая ставку на добычу полезных ископаемых. Но в последнее время район старается уйти от этого имиджа и развивать другие направления экономики, в том числе, сельского хозяйства.

Улубек Амираслан Оглы Велибеков родился в Азербайджане, жил в Ставрополе, а в девяностые переехал в Астраханскую область, где уже жил и работал его брат. На зарплату, которую к тому же, кто помнит, выплачивали нестабильно, семью было не прокормить, и братья попросили у поселкового начальства землю под огород, благо полей тогда брошенных было много. Выручка от реализованного урожая стала неплохим подспорьем для семейного бюджета, и в следующем году у Велибековых было уже не четыре, а десять гектаров бахчевых и капусты. В 2000 году Улубек стал фермером, и наряду с выращиванием овощей, занялся разведением мясного скота.

Любимый овощ Улубека Велибекова – болгарский перец, культура хоть и капризная, и вложений требует больших, по словам фермера, отзывчивая на уход и внимание. Но и от погоды, конечно, многое зависит. Так в благоприятный год урожайность перца достигает шестидесяти пяти тонн с гектара, но в среднем выходит пятьдесят пять – шестьдесят тонн. Впрочем, как уверяет фермер, и в плохие годы урожай перца в сорок пять тонн с гектара приносить прибыль. Разумеется, все поля под капельным орошением, без воды сегодня никто не рискует заниматься земледелием в этих местах. В этом году в хозяйстве планируют собрать около девятисот тонн перца, триста из которых уже уехали покупателям, среди которых и логистические центры, и торговые сети, и консервные заводы, работа с которыми ведется по предварительному договору. Продукцию на заводы фермер возит самостоятельно, а «перекупщики» забирают овощи прямо с поля, своим транспортом.

«Огород» у Велибекова большой, более трехсот гектаров, половина из них занята овощами, часть земли отдыхает. Обращаем внимание – среди стройных рядков перца не видно ни одной травинки.

– Я не экономлю на средствах защиты, – говорит Улубек Велибеков, – все, что положено, делаю. Края поля опахиваю трактором, почву в рядках накрываю специальной пленкой, после обработок проверяю, чтобы даже самого мелкого сорняка не осталось. За сезон перец обрабатываю три-четыре раза. Как будешь ухаживать, обрабатывать, так и получишь. Дорого все стоит, цены растут. Двадцать тысяч стоит литр «химии» от совки. Обработать один гектар – тридцать пять тысяч минимум. А перца у меня сорок гектаров. Накладно, но надо. Цены на химикаты, удобрения растут, а наша продукция не дорожает. Но я завел правило – все субсидии, выданные с расчетом площади земли, в землю и вкладываю. Так что с сорняками уж точно хватает средств бороться. В общем-то, я выращиваю весь ассортимент овощей и бахчевых, традиционных для нашей местности, но главную ставку уже лет восемь делаю на перец.

Почему именно перец? Спрос есть, считает фермер. Договоры по перцу подписаны с четырьмя заводами, а сколько еще предприятий в сезон звонят, заказывают! Реализация перца начинается с середины июля и продолжается до заморозков. Чем теплее осень, тем больше перца увезут с поля покупатели. Обычно сбор перца длится до седьмого октября, но, бывает, и до двадцать пятого октября нет сильных заморозков, и перец продолжает плодоносить и даже успевает вызревать.

В этом году предварительная цена с заводами оговорена в размере двенадцати-тринадцати рублей за килограмм, но, как говорит Велибеков, в разгар предприятия могут и увеличить цену – пятнадцать рублей и выше. Это тоже не особо высокая цена, но зато есть гарантия реализации выращенного урожая. «Цены сами же фермеры и опускают. Кому-то нужны срочно деньги, они сбрасывают и продают большой объем, а покупатели уже на остальных начинают давить – такая цена и все. Другой фермер тоже не выдерживает, отдает дешево. И так всех продавливают. Поэтому по предварительным договорам работать выгодно и надежно», – уверяет Улубек Велибеков. Но и тут надо держать ухо востро! Как-то приезжие молодцы заключили с тремя местными фермерами договор на тыкву, с каждым на сто тонн. А потом выяснилось, что нужно было не триста тонн, а именно сто – перестраховались ребята. Забрали свою сотню тонн, остальное девайте куда хотите. А тыкву в Астрахани реализовать трудно, заводы с ней практически не работают. Везти далеко – выйдет дорого, никто не возьмет. Как-то выкрутились.

Если срок сбора зависит от погоды, то дата сева у Велибекова неизменна каждый год: двадцатого марта семена высеваются во временную теплицу, возводимую прямо на поле. Грунт укрывается пленкой, которая спасает всходы при понижении температуры до двух-трех градусов ниже нуля. Когда рассада достигает в высоту восемнадцатидвадцати сантиметров, растения высаживаются в открытый грунт. Обычно это происходит в начале второй декады мая.

– Раньше никак нельзя, в начале мая еще возможны заморозки, а перец их не выносит, – рассказывает фермер. – Если высаживать рассаду на поле третьегопятого мая, например, то есть риск потерять часть рассады, поэтому нужен большой запас. Но зачем, если можно высадить все десятого-двенадцатого мая, когда точно знаешь, что заморозков уже не будет. Капусту можно рано сажать, даже если мороз ее тронет, она отойдет, а перец погибнет. В этом году, как обычно, высадили перец двенадцатого мая, в срок. Были дожди, но рассада успела укрепиться, и на сроки получения урожая майские ливни не повлияли. Рассаду высаживаю в укрытую почву. Специальный барабан, который расстилает пленку на рядках, я модернизировал, и теперь при укладке в пленке через двадцать сантиметров пробиваются отверстия – в них и высаживаю рассаду. Растение «дышит», а пленка не дает подняться сорнякам.

На поле в основном проверенные сорта, разного срока созревания, чтобы сбор был продолжительным и непрерывным – небольшие партии легче реализовывать, чем весь одновременно созревший объем перца. Основной сорт в хозяйстве – Белозерка, проверенный временем, надежный, и весьма популярный у сельхозпроизводителей и у любителей-дачников. Привлекательность сорта, выведенного в России в девяностые годы прошлого века, обусловлена, прежде всего, его устойчивостью к резким температурным скачкам, что очень актуально для российского климата. Крепкий стебель не гнется под весом плодов, корни мощные и стойкие к вредным насекомым. Плоды ровные, отличного товарного вида и выносят длительную транспортировку. Для ассортимента Велибеков выращивает и другие сорта: Кирилл, Алексий, Полет, но с осторожностью относится к импортным новинкам. Пробовал, утверждает, много чего, но лучше проверенных годами сортов пока ничего не нашел.

– По заказу завода посеял новый импортный сорт, – вспоминает Улубек Велибеков, – плоды большие, по восемнадцать сантиметров, но не краснеют. На заводе, конечно, все забрали, но им не понравилось, видимо, в переработке такие плоды не очень удобны. Снова стали брать сорта, которые я выращиваю.

Востребованы заводами и огурцы. Каждый день с двенадцати гектаров фермер собирает десять-пятнадцать тонн зеленых плодов, сортирует и отправляет в Астрахань. Самые ходовые огурчики по шесть-девять сантиметров, но завод забирает все, главное, чтобы в мешке были огурцы одного «калибра». Огурцы Велибеков считает самой простой культурой: сеют семена сразу в поле, без укрытия, не пасынкуют. Растения, покрывающие почву сплошным ковром, несмотря на расстояние между рядами в три метра, сами себя защищают от сорняков, и не требуют большого числа обработок. Но минус есть. На сбор урожая нужно привлекать большое количество рабочих. Остальные культуры: лук, томат, капуста, кабачки, арбузы, дыни, тоже особых проблем в выращивании не доставляют – технология за двадцать с лишним лет отработана «от и до», сюрпризы может преподнести только погода, и то, если случается что-то совсем уж неординарное.

Кроме пахотных земель у Велибекова около четырехсот гектаров сенокосов и пастбищ. Когда-то эти земли тоже были никому не нужны, а теперь попробуй, найди свободный участок. Первый скот приобретался больше для семейных нужд, для дополнительного дохода. Но, как и с овощеводством, подработка стала в итоге полноценной работой, без выходных и праздников – скот не овощи, на хранение не положишь.

Когда-то в этих местах был крупный совхоз, который разводил КРС симментальской породы липецкой линии. Велибеков еще застал предприятие действующим, покупал там телят на откорм. Был совхоз и в Верхнем Бузане, где выращивали симменталов австрийской линии. Но совхозы закрылись, и фермер стал думать, где же теперь брать телят. И как-то так сложилось: возник вопрос, и тут же пришел ответ – фермеру предложили стать участником конкурса на получение губернаторкого гранта для работы в животноводческом направлении.

Дело это было новое, 2012 год, но среди множества проектов, участвовавших в конкурсе, было отобрано всего три, с формулировкой «самые перспективные». Среди них был и проект Улубека Велибекова. Сумма была получена не маленькая по тем временам – пять миллионов рублей, которые нужно было потратить на покупку скота, сельскохозяйственную технику, построить ферму (площадью двенадцать на пятьдесят метров), провести все коммуникации. С учетом сорока процентов собственных средств, оговоренных условием софинансирования гранта, хватило на все.

– На тот момент у меня было семьдесят голов КРС, – вспоминает фермер. – По гранту я должен был приобрести еще триста голов. В тот год не требовали, чтобы скот приобретался только в племенных хозяйствах, по условиям подходил качественный товарный скот. Мне рассказали, что в Наримановском районе продается большое стадо. Фермерам отказали в аренде, суды они проиграли, и нужно было уходить с земли. Ребятам было выгодно продать все поголовье разом, а я приобрел скот за адекватную цену. Животные были крепкие, здоровые, помесь симментальской и калмыцкой породы. Еще около восьмидесяти голов чистых симменталов я купил в Енотаевском районе. Так сразу у меня появилось огромное стадо, больше трехсот голов всех возрастов.

Скотину фермер купил быстро, пока были горячие предложения. А вот ферма так быстро не построилась. Но решение нашлось. Из заготовленных рулонов сена было сделано ограждение (первый плотный, а второй один верхний рулон на два нижних). Импровизированный забор отлично удерживал стадо, защищал животных от ветра и был съедобным. Часть рулонов стояли в центре площадки, так что «стены» простояли достаточно долго. Для новорожденных телят были сооружены палатки из деревянного каркаса и шифера, остальной скот прекрасно себя чувствовал на открытом воздухе. Через два месяца ферма была готова, и стадо покинуло временное жилище.

На фото: Бык-рекордмсен Мишка

Сегодня у фермера почти все поголовье помесное. В стаде «работают» несколько быков, но чтобы не происходило близко родственного скрещивания, фермеру проще каждый год покупать новых производителей. При этом быки всегда разных пород – симменталы, герефорды, калмыцкие и казахские. «Я не хочу вывести какую-то особенную породу, просто мне нужен мясной скот с крепким здоровьем, приспособленный к местным условиям», – объясняет свою позицию Велибеков.

– Я реализую телят на откорм, приезжают покупатели из разных мест, но все хотят приобрести почему-то помесных бычков. Они, при сохранении всех качеств мясных пород, неприхотливы в содержании и питании. Откормить такого бычка быстрее и проще, чем чистопородного. Например, всем нравится, как набирает вес калмыцкая порода, но никто не хочет ставить на откорм агрессивного теленка. А вот если теленок с калмыцкими кровями, но при этом помешан с симменталом, его купят охотнее на откорм. Чем больше в теленке выражены черты калмыцкой породы, тем меньше за него дают. Например, за годовалого бычка калмыцкой породы дают двадцать тысяч, а за помесь с герефордом такого же возраста двадцать пятьдвадцать восемь тысяч. При продаже ста бычков, разница может быть весьма ощутимой. Но без калмыцких кровей нельзя – это здоровье, выносливость – покупатели понимают. Также не берут на откорм и чистых симменталов, они слабее, но в помеси с казахской белоголовой показывают себя отлично. Мне статус племенного хозяйства не нужен, нужен товарный скот, а для этого все условия есть: содержание, отличные корма, выгул.

Большое поголовье калмыцкой породы появилось в хозяйстве в 2019 году, когда Велибеков получил еще один грант, семь с половиной миллионов рублей, на развитие фермы, как семейного дела. Условия были жестче – приобретать только племенной скот в специализированных хозяйствах. Так, из Лиманского района приехали сто восемь телок калмыцкой породы, которых фермер покрыл быком-герефордом, получив телят, с реализацией которых проблем не возникает.

Быки-производители приезжают из Ставропольского края, по бартеру. Покупатели забирают телят на откорм, а на эту сумму привозят проверенным хозяйствам племенных быков. Это выгодно обеим сторонам. 

– Если я буду покупать где-то племенного быка, – прикидывает фермер, – он мне обойдется по цене двести семьдесят рублей за килограмм живого веса. Если бычок будет двести килограммов, то уже надо отдать пятьдесят четыре тысячи рублей, а бык постарше и того дороже выйдет. А на обмен мне привозят быка из расчета сто пятьдесят рублей за килограмм живого веса. Я, в свою очередь, тоже скидываю цену за телят.

Местная кормовая база располагает к выпасному содержанию скота. Летом стадо пасется на дальних летних площадках, зимой животные на выпас выходят не часто, в хорошую погоду, главное, чтобы не были сильного ветра. Зимний выгул скорее для хорошего самочувствия животных, набору веса не способствует. Летом в рационе только трава, зимой сено и комбикорм из расчета шесть-семь килограммов на голову. Сена Велибеков заготавливает достаточно, излишки продает. Если сеять люцерну, то за лето здесь можно провести два покоса, но Велибеков считает, что это лишние хлопоты, сена хватает и с одной заготовкой.

А вот зерно надо покупать. Озимую пшеницу, ячмень, кукурузу продавцы привозят из Волгограда. Из этого фермер самостоятельно делает комбикорм, добавляя в дробленое зерно жмых, мел. В общем, животные не голодают. Два года назад бык Мишка из хозяйства Велибекова занял первое место на XX Всероссийской выставке племенных овец и коз в Астрахани. Было за что – тонна живого веса!

– На пастбищах скот отлично нагуливает вес, – показывает нам поголовье фермер. – Единственный минус летнего выпаса – мошка, могут загрызть животное до гибели. Справляемся проверенными методами. Обрабатываем скот перед выгулом, а на ночь ставим старое корыто, кидаем туда навоз и поджигаем. Навоз потихоньку дымит, мошка улетает, а коровы спокойно спят. А так мошка способна погубить больше скота, чем волки, которые на взрослых животных не нападают, да и вообще коров стараются обходить стороной. Предпочитают таскать маленьких жеребят. У нас большое поголовье лошадей кушумской породы.

Мясо – основная продукция животноводческого направления хозяйства. Когда-то от симменталов здесь получали и молоко, но трудности со сбытом и отсутствие доярок свели это направление на нет. Молоко теперь только для собственных нужд – любят пастухи молочный чай, каши варят.

Бычков фермер реализует, в основном, в марте, в возрасте полутора лет – год и восемь месяцев. Обычно в ноябре бычки уже стоят на откорме, и с основным стадом не пасутся. К началу весны бычки хорошо набирают вес, и держать их дальше не имеет смысла. «Как только почуют свежую траву, от комбикорма отказываются, просятся на выгул, начинают терять вес», – поясняет Велибеков.

Постоянный покупатель самостоятельно забирает за раз четырехпять быков, отвозит на бойню, расчет ведется уже по весу полученного мяса. Сегодня цена килограмма говядины двести рублей, а средний вес туши двести пятьдесят килограммов. Условия сделки устраивают обе стороны. Забирают на мясо и лошадей. Липецкое предприятие делает колбасу «Казы», а в Башкирии и Татарстане конина часть национальной кухни и пользуется большим спросом. Лошадей покупатели забирают живым весом, израсчета сто тридцать-сто сорок рублей за килограмм. «Лошади по рентабельности не уступают коровам, но выгоднее в содержании. Зимой они пасутся каждый день, и вечером на ферме съедают все, что не доели коровы», – отмечает Улубек Велибеков.

За стройными рядами перца и стадом упитанных коров, фермер не скрывает проблем. Первая проблема уже стала «притчей во языцех» – нехватка рабочих рук. Когда-то в район приезжало около трех тысяч трудовых мигрантов, в этом году нет и десяти процентов от этого числа. Почти все хозяйства остались без рабочих. Велибеков смог оплатить дорогу и привезти трех рабочих, которые регулярно приезжали на сезон с 2006 года. По словам фермера, оставить без работы надежных и ответственных работников он не мог, да и самому без них не справиться. «Бывает, что завтра убирать, а никого нет. Как-то выкручиваемся, в этом году местные жители активно участвуют в уборке», – с надеждой говорит фермер.

– Одна из главных проблем – трудности с получением кредитов. Уже лет шесть, как банки перестали работать с фермерами, хотя на посевную почти всем требуются средства, – рассказывает Улубек Велибеков. – Я раньше пользовался кредитами, платил все вовремя, что-то досрочно закрывал. Рассчитывал на кредит на обработку полей и в 2015 году, но пришел в банк и получил отказ. А у меня сто семьдесят гектаров было, и все уже со всходами. Что делать? Сдал на мясо около двухсот голов КРС, чтобы обработать поля. Поля я спас. Осенью сдал урожай, купил новый скот. Вроде с прибылью, но телки, круглые и ладные, с отличным потенциалом, до сих пор у меня в глазах стоят, которых на бойню забирали. Многие соседние хозяйства, у которых не было скота, тогда резко сократили площади, а многие и до сих пор не восстановились, сажают по пятьдесят гектаров, по десять. Без кредита на большой объем перейти трудно, а получить кредит еще труднее. А ведь развитие хозяйства – это и налоги, и рабочие места.

На поле приехала «фура» от крупной торговой сети из Санкт-Петербурга, короткий перерыв для встречи с нами закончился, фермеру долго разговаривать некогда. Трудности трудностями, а работать надо. Потому что витаминный болгарский перец ждут и жители северной столицы, и Москвы, и многих других городов страны, и Улубек Велибеков подвести их не может.

Людмила Черноносова

Просмотров : 136
ФЕРМЕР. Черноземье

© КОПИРАЙТ, 2013-2019. Все материалы на сайте защищены Законом об авторском праве. Использование материалов с сайта возможно только с письменного согласия Администрации сайта. По вопросам разрешений на публикации и рекламы обращайтесь +7-905-395-28-88. Мобильное приложение доступно на iTunes и AndroidMarket.