Подписаться на новые статьи
Алтайский хлопок – это не фантастика
05 мая 2018

Алтайский хлопок – это не фантастика

Объединенная делегация ректоров аграрных вузов Узбекистана с рабочим визитом побывала в ряде российских городов. Ученые среднеазиатской республики встречались с коллегами из Москвы, Ставрополя, Краснодара, Волгограда, Казани, Саратова. Мероприятие оказалось обделенным вниманием СМИ и общественности, однако, за ним начинают просматриваться масштабные перемены в аграрно-промышленных комплексах обеих стран.

Дороже денег

Как стало известно «Фермеру», по итогам визита были подписаны договоры о сотрудничестве, составлены дорожные карты по обмену специалистами, совместной подготовке студентов и даже взаимном признании вузовских дипломов. Руководитель делегации, ректор Ташкентского государственного аграрного университета Ботиржон Сулаймонов неоднократно подчеркивал, что совместная проработка вопросов, связанных с развитием сельского хозяйства и подготовки кадров, делается по поручению президентов Российской Федерации и Республики Узбекистан – Владимира Путина и Шавката Мирзиеева. Напомним, в конце прошлого года прошла информация, о том, что Узбекистан прекращает поставки хлопка в Россию и берет курс на сокращение его экспорта. Одновременно наращиваются поставки за рубеж готовой текстильной продукции. Логичный шаг в плане развития экономики суверенного государства. Однако нельзя не заметить, что основные средства в создание хлопково-текстильных кластеров в Узбекистане вложили западные, в частности, британские инвесторы. Если придерживаться конспирологической версии, то в условиях конфронтации России с Западом, сделали они это с одной простой целью: оторвать противника от узбекских поставок и подорвать его экономику. Как бы то ни было, но такой поворот событий действительно мог бы негативно отразиться на состоянии текстильной, оборонной, химической отраслей РФ. До 40% хлопкового сырья страна импортирует из Узбекистана, а альтернативные источники на мировом рынке не могут компенсировать и малой доли выпадающих объемов.

Казалось бы, такой поворот событий должен был привести к осложнению взаимоотношений между двумя странами. Однако на деле происходит с точностью до наоборот. Визит в Россию ученых-аграриев из Узбекистана – лучшее тому подтверждение. Взять, к примеру, планируемую масштабную совместную подготовку кадров для агарного сектора. Понятно, что специалисты с высшим образованием – «товар» дорогостоящий, а вложение немалых средств в их обучение имеет смысл только при одном условии, если выпускники будут востребованы в растущей экономике, в реализации масштабных инвестпроектов.

Вот вам гранат, а вот хурма

Впрочем, ученые-аграрии из России и Узбекистана плодотворно сотрудничали и раньше. В то время, когда западные инвесторы строили в Узбекистане предприятия по переработке хлопка, в Волгоградской области полным ходом шла работа по выведению скороспелых сортов хлопчатника, пригодных для выращивания на российской территории. Можно сказать, что российский хлопок уже состоялся. Его качество по достоинству оценили текстильщики России, Белоруссии и Италии. Возглавил эту работу доктор сельскохозяйственных наук из Узбекистана, в настоящее время профессор Волгоградского государственного аграрного университета Ойбек Кимсанбаев. Он принял участие в работе узбекской делегации и рассказал «Фермеру» о том, какие перспективы открывает двум странам сотрудничество в сфере сельскохозяйственной вузовской науки.

– В ходе визита узбекских ученых не раз упоминалось о том, что он состоялся по инициативе президентов России и Узбекистана. Внимание первых лиц государств всегда увязывают со значимостью события. Как оно может отразиться на развитии сельскохозяйственного производства в обеих странах?

– Перемены в сельском хозяйстве давно назрели. Давайте вспомним «Доктрину продовольственной безопасности Российской Федерации». Она принята в 2010 году, но сейчас ее можно считать устаревшей. А все потому, что она писалась под реалии членства России в ВТО. Но с 2014 года введены западные санкции, из-за которых соблюдение принципов Всемирной торговой организации было пущено под откос. Мы видим, что сегодня российская сторона рассматривает возможные варианты изменения продовольственной доктрины, ищет новые пути развития своего сельского хозяйства. И сотрудничество с Узбекистаном дает России такие возможности.

– Если говорить о принятых дорожных картах и соглашениях, как они скажутся на упомянутом вами сотрудничестве?

– Руководство России понимает, что в условиях, когда интеграция в мировые рынки осложнена, нужно искать внутренние резервы. Ученые Узбекистана готовы предложить помощь в организации производства альтернативных и высокодоходных культур – хлопчатника, арахиса и даже тропических граната и хурмы. На одном зерне далеко не уедешь. Животноводческая отрасль может получить технологии разведения овец каракулевых пород, верблюдов, тутового шелкопряда. А еще мы готовы делиться опытом переработки плодоовощной продукции. Российская армия – неиссякаемый потребитель сухофруктов. Фермер, который освоит их производство, будет обеспечен высоким и гарантированным доходом.

– Гранат и хурма – звучит как фантастика.

– А для нас – это реальность. Мы же доказали, что хлопок может вызревать в условиях Волгоградской области и давать высокий и качественный урожай. А ведь всего пять лет назад многие над этой перспективой только посмеивались. С гранатом сложнее, потому что это тропическая культура, но и ее научились выращивать в субтропиках. На очереди – расширение его ареала до умеренно-континентальной зоны. Инжир, хурма также могут быть адаптированы к условиям России. Сейчас мы тщательно изучаем сорта и гибридные комбинации этих культур. Хорошо продвигается работа по адаптации арахиса. Для этих целей в Россию завезено 20 сортов. Уверен, что скоро сможем порадовать потребителей выращенным в Волгоградской области арахисом.

– Новые технологии, новые культуры – это здорово. Но как заинтересовать фермера, чтобы он начать сеять тот же хлопок, не говоря уже о хурме и гранатах?

– Вот тут мы и подошли к вопросу о подготовке кадров. Нужны специалисты, которые знают, как выращивать новые культуры. Они должны прийти в хозяйства, стать своего рода катализаторами зарождения в России новых отраслей сельхозпроизводства. Невероятный толчок развитию аграрного сектора обеих наших стран даст и взаимное признание вузовских дипломов. Представляете, какая конкурентная борьба развернется. Молодые узбекские выпускники вузов будут бороться за возможность работать на земле, а хозяйства и даже наши государства – за классных специалистов. Здоровая конкуренция и вливание свежих сил всегда идет на пользу экономике. Но, скажу честно, аграрии, которые делают ставку на работу «по старинке», могут не выдержать конкуренции и уйти с рынка.

– За новыми технологиями и отраслями должны стоять серьезные инвестиции. Откуда они придут на российскую землю?

– Когда интегрируется научное сообщество, то за ним сразу же подтягиваются и инвесторы. Хватило нескольких дней, чтобы вслед за визитом узбекских ученых в Ставрополь и Волгоград нагрянули узбекские инвесторы. Переговоры были закрытыми, но сам такой факт показателен. Богатых людей в Узбекистане достаточно, и они готовы вкладывать деньги в экономику России. Но им надо знать «как, через кого и при каких обстоятельствах» это делать. Как правило, серьезный инвестор направляет в регион «системного аналитика», который изучает обстановку на местах, с кем можно иметь дело, что может принести хорошую прибыль. Но главным экспертом является наука. Например, образно, я пять лет работаю в Волгограде, имею определенное видение ситуации в сельском хозяйстве региона, могу оценить перспективы создания нового хлопкового бизнеса в этом регионе: какие сорта хлопка можно высевать, на каких площадях, в каких районах, в каком количестве. Вот так, направляя сюда ученых, студентов и аспирантов можно наращивать инвестиционный поток из Узбекистана.

– Как сейчас продвигается хлопководство?

– С нами желают сотрудничать сельхозпроизводители из Астрахани, Ставрополя, Калмыкии, Краснодара, Ростова. Казань хочет работать в области молекулярной генетики хлопчатника, изучать ценные хозяйственные признаки. Говорят, что готовы предоставлять результаты исследований, получая взамен хлопковое сырье для местного порохового завода. Готов сеять хлопок даже Алтай. Первая партия семян уже ушла к заказчикам. Вот так в Алтайском крае началось развитие хлопководства.

Почему Россия не Британия

– Узбекистан развивает сотрудничество в сфере хлопководства с западными партнерами. Зачем ему идти в Россию, и в ее лице растить для себя конкурента?

– Узбекистан - суверенная и открытая для экономического сотрудничества страна. Взаимодействие с зарубежными партнерами стоится в интересах ее народа. Создание мощной хлопкоперерабатывающей промышленности можно назвать успешным экономическим проектом. Но нельзя «складывать все яйца в одну корзину». В республике идут серьезные реформы сельского хозяйства, планируется бурный рост производства. Есть два пути. Первый – развивать сельхозпроизводство на имеющихся у Узбекистана небольших площадях, а второй – диверсифицировать экономику через другие страны, осваивая неиспользуемые площади. Выгоды будут очевидны для обоих партнеров.

– Расскажите, какие преобразования идут в аграрном секторе Узбекистана, и чем может помочь ему Россия?

– Хлопчатник, зерновые, и некоторые другие культуры постепенно будут уходить на второй план и заменяться высоко маржинальными культурами для нашего региона, такими как нут, соя, цитрусовые и ягодные растения. Планируется развивать овоще- и бахчеводство, садоводство, выращивать лекарственные травы. Важное место отводится развитию рыбного хозяйства. Все что Россия производит у себя, мы, опираясь на ее опыт, намерены производить в Узбекистане.

– Может ли так случиться, что уменьшая посевы хлопчатника, Узбекистан начнет закупать его для своей текстильной промышленности у России?

– Кто знает. Ситуация в экономике меняется стремительно. Не исключаю и такой вариант. Но сейчас главное, чтобы производство этой культуры в полную силу заработало в России. И, конечно же, нам важен российский опыт в сфере аграрного образования, ведь Узбекистан нуждается в квалифицированных кадрах. В частности, достигнуто соглашение об открытии в Ташкенте филиала Астраханского технического университета, где будут готовить дипломированных специалистов для рыбоводства. У нас был выбор: по пути какой системы образования идти и развиваться. Но, судя по реакции ректоров, ближе всего оказались российские образовательные стандарты. Они легко адаптируются к условиям республики Узбекистан.

– Вы довольны результатами своей работы в России?

- Да, доволен! Более того скажу, быть причастным к мировым переменам в области сельского хозяйства и продовольственной конъюнктуры, это непередаваемые ощущения. Пилотный вариант по созданию законченного цикла хлопковой отрасли в условиях России возможен. И мы, по сути, вновь это доказали, с командой ученых, соратников, фермеров и простых крестьян, механизаторов и лаборантов, инженеров и бизнесменов.

По сути, с нуля организована новая отрасль – хлопководство. Сейчас работаем с другими, ранее экзотическими для российского земледелия, культурами, перемещаем их на новые ареалы произрастания. Сегодня решаются грандиозные задачи, под стать тому, что в свое время проделал великий ученый-селекционер Николай Иванович Вавилов. И они должны работать на экономику наших двух стран.

Владимир Ельников

Просмотров : 587
ФЕРМЕР. Черноземье

© КОПИРАЙТ, 2013-2019. Все материалы на сайте защищены Законом об авторском праве. Использование материалов с сайта возможно только с письменного согласия Администрации сайта. По вопросам разрешений на публикации и рекламы обращайтесь +7-905-395-28-88. Мобильное приложение доступно на iTunes и AndroidMarket.