Подписаться на новые статьи
Магомед Магомедов: «Зарабатываю на животноводстве и вкладываю в развитие растениеводства»
23 ноября 2021

Магомед Магомедов: «Зарабатываю на животноводстве и вкладываю в развитие растениеводства»

Какое направление агробизнеса прибыльнее – животноводство или растениеводство? Знать точно могут только те сельхозпроизводители, кто занимался или продолжает заниматься и тем, и другим видом деятельности. И это вопрос часто поднимается в наших беседах с фермерами, которые в каждом направлении видят для себя и плюсы и минусы. 

«В растениеводстве проще. Посеял, обработал, убрал, продал, есть время отдохнуть до следующей посевной. А в животноводстве никакого отдыха. Корми, ухаживай, лечи каждый день», – говорят одни. «Зато молоко и мясо – это живые деньги. Сдал, получил», – парируют другие. «А корма? Погода подвела, кормов не заготовил, скот придется резать, какая тут работа?», – находят, что ответить, первые. «Если грамотно вести хозяйство, то и на покупных кормах можно работать. А неурожай больше бьет по растениеводам», – находя аргументы вторые.

Но, как правило, все едины в одном мнении: растениеводство рентабельнее животноводства, и в первые этапы становления животноводческого хозяйства в него инвестируют доходы от растениеводства. А в каждом правиле есть исключения.

Фермер Магомед Магомедов из Черноярского района Астраханской области занимается овцеводством около двадцати лет. Сегодня в хозяйстве две с половиной тысячи голов маточного поголовья эдильбаевской породы.

– Отец мой занимался животноводством, и я стал заниматься, – рассказывает Магомед Магомедов. – Начинал с небольшого поголовья. Первая земля – колхозные паи, которые получил отец. Была возможность покупать пастбища – покупал. Рядом были земли фермерововощеводов. Мы между собой делились и проблемами, и успехами. Они видели, как я у меня дела, я видел, как они развивались. Мне стало интересно, а смогу ли я выйти из рамок традиционного для семьи занятия и начать выращивать овощи? Посадил немного лука, результат порадовал. Стал покупать не только пастбища, но и пахотные земли. Двенадцать лет я занимался покупкой, межеванием, оформлением земель. Сейчас у меня тысяча гектаров собственной земли, тысяча гектаров арендной, и каждый год ввожу новые участки. На покупку и межевание шли средства, полученные от продажи мяса.

Проблем со сбытом нет. Часть баранчиков реализуется живым весом покупателям, которые сами приезжают на ферму, часть Магомедов отвозит на бойню, откуда забойщик отправляет мясо уже по своим каналам сбыта. Цена баранины сто семьдесят-сто восемьдесят рублей за килограмм живого веса и триста пятьдесят-триста восемьдесят рублей за килограмм туши.

Средний предубойный вес барана сороксорок пять килограммов. За год Магомедов сдает на мясо до полутора тысяч голов, это, в среднем, пятьдесят тонн живого веса. (Выход ягнят от 70-80% до 95-100%, в зависимости от сезона. – Прим.)

– Цены устраивают? – интересуемся у фермера.

– Отлично все! – улыбается в ответ Магомед Абдурашидович. – Баранину покупают хорошо, спрос превышает предложение. Надо бы увеличивать поголовье, но все зависит от наличия кормов. В прошлом году была засуха, травы было мало. В этом году дожди шли часто, травы много, зелень держалась долго, не сохла. Конечно, мне сейчас заниматься мясом выгодно, прибыль идет. Мелкое скотоводство быстрее окупается, чем ферма КРС. Но, прежде чем хозяйство заработало на меня, я работал на хозяйство.

– Посмотрев на успехи вашего хозяйства, кто-то решит тоже решит заняться овцеводством. С какими трудностями столкнется сегодня начинающий животновод?

– Самое трудное – отсутствие свободной земли. Пастбищ не хватает даже для развития уже существующих много лет хозяйств, а начинающему овцеводу надо сразу триста-пятьсот гектаров. Таких участков больше нет. Как нет и смысла начинать с меньшего количества земли. Разве кто-то захочет, как и я, работать пятнадцать-двадцать лет до первой настоящей прибыли. Сейчас надо начинать работать сразу с тысячью голов маточного поголовья, тогда будет смысл. Это минимум семь-восемь миллионов рублей на приобретение отары. Сразу надо заготовить корма: тысяча рулонов сена, двести тонн зерна. Рулон люцерны, весом в двести пятьдесят килограммов, стоит полторы тысячи рублей. Надо построить сараи, склады. Надо нанять людей, платить им зарплату. Чтобы организовать такое хозяйство надо иметь около пятнадцативосемнадцати миллионов рублей. Но даже если деньги не проблема, надо понимать, что за эти миллионы покупаешь, прежде всего, круглосуточную работу для себя, без отдыха и сна. Жить придется на ферме, на поле. Вот, говорят, что там баранов пасти? Купил и пусть гуляют, просторы, вон какие. Потом на мясо сдал, деньги получил, какие трудности? Нельзя купить все, и сидеть ждать, когда поступят деньги на счет. В сельском хозяйстве такая схема не работает. Работать должен ты сам. С нуля, без инвестиций, я шел к результату двадцать лет. Кто-то захочет сейчас повторить этот путь?

Выход на стабильный доход позволил фермеру вплотную заняться овощеводством. Первым делом занялся орошением – рядом Волга. Главная проблема обозначилась сразу: между рекой и полями фермера проходит федеральная трасса «Каспий». Поэтому, проект усложнился, трубу нужно было укладывать методом прокола.

– Трудности с обустройством мелиорации связаны, в моем случае, большей частью со временем, – говорит Магомед Магомедов. – Сначала долго ждали разрешение выйти к Волге. Потом провели линии КТП. Стали прокладывать трубу, она пересеклась с трассой, нужно делать прокол. На эти работы тоже нужно получить разрешение. Занимались документами по проколу десять месяцев. На сегодня мы делали три прокола, на каждый ушло по одному году. Процедура длительная, сложная, надо постоянно ездить в Астрахань, это от нас 250 километров. Нужно найти компанию, у которой есть разрешение на такие работы, заключить договор, согласовать все с дорожниками. И на каждый прокол новый сбор документов. А одним проколом не обойтись. Орошаемые участки на разных расстояниях, и гнать всю воду через одну трубу, значит терять давление, нагружать насосы, тратить лишние киловатты, а в итоге нести финансовые потери.

Мелиоративной системы на этих полях никогда не было. Усложнял все берег Волги – высокий (тридцать метров) крутой яр. Поднять воду на такую высоту вопрос не из легких, но с современным оборудованием все стало возможным. Сегодня в хозяйстве Магомедова три орошаемых участка: сто семь гектаров, девяносто и восемьдесят. В системе подачи воды мощные плавучие насосные станции. Вода, прежде чем попасть в трубку капельного орошения, проходит через гравийные фильтры тонкой очистки, чтобы песком и мусором не забивались капельницы.

На данный момент на систему орошения Магомедов потратил пятнадцать миллионов рублей. Это собственные средства, заработанные на производстве мяса. Каждый год фермер планирует вводить в систему орошения новые участки. Проект на 2022 год уже проходит согласование в инстанциях.

По программе компенсации затрат на мелиорацию, государство возмещает 60% средств, потраченных на ее создание. Магомедов получил возмещение за 2020 год, уже должны поступить деньги и за 2021 год. Но, даже с учетом возмещения затрат, как считает фермер, мелиорация – неподъемное дело для начинающего фермера в отсутствии инвестиций или достаточного начального капитала.

– Надо учитывать, что с вводом в эксплуатацию системы капельного орошения траты не закончатся, – уточняет Магомед Абдурашидович. – Ежегодно нужно покупать новую капельную трубку, расходы на которую составляют, примерно, 8% от стоимости проекта. И, как я уже говорил, пока вкладываю деньги, заработанные на животноводстве. Если бы у меня не было этих средств, то я бы и на овощи потратил двадцать лет, чтобы увидеть первую прибыль. А так процесс идет быстрее.

Ускорится развитие хозяйства и с получением в этом году гранта по программе развития семейных ферм, сумма которого составила тридцать миллионов рублей (двадцать один миллион на покупку сельскохозяйственной техники и девять миллионов на строительство овощехранилища). Пока часть техники и склад Магомедову приходится брать в аренду. В этом году из-за погодных условий и поздней весны задержались сроки выхода в поле, и за арендной техникой скопилась очередь. Пришлось ждать, когда освободится техника, и это тоже сказалось на сроках посевной, и, соответственно, на результатах сезона. Сейчас Магомедов ожидает перечисления грантовых средств на счет, и надеется, что к следующей весне успеет купить все необходимое. «Даже с опозданием я остался в плюсе, результат неплохой. А со своей техникой будет еще лучше», – оптимистичен фермер.

Грант поможет дополнить парк сельхозтехники хозяйства, в котором уже есть комбайн для уборки лука, луковый копатель, трактор «Беларус», ботвоудалители. На средства гранта будут приобретены энергонасыщенные тракторы, сеялки, грядообразователи, плуги, культиваторы.

– Лукоуборочный комбайн, который я купил, производит небольшое предприятие в Ставрополе, – показывает нам технику фермер. – Конструкция простая, ничего навороченного нет, но свою задачу машина выполняет хорошо. Соседи работают на таком уже десять лет. Мы комбайн модернизировали – удлинили сортировочный стол – это повысило производительность. Комбайн и в обслуживании прост. Отработает сезон, всю профилактику проведешь и снова в поле. Я купил его за миллион двести тысяч рублей. Аналогичные машины известных марок стоят уже три-четыре миллиона, а от мировых брендов еще дороже. Луковый копатель купили производства Беларуси, ботворезку. В этом сезоне процесс уборки проходит так: сначала запускаем ботворезку, потом копатель, и следом комбайн. До этого уборку лука производили вручную.

Луком Магомедов стал заниматься четыре года назад, выделив под эксперимент два гектара. В этом году луком занято сорок два гектара. Еще двадцать пять гектаров болгарского перца, тридцать капусты, столько же томатов. И снова эксперимент на двух гектарах – морковь.

– Лук в Черноярском районе самый лучший, – заявляет Магомед Мамедов. – Почва у нас полупесчаная, корнеплоды получаются ровные, красивые. Урожайность – сто двадцать – сто сорок тонн с гектара. Я, можно сказать, начинающий овощевод, и такая урожайность для меня очень хорошая. Выращиваю лук Манас, Дайтона, Сандра – сорта, проверенные в наших условиях, но пробую и другие, а на 2023 год запланировал работу с ранними сортами лука.

В севообороте у Магомедова, кроме овощей, сто двадцать гектаров зерновых – ячмень, пшеница, тритикале. Как объяснил фермер, после овощей в почве остается мощный влагозаряд и, если оставить поле пустым, сорняки вырастут в рост человека. Отдавать сорнякам влагу и запас оставшихся в почве удобрений, рачительный хозяин не будет. Сорнякам – бой, а поле под зерновые. После овощей урожайность зерновых двадцать – двадцать пять центнеров с гектара, это существенное пополнение кормовой базы. Кстати, после уборки на поле пускают баранов, которые подъедают проросшую падалицу. И поле чистое, и бараны сытые.

– Пшеница в этом году вышла отличная, мне даже предлагали купить ее как продовольственную, – делится итогами сезона Магомед Магомедов. – Но самому нужно зерно, лишний запас кормов не помешает. А продать есть что. Перец сорта Амаретта в этом году – шестьдесят тонн с гектара, это не высокий результат, но достаточный, чтобы заработать. Самое главное – поймать цену. Хотя в этом году со сбытом трудновато. Из-за позднего сева и поздний сбор, а морозы ранние, рабочих рук не хватает. Первый лук ушел на консервный завод, сейчас готовим лук к закладке в хранилище. Сегодня цена на лук восемь-десять рублей, это мало... Затраты на производство лука при урожайности сто тонн с гектара – шесть рублей на килограмм. Плюс уборка, плюс подготовка к хранению, аренда склада, оплата электричества. Поэтому будем держать лук, пока цена на него до пятнадцати рублей хотя бы поднимется, а это будет, думаю, ближе к весне.

– При таких ценах на овощи, не страшно было брать грант? Ведь даже 40% собственных средств внушительная сумма для любого хозяйства. Среди фермеров бытует мнение, что грантополучатели страдают от избыточного контроля и больше тратят времени на отчетность, чем на работу, – задаем еще один вопрос Магомеду Магомедову.

– Мне уже нельзя бояться, можно только работать, – улыбается фермер. – Я шел на грант, четко зная, что мне нужна техника и склад. Деньги выделили, на эти цели и пойдут. Вот деньги на трактор, вот трактор в поле работает, вот документы на трактор – работать можно. Я считаю, что государство сегодня хорошо помогает фермерам, и кто хочет этой помощью пользуется. Когда кто-то жалуется, я говорю: если тяжело, не сажайте, не занимайтесь землей. Всегда есть выбор работать на себя или идти работать на кого-то, чтобы голова не болела. Я свой выбор сделал.

Людмила Черноносова Евгений Симонов

Просмотров : 1640
ФЕРМЕР. Поволжье
Sub_Class with id 701 does not exist
ФЕРМЕР. Черноземье
Sub_Class with id 712 does not exist

© КОПИРАЙТ, 2013-2019. Все материалы на сайте защищены Законом об авторском праве. Использование материалов с сайта возможно только с письменного согласия Администрации сайта. По вопросам разрешений на публикации и рекламы обращайтесь +7-905-395-28-88. Мобильное приложение доступно на iTunes и AndroidMarket.