Подписаться на новые статьи
Андрей Глухов: "Половину урожая моркови  оставляем на поле"
22 октября 2021

Андрей Глухов: "Половину урожая моркови оставляем на поле"

Овощи – один из брендов Волгоградской области. По объемам производства овощей Волгоградская область занимает третье место в стране, а по некоторым культурам (лук, морковь) – первое. Областными лидерами по овощеводству являются Среднеахтубинский и Городищенский районы, здесь выращивают овощи не только для волгоградских потребителей, но и для всей страны.

Среди хозяйств Городищенского района ферма Андрея Глухова размерами не выделяется, но особенность есть – почти всю посевную площадь фермер отвел под выращивание моркови, оставляя другим культурам участки в объемах требуемого севооборота.

– Почему морковь? – спрашиваем у фермера.

– Больше нравится, да и выращивать проще, – отвечает Андрей Викторович. И, предугадывая наш следующий вопрос, продолжает, – и лично для меня проще, и для экономики хозяйства. Если сравнивать с луком, например, то морковь проще выращивать раза в два. Смотрите, у лука больше вредителей и болезней, за сезон его нужно обрабатывать средствами защиты восемь-десять раз. Это, считай, все лето работать только на одних химобработках, не выходить с поля. Морковь в этом плане устойчивее, хоть и у нее есть вредители, из которых самый надоедливый паутинный клещ, но обрабатывать ее приходится четыре раза. Для производства морковь выгоднее, затраты на химию и на оплату труда меньше. Выигрывает морковь и в хранении у того же лука, в уборке. Хотя в нашем районе урожайность лука доходит до ста тонн с гектара, а моркови до восьмидесяти, это не говорит о выгоде выращивания лука. Есть другое сравнение: урожайность в шестьдесят тонн с гектара у лука маловато для нас, а морковь нормально. Убытки на моркови начинаем считать, если урожай всего тридцать тонн и меньше. Результат зависит и от качества материала, и от погоды.

В этом году погода фермера подвела. Апрельские заморозки и майские ливни отодвинули сроки сева, июньские дожди не позволяли вовремя проводить обработки. Из-за погодных скачков сместились точки роста, что повлияло на качестве продукции – пятьдесят процентов урожая оказалось не товарного вида (кривые, «рогатые» корнеплоды). Такую морковь приходится оставлять на поле, хотя по вкусовым и питательным качествам она такая же, как и морковь товарного вида.

– А куда ее девать? – вздыхает фермер. – Консервных заводов, которым нужна морковь, в округе нет. А ведь это отличное сырье для соков, пюре, овощных рагу. Если бы рядом был консервный завод, можно было бы сдать морковь на переработку. Деньги невеликие, но хоть какую-то часть затрат можно было бы отбить, на ГСМ, например. А возить далеко – не выход, затраты на уборку и перевозку могут оказаться выше цены, которую предложит переработчик. Поэтому оставляем морковь на поле, запашем, сработает как удобрение.

Кстати, Глухов старается использовать органические удобрения – гранулированный куриный помет и донный ил, которые покупает на предприятии в Ленинградской области. Для восстановления почв в хозяйстве применяют классический двупольный севооборот, половина земли отдыхает под парами.

Но и качественный урожай не всегда, как оказалось, удается реализовать. И погода тут абсолютно не при чем. В прошлом году погода была благоприятная для выращивания моркови, посеяны качественные голландские семена, урожай вышел всем – и объемом, и  качеством, и покупатели были настроены на работу. Но в жизнь фермеров вмешалась пандемия, и от этого фактора стало зависеть очень многое.

– Школы, детские сады не работали, рынки не работали, санатории, столовые и кафе, – сетует Андрей Викторович. – А это наши покупатели. Весной пришлось много моркови выкинуть. Очень много. И вся морковь была отличная, одна к одной.

– В этом году будете закладывать урожай на хранение?

– Конечно. Мое хозяйство небольшое, но ориентировано на хранение. Общая мощность хранилищ пятьсот тонн, закладываем по максимуму. В основном морковь, и совсем немного свеклы, но не каждый год.

– Хранение влияет на итоговый финансовый результат?

– При обычной ситуации, да. Цена на овощи зимой и весной повышается. В это время реализовывать урожай выгоднее, чем осенью с поля, несмотря на дополнительные затраты на хранение (оплата рабочих, электроэнергия). Прошлый год, конечно, показал, что в любой отлаженный процесс могут вмешаться непредвиденные ситуации, но исключения, как известно, подтверждают правила. Хранение – дело выгодное.

– По какой цене в настоящий момент Вы реализуете свою продукцию?

– Пока начали продавать с поля, живые деньги тоже необходимы. Цены по чуть-чуть пока растут. Продаем морковь девятнадцать – двадцать два рубля за килограмм, свеклу за двенадцать-пятнадцать. В прошлом году в это время за морковь предлагали тринадцать-шестнадцать рублей. Цены на овощи повысились, но за ростом цен на семена, удобрения, средства защиты, которые за год выросли в два раза, а то и больше, не успевают. Моя продукция в производстве стала дороже, цена на нее тоже подросла, а рентабельность заметно упала. Рынок диктует цену, известная истина. Даже если фермер будет стоять на своей цене, всегда найдется тот, кто продаст дешевле, и все вслед за ним будут вынуждены снижать цены. При этом, если снова цены на удобрения, семена и прочее поднимутся в два раза, не факт, что цены на мою продукцию снова заметно повысятся. Цена на овощи, обычно, повышается только зимой, и уже в новый сезон мы входим с новыми ценами, которые потом никак не меняются, если затраты на производство начинают расти.

Едем в поле. Ботва еще ярко-зеленая, крепкая, но кое-где уже виднеются белые зонтики соцветий. «Цветение зависит и от сорта, и от погоды, но ничего страшного не происходит, все в пределах нормы», – разъясняет фермер.

Глухов сеет ранние и среднеспелые сорта моркови, которые выдерживают несильные заморозки, поэтому уборка в хозяйстве продолжается до десятого ноября. С ранней морковью в этом году, опять-таки из-за погоды, вышел казус. Войти в поле, подготовленное для ранней моркови, вовремя не получилось, сроки сдвинулись, поэтому морковь пришлось убирать в сентябре. Ранняя морковь убирается вручную, чтобы не повредить нежные молодые корнеплоды. Осенний урожай убирает комбайн, но на это поле комбайн не загонишь, здесь готовились сеять и убирать раннюю морковь.

Рабочих на поле немного, девять человек. Это и местные жители, и несколько самостоятельно приехавших мигрантов. А нужно не меньше двадцати пяти человек. Местные, несмотря на хороший заработок, работать не идут. А если и выйдут на работу, не факт, что придут и на следующий день.

Затея с привлечением рабочих рук из города, которая работала много лет назад, сегодня эффекта не приносит. Надо нанять автобус, оплатить ГСМ и работу водителю, а от приезжающих работников толка нет. Работают немного, мешков десять соберут и бросают. Говорят, заработают тысячу и им нормально, а сколько фермер потратил на транспорт, никого не интересует. Получается что-то похожее на благотворительность, а не на трудовые отношения.

Выход Глухов видит в механизации труда, поэтому старается приобретать современную технику, которая поможет решить проблему нехватки рабочих рук – морковоуборочные комбайны, новые тракторы.

– Новую технику покупаем в лизинг, по-другому никак, – показывает нам сельхозмашины Андрей Викторович. – Вот приобрели трактор Нью Холланд, дорого, но своих денег стоит. Подумали, подпоясались потуже и купили. Работаем на нем вдвоем с братом. Если на уборку еще находятся рабочие, то тракториста в округе не сыскать, нет трактористов. Купили бельгийский морковоуборочный комбайн и турецкий оборотный плуг Альпер, который производит вспашку на любых типах почв без свальных гребней и развальных борозд, поле получается ровное.

– Отечественную технику не жалуете?

– Покупаю и наши марки, но качество у них еще хромает. Отечественные производители привлекают выгодной ценовой политикой, можно купить неплохую производительную сельхозмашину, но ремонтировать ее будешь постоянно. Да, машина делает все то, что обещано производителем, делает это хорошо, но ломается. Если бы не риск вечного ремонта, то многие бы фермеры брали технику отечественного производства. И производители это вроде бы понимают, но почему-то ничего не делают для повышения качества. Наоборот, с каждым годом ситуация, на мой взгляд, хуже. К отечественным я отношу и трактора МТЗ, здесь такая же «болячка». Вот трактор МТЗ 2007 года, хорошая машина, рабочая, еще можно работать и работать. А вот трактор этого же завода, той же марки, но 2012 года – качество уже никакое, все сыпется. А сейчас и вовсе, не знаю, что ждать. Купишь и едешь – одной рукой рулишь, другой молишься.

Нехватка рабочих рук натолкнула фермера на мысль о расширении  направлений деятельности. В планах у Глухова заняться выращиванием зерновых. Городищенский район овощеводческий, и зерновыми занимаются считанные единицы фермеров, но опыт, на который можно опираться, все же есть. Есть и земля под зерновые культуры, около двухсот гектаров. А другие ресурсы для перехода есть?

– Ресурсов нет, – рассуждает Андрей Глухов. – Но когда я пришел из армии, кроме овощеводства, заниматься у нас на хуторе было нечем. Я начал с одного паевого гектара. А сейчас все-таки не с нуля начинать. Уже есть часть техники, недостающую можно купить, опять-таки в лизинг. Да, дело незнакомое, в округе зерноводов нет, но надо что-то менять в работе. Делать ставку только на овощи, которые требуют большое количество рабочих рук, нельзя. От ручного труда нужно уходить. Перспективы у зерновых есть, в нашей местности можно получать продовольственное зерно третьего, четвертого класса. Если все получится, можно отказаться от овощей, а можно продолжить ими заниматься, время покажет. У меня сейчас тридцать гектаров под овощами, можно и оставить.

– Может, государство поможет? Интересовались мерами поддержки?

– Государство пусть лучше не мешает, работаем и работаем, сами справимся. Вот есть лизинговые программы, на этом спасибо. А все остальное только лишняя бумажная волокита и беготня по коридорам. У меня небольшая площадь, даже если что-то и начислят, так надо бросать работу и заниматься только оформлением документов. Ну, получу я эти копейки, а сколько потеряю, пока бегать буду? Да и особо не разбежались мне что-то давать. Как-то узнал про субсидии, которые покроют часть затрат на покупку воды у водхоза. Собрал все документы, а денег не получил, сказали, что на район не выделили средств. С тех пор больше не пробую даже получить от государства деньги. Ничего, работаю. И с новым делом постараюсь справиться.

Людмила Черноносова, Ольга Уманская

Просмотров : 1782
ФЕРМЕР. Поволжье
Sub_Class with id 701 does not exist
ФЕРМЕР. Черноземье
Sub_Class with id 712 does not exist

© КОПИРАЙТ, 2013-2019. Все материалы на сайте защищены Законом об авторском праве. Использование материалов с сайта возможно только с письменного согласия Администрации сайта. По вопросам разрешений на публикации и рекламы обращайтесь +7-905-395-28-88. Мобильное приложение доступно на iTunes и AndroidMarket.